Тень ангела прошла с величием царицы — Яков Полонский

She walks in beauty like the night.
Byron*

Тень ангела прошла с величием царицы:
В ней были мрак и свет в одно виденье слиты.
Я видел темные, стыдливые ресницы,
Приподнятую бровь и бледные ланиты.
И с гордой кротостью уста ее молчали,
И мнилось, если б вдруг они заговорили, Читать далее «Тень ангела прошла с величием царицы — Яков Полонский»

В альбом (В воспоминанье о поэте) — Алексей Апухтин

В воспоминанье о поэте
Мне для стихов листочки эти
Подарены в былые дни;
Но бредом юным и невинным
Доныне в тлении пустынном
Не наполняются они. Читать далее «В альбом (В воспоминанье о поэте) — Алексей Апухтин»

Все живое особой метой — Сергей Есенин

Все живое особой метой - Сергей ЕсенинВсе живое особой метой
Отмечается с ранних пор.
Если не был бы я поэтом,
То, наверно, был мошенник и вор.
Худощавый и низкорослый,
Средь мальчишек всегда герой,
Часто, часто с разбитым носом
Приходил я к себе домой.
И навстречу испуганной маме
Я цедил сквозь кровавый рот:
«Ничего! Я споткнулся о камень,
Это к завтраму все заживет».
И теперь вот, когда простыла
Этих дней кипятковая вязь,
Беспокойная, дерзкая сила
На поэмы мои пролилась.
Золотая, словесная груда,
И над каждой строкой без конца
Отражается прежняя удаль
Забияки и сорванца. Читать далее «Все живое особой метой — Сергей Есенин»

Заявление в Литфонд — Николай Глазков

Пользуясь тем, что я не жена писателя,
Муж которой на фронте,
Не считаясь с тем, что я поэт,
Полагая, что обедать не обязательно,
Мне в Литфонде
Не дают талонов на обед.
Разве это справедливо?
Нет.
А на базаре купить что-либо
Не хватает монет.

Николай Иванович Глазков, 1946 год

Д. Н. Свербееву (Во имя Руси, милый брат) — Николай Языков

Во имя Руси, милый брат,
Твою главу благословляю:
Из края немцев, гор и стад,
Ты возвращен родному краю!
Позор событий наших лет,
Великих сплетней и сует
Тебя не долго позабавил:
Ты их презрел, ты их оставил —
И на добро, на божий свет
Живые помыслы направил. Читать далее «Д. Н. Свербееву (Во имя Руси, милый брат) — Николай Языков»

Я. П. Полонскому — Владимир Бенедиктов

Между тем как на чужбине
Лучшим солнцем ты согрет,
в холодах проводим ныне
Мы одно из наших лет.
У Невы широководной
В атмосфере непогодной,
И отсюда наш привет
Шлем тебе, наш превосходной,
Драгоценнейший поэт! Читать далее «Я. П. Полонскому — Владимир Бенедиктов»

Надет поэту, — как назло

Надет поэту, — как назло,
Навек — венец тернов:
Уравновешивать число
Всех стерв и стервецов…

Памяти Пушкина — Владимир Гиляровский

Поклон тебе, поэт! А было время, гнали
Тебя за речи смелые твои,
За песни, полные тревоги и печали,
За проповедь свободы и любви.
Прошли года. Спокойным, ясным взором
История, взглянув в былые времена, Читать далее «Памяти Пушкина — Владимир Гиляровский»

Поэту для ненаписанной книги — Хуан Рамон Хименес

Да сотворим имена.
Нам недолгая жизнь дана.
Жизнь вещей — и та коротка.
Остаются навеки одни имена:
не любовь — о любви строка,
не цветок — названье цветка.
У любви и цветка
жизнь — бессмертье, когда км даны имена.
Да сотворим имена!

Хуан Рамон Хименес
(Перевод Андреева В.)

Пантум (Какая смертная тоска) — Николай Гумилев

Какая смертная тоска
Нам приходить и ждать напрасно.
А если я попал в Чека?
Вы знаете, что я не красный!
Нам приходить и ждать напрасно
Пожалуй силы больше нет.
Вы знаете, что я не красный,
Но и не белый, — я — поэт. Читать далее «Пантум (Какая смертная тоска) — Николай Гумилев»