Исчерпаемо слово, конечен звук — Игорь Жданов

Исчерпаемо слово, конечен звук,
Есть в пространстве предел лучу.
От привычки жить и от смертных мук
Я избавиться не хочу.
Пусть глаза застилает сомнений дым,
Воет бездна во мне и вне.
Ладно, это со мной… Читать далее «Исчерпаемо слово, конечен звук — Игорь Жданов»

Поэма, ставшая домом — Уоллес Стивенс

И, поставив точку, он понял,
Что теперь у него есть гора
И воздух, которым можно дышать,
И собственная дорога.
Он выстроил пространство, в котором
Все было на своих местах: Читать далее «Поэма, ставшая домом — Уоллес Стивенс»

Медленно, тягостно, в русла забытые — Константин Бальмонт

Медленно, тягостно, в русла забытые
Воды вступают уставшие.
Время, пространство, мысли изжитые,
Снова в сознанье мое перелитые,
Вместе со мною так ярко мечтавшие, Читать далее «Медленно, тягостно, в русла забытые — Константин Бальмонт»

Ревность пространства 9 марта — Белла Ахмадулина

Борису Мессереру

Объятье — вот занятье и досуг.
В семь дней иссякла маленькая вечность.
Изгиб дороги — и разъятье рук.
Какая глушь вокруг, какая млечность.

Здесь поворот — но здесь не разглядеть
от Паршина к Тарусе поворота.
Стоит в глазах и простоит весь день
все-белизны сплошная поволока. Читать далее «Ревность пространства 9 марта — Белла Ахмадулина»

Снегопад делает с пространством — Вера Павлова

Снегопад делает с пространством
то же, что музыка со временем.
Снегопад делает со временем
то же, что музыка с пространством.
Лесопарка белое братство
изнывает от благоговения. Читать далее «Снегопад делает с пространством — Вера Павлова»

В слиянии, пении, реве, угаре — Глеб Горбовский

В слиянии, пении, реве, угаре —
вороны, медведи
и прочие твари.
На солнце сосна голотелая блещет.
Становится воздух и гуще, и хлеще.
Безумны букашки в пространстве и пляске:
свободой, как спиртом,
налиты их глазки! Читать далее «В слиянии, пении, реве, угаре — Глеб Горбовский»

Молодость мира (Нет! Много ли, мало ли, чем бы ты вымерил) — Валерий Брюсов

Нет! много ли, мало ли, чем бы ты вымерил
Все, что в тысячелетия, как в пропасть упало, —
Материки, что исчезли, расы, что вымерли,
От совета Лемуров до совета в Рапалло?
Имена персеидами падают в памяти,
Царей, полководцев, ученых, поэтов…
Но далеко ль еще по тем же тропам идти,
Набирая в ненужный запас то и это?
На пути библиотеки стоят цитаделями,
Лагерями — архивы, загражденьем — музеи… Читать далее «Молодость мира (Нет! Много ли, мало ли, чем бы ты вымерил) — Валерий Брюсов»

Я книгочей, я в темень книг глядел — Белла Ахмадулина

Я книгочей, я в темень книг глядел,
я звездочет, я созерцал пространство,
невежда, я не ведал — где предел
любви, что беспредельна и прекрасна.

Есть край бескрайним лепетам молитв,
и мера есть безмерным лептам плача. Читать далее «Я книгочей, я в темень книг глядел — Белла Ахмадулина»

Полон взгляд тихой боли и страха — Владимир Костров

Полон взгляд тихой боли и страха.
Что тебе я могу обещать?
На пространстве всеобщего краха
Обещаю любить и прощать.

Всей судьбою своей окаянной
Обещаю не прятать лица.
Обещаю любить постоянно,
Обещаю прощать до конца. Читать далее «Полон взгляд тихой боли и страха — Владимир Костров»

Глубокая рана — Робинсон Джефферс

Когда звезда приближалась, огромные волны
Взволновали литую поверхность земли. А когда
Звезда удалялась, они рванулись за нею и вырвали
Вершину земной волны: так из Тихого океана
Возникла луна, белый холодный камень, который светит
нам ночью.
А на земле осталась глубокая рана, Тихий океан Читать далее «Глубокая рана — Робинсон Джефферс»