Письмо с каникул — Дирк Опперман

Три вороны кричат из кроны кизила
надо мной; перепелами в траву
множество дней уже проскользило.
Утром копал я у озерка
для рыбалки червей — а нашел трилобита,
будто лист из забытого дневника. Читать далее «Письмо с каникул — Дирк Опперман»

Письмо ко князю Александру Михайловичу Голицыну — Александр Сумароков

Письмо ко князю Александру Михайловичу Голицыну, сыну князя Михаила Васильевича

Примаюсь за перо, рука моя дрожит,
И муза от меня с спокойствием бежит.
Везде места зрю рая.
И рощи, и луга, и нивы здесь, играя,
Стремятся веселить прельщенный ими взгляд,
Но превращаются они всяк час во ад. Читать далее «Письмо ко князю Александру Михайловичу Голицыну — Александр Сумароков»

Привет, король бубновой масти — Екатерина Горбовская

Привет, король бубновой масти.
Ты появился в октябре,
И я искала слово «счастье»
В большом толковом словаре.
Напрасно плакали чернила
На строчках странного письма… Читать далее «Привет, король бубновой масти — Екатерина Горбовская»

Письмо из «Красной стрелы» — Михаил Дудин

Когда тебе я не помощник в горе,
Когда слова сочувствий ни к чему, —
Печальному, с самим собой в раздоре,
Я обращаюсь к твоему уму.

Еще не все испробовано в мире,
Еще он свеж и не кровоточит.
Вильям Шекспир не думает о Лире,
И Лермонтов о Пушкине молчит. Читать далее «Письмо из «Красной стрелы» — Михаил Дудин»

Письмо к приятелю в Москву — Александр Сумароков

Знать хочешь ты, где я в Петрополе живу —
О улице я сей еще не известился
И разно для того поднесь ее зову,
А точно то узнать не много я и льстился.
Но должно знать тебе, писать ко мне куда:
Туда. Читать далее «Письмо к приятелю в Москву — Александр Сумароков»

Хиромант, большой бездельник — Николай Гумилев

Хиромант, большой бездельник,
Поздно вечером, в Сочельник
Мне предсказывал: «Заметь:
Будут долгие недели
Виться белые метели,
Льды прозрачные синеть. Читать далее «Хиромант, большой бездельник — Николай Гумилев»

Письмо к Косте Бузину, в соседний дом — Вера Полозкова

Ты его видел, он худ, улыбчив и чернобров. Кто из нас первый слетит с резьбы, наломает дров? Кто из нас первый проснется мертвым, придет к другому — повесткой, бледен и нарочит? Кто на сонное «я люблю тебя» осечется и замолчит?

Ты его видел, — он худ, графичен, молочно-бел; я летаю над ним, как вздорная Тинкер Белл. Он обнимает меня, заводит за ухо прядь — я одно только «я боюсь тебя потерять». Бог пока улыбается нам, бессовестным и неистовым; кто первый придет к другому судебным приставом? Слепым воронком, пожилым Хароном, усталым ночным конвоем? Ну что, ребята, кого в этот раз хороним, по чью нынче душу воем? Читать далее «Письмо к Косте Бузину, в соседний дом — Вера Полозкова»

Письмо от жены — Джек Алтаузен

Там, где яворы мирно дремали,
Тишиной и прохладой полны,
В незнакомом селе, на привале,
Поучил я письмо от жены.

И прочел я, волненьем объятый,
Дорогие для сердца слова.
На конверте был адрес обратный
И отчетливый штемпель «Москва». Читать далее «Письмо от жены — Джек Алтаузен»

Марфа Посадница — Сергей Есенин

— 1 —
Не сестра месяца из темного болота
В жемчуге кокошник в небо запрокинула, —
Ой, как выходила Марфа за ворота,
Письменище черное из дулейки вынула.

Раскололся зыками колокол на вече,
Замахали кружевом полотнища зорние;
Услыхали ангелы голос человечий,
Отворили наскоро окна-ставни горние. Читать далее «Марфа Посадница — Сергей Есенин»

Пустыне — свежести глоток — Юлий Даниэль

I

Пустыне — свежести глоток,
На дыбе ломанному — врач,
Кровавой ссадине — платок:
— Не плачь…

Окну тоскующему — стук,
Небытию наркоза — жизнь,
Волной захлёстнутому — круг:
— Держись!.. Читать далее «Пустыне — свежести глоток — Юлий Даниэль»