Шесть невест короля

Шесть невест короляКороль всегда считал, что судить о людях надо не по словам, а по поступкам. Он очень любил свое королевство и, когда пришло время жениться, не захотел выписывать заморских принцесс, а решил выбрать какую-нибудь из девиц своего королевства. На этот предмет король составил объявление, в котором приглашал записываться в невесты всех девушек и вдов от шестнадцати до двадцати пяти лет. То-то поднялось волнение. Толстухи старались похудеть, худые — потолстеть, и те, кому было далеко за сорок, вставляли зубы, чтобы ко дню смотрин казаться свежими и привлекательными. Читать далее «Шесть невест короля»

Пробел в жизни Джона Хёксфорда — Конан Дойль

Пробел в жизни Джона Хёксфорда. Конан-ДойльСтранным и удивительным кажется, если посмотришь, как на нашей планете самый маленький и незначительный случай приводит в движение целый ряд последовательных событий, которые переплетаются между собою до того, что их окончательные результаты становятся чудовищными и неисчислимыми. Приведите в движение силу, хотя бы ничтожную, и кто может сказать, где она окончится или к чему она приведет. Из пустяков возникают трагедии, и безделица одного дня созревает в катастрофу другого. Устрица извергает выделения, которые окружают песчинку, и таким образом появляется на свете жемчужина; искатель жемчуга вытаскивает ее из воды, купец покупает и продает ювелиру, который отдает ее покупателю. У покупателя ее похищают два бездельника, которые ссорятся из-за добычи, один убивает другого и гибнет сам на эшафоте. Здесь прямая цепь событий с больным моллюском в качестве первого ее звена и с виселицей в качестве последнего. Не попади эта песчинка во внутренность раковины, два живых, дышащих существа со всеми их скрытыми задатками к добру и злу не были бы вычеркнуты из числа живых. Кто возьмет на себя оценку того, что действительно мало и что велико?
Читать далее «Пробел в жизни Джона Хёксфорда — Конан Дойль»

О любви — Стендаль

О любви. СтендальЯ прошу у читателя снисхождения к необычной форме этой «Физиологии любви».
Вот уже двадцать восемь лет, как потрясающие перемены, последовавшие за падением Наполеона, лишили меня моего положения. Двумя годами раньше, тотчас же после ужасов отступления из России, случай забросил меня в прелестный город, где я твердо рассчитывал провести остаток своих дней, что казалось мне восхитительным. В счастливой Ломбардии, в Милане, в Венеции наслаждение — главнейшее или, вернее сказать, единственное занятие в жизни. Ни малейшего внимания к делам или поведению соседей: люди почти не заботятся о том, что происходит с другими. Если они замечают существование соседей, то им и в голову не приходит ненавидеть их. Вычеркните зависть из жизни французского провинциального города. Что останется? Отсутствие, невозможность жестокой зависти составляет несомненный элемент счастья, влекущего в Париж всех провинциалов.
Читать далее «О любви — Стендаль»