Святая пыль седых руин — Жоашен Дю Белле

Святая пыль седых руин,
Еще носящих имя Рима,
Но уходящая незримо
В небытие пустых равнин.
Вот с Триумфальной Арки клин
Слетел, дробясь неотвратимо,
И расхищают пилигримы
Обломки мраморных вершин. Читать далее «Святая пыль седых руин — Жоашен Дю Белле»

лето это речка удочка мотыль

лето это речка
удочка мотыль
и босые ноги
утопают в пыль

Муррр

Все жду: кого-нибудь задавит — Владислав Ходасевич

Все жду: кого-нибудь задавит
Взбесившийся автомобиль,
Зевака бледный окровавит
Торцовую сухую пыль.

И с этого пойдет, начнется:
Раскачка, выворот, беда, Читать далее «Все жду: кого-нибудь задавит — Владислав Ходасевич»

Взятие Крыма (И страшные мне снятся сны) — Марина Цветаева

И страшные мне снятся сны:
Телега красная,
За ней — согбе́нные — моей страны
Идут сыны.
Золотокудрого воздев
Ребенка — матери
Вопят. На паперти Читать далее «Взятие Крыма (И страшные мне снятся сны) — Марина Цветаева»

Камена прекрасная крутит романы — Юнна Мориц

Камена прекрасная крутит романы
и выскочек бесит, как сок белены.
Тщеславные юноши с нею жеманны,
завидуют славе и славой больны.

Они сочетаются с нею на фото,
строчат дневники, а поздней — мемуар.
Она выдаёт им себя за кого-то,
кто — мрамор и юмор, Хайям и Омар. Читать далее «Камена прекрасная крутит романы — Юнна Мориц»

В этой комнате пахло тряпьем и сырой водой — Иосиф Бродский

В этой комнате пахло тряпьем и сырой водой,
и одна в углу говорила мне: «Молодой!
Молодой, поди, кому говорю, сюда».
И я шел, хотя голова у меня седа.
А в другой — красной дранкой свисали со стен ножи,
и обрубок, качаясь на яйцах, шептал «Бежи!»
Но как сам не в пример не мог шевельнуть ногой,
то в ней было просторней, чем в той, другой. Читать далее «В этой комнате пахло тряпьем и сырой водой — Иосиф Бродский»

Клубится пыль над большаком — Валентин Берестов

Клубится пыль над большаком,
Струится лён под ветерком,
Машина мчится в чистом поле.
И странно выглядит на воле
Горшочек с комнатным цветком. Читать далее «Клубится пыль над большаком — Валентин Берестов»

Наполеоновские пушки в Кремле — Владимир Солоухин

После первых крещений в Тулоне
Через реки, болота и рвы
Их тянули поджарые кони
По Европе до нашей Москвы.
Их сорвали с лафетов в двенадцатом
И в кремлевской святой тишине
По калибрам, по странам и нациям
К опаленной сложили стене.
Знать, сюда непременно сводило
Все начала и все концы. Читать далее «Наполеоновские пушки в Кремле — Владимир Солоухин»

купили сыну фортепьяно пусть учит польку и кадриль

купили сыну фортепьяно
пусть учит польку и кадриль
пока то слёзы вытираем Читать далее «купили сыну фортепьяно пусть учит польку и кадриль»

елки убирают те кто послабей

елки убирают
те кто послабей
мишуру поправлю Читать далее «елки убирают те кто послабей»