Итак, в суде верховном — Иван Аксаков

Итак, в суде верховном — виноват!
Хотел сказать: на фабрике сенатской —
Среди обширных каменных палат,
Грязнее всякой камеры палатской,
Работаю, как будто на подряд.
Вкусили мы всю прелесть службы <царской>,
И видим: слишком мало толку в ней,
Чтоб ей отдать цвет лучших наших дней.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Хотя б сказал сенатский наш оратор,
Что грудь звездами, дюжих пару плеч
Нам лентами украсит император,
А право, друг, игра не стоит свеч!
Что толку в том, министр ты иль сенатор!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но чужды мне столь сильные желанья:
Всю жизнь отдать за ленты и кресты,
Немецкие ничтожные прозванья,
Все полные блестящей пустоты,
Я к ним в себе не чувствую призванья…

Иван Сергеевич Аксаков, 1843 год

Почему мужчина и женщина уходят друг от друга

Биологическое призвание мужчины — обеспечить женщину. Если она ценит его усилия, то это служит для него подтверждением успеха. Если она счастлива, он удовлетворен. Если же — несчастна, то он ощущает себя неудачником: полагает, что именно он не обеспечил ей счастья. Мужчины часто говорят друзьям: «Что ни сделаю, всем она недовольна». В этой фразе заключена достаточная для мужчины мотивация, чтобы разорвать отношения и уйти к другой женщине, которая продемонстрирует ему, что счастлива тем, что он ей предоставил.
Она хочет любви, ухаживаний и разговоров. Ему нужно услышать от женщины слова, подтверждающие: он достиг успеха, он предоставил, он может предоставить то, что составляет ее счастье. Читать далее «Почему мужчина и женщина уходят друг от друга»

Дума (В глубокой мгле холодного забвенья…) — Иван Никитин

В глубокой мгле холодного забвенья
Теряются народов поколенья,
Законы их, междоусобный спор,
И доблести, и слава, и позор.
Лицо земли печально изменилось,
И много царств великих сокрушилось
И скрылося под пеплом городов,
Лишь темный след исчезнувших веков —
Нестройное собрание обломков, —
Да вымыслы неведомых певцов
И письмена нам чуждых языков
От праотцов осталось для потомков… Читать далее «Дума (В глубокой мгле холодного забвенья…) — Иван Никитин»

Князю Горчакову — Федор Тютчев

Вам выпало призванье роковое,
Но тот, кто призвал вас, и соблюдет.
Всё лучшее в России, всё живое
Глядит на вас, и верит вам, и ждет. Читать далее «Князю Горчакову — Федор Тютчев»

Пусть рвутся связи, меркнет свет — Наум Коржавин

Пусть рвутся связи, меркнет свет,
Но подрастают в семьях дети…
Есть в мире Бог иль Бога нет,
А им придётся жить на свете.

Есть в мире Бог иль нет Его,
Но час пробьёт. И станет нужно
С людьми почувствовать родство,
Заполнить дни враждой и дружбой. Читать далее «Пусть рвутся связи, меркнет свет — Наум Коржавин»

От русского по прочтении отрывков из лекций г-на Мицкевича (Небесный царь, благослови) — Федор Тютчев

Небесный царь, благослови
Твои благие начинанья —
Муж несомненного призванья,
Муж примиряющей любви…
Недаром ветхие одежды
Ты бодро с плеч своих совлек.
Бог победил — прозрели вежды.
Ты был Поэт — ты стал Пророк… Читать далее «От русского по прочтении отрывков из лекций г-на Мицкевича (Небесный царь, благослови) — Федор Тютчев»

Донжуан — Тэффи

Донжуан - ТэффиВ пятницу, 14 января, ровно в восемь часов вечера гимназист восьмого класса Володя Базырев сделался донжуаном. Произошло это совершенно просто и вполне неожиданно, как и многие великие события. А именно так: стоял Володя перед зеркалом и маслил височные хохлы ирисовой помадой. Он собирался к Чепцовым. Колька Маслов, товарищ и единомышленник, сидел тут же и курил папиросу, пока что навыворот — не в себя, а из себя; но в сущности — не все ли равно, кто кем затягивается — папироса курильщиком, или курильщик папиросой, лишь бы было взаимное общение. Читать далее «Донжуан — Тэффи»

Я создан, чтоб не леденеть — Николай Браун

Я создан, чтоб не леденеть,
Не цепенеть,
Не прозябать,
Но чтоб гореть, хотя б как медь,
Коль трудно золотом блистать.

Я призван быть самим собой,
Чтоб день, как колос, наливать.
Чтоб боевой трубить трубой
И всё живое к жизни звать. Читать далее «Я создан, чтоб не леденеть — Николай Браун»