Ночь (Усталый день склонился к ночи) — Сергей Есенин

Усталый день склонился к ночи,
Затихла шумная волна,
Погасло солнце, и над миром
Плывет задумчиво луна.
Долина тихая внимает
Журчанью мирного ручья. Читать далее «Ночь (Усталый день склонился к ночи) — Сергей Есенин»

Трава, которою — гляди! — окаймлена — Омар Хайям

Трава, которою — гляди! — окаймлена
Рябь звонкого ручья, — душиста и нежна.
Ее с презрением ты не топчи: быть может,
Из праха ангельской красы взошла она.

Омар Хайям
(Перевод с фарси Тхоржевского)

В роще карийской, любезной ловцам, таится пещера — Александр Пушкин

В роще карийской, любезной ловцам, таится пещера,
Стройные сосны кругом склонились ветвями, и тенью
Вход ее заслонен на воле бродящим в извивах
Плющем, любовником скал и расселин. С камня на камень
Звонкой струится дугой, пещерное дно затопляет
Резвый ручей. Он, пробив глубокое русло, виется
Вдаль по роще густой, веселя ее сладким журчаньем.

Александр Сергеевич Пушкин, август — октябрь 1827 года

Сверкал зеленый луч и даль пылала — Георгий Иванов

Сверкал зеленый луч и даль пылала…
Среди раздолья млеющей травы
Она в забытьи пламенном стояла,
Как песнь из света, зноя и любви. Читать далее «Сверкал зеленый луч и даль пылала — Георгий Иванов»

Н. А. Языковой (Прошла суровая година вьюг и бурь) — Николай Языков

Прошла суровая година вьюг и бурь,
Над пробудившейся землёю,
Полна теплом и тишиною,
Сияет вешняя лазурь.
Её растаяны лучами,
Сбежали с гор на дол глубокиe снега;
Ручей, усиленный водами,
Сверкает и кипит гремучими волнами,
И пеной плещет в бepeгa. Читать далее «Н. А. Языковой (Прошла суровая година вьюг и бурь) — Николай Языков»

Вся из солнечных лучей

Вся из солнечных лучей,
Свёрнутых в колечко, —
Это вовсе не ручей,
Это просто речка.

Я на карте видел сам,
Не придал значенья,
А теперь тепло глазам
От её свеченья. Читать далее «Вся из солнечных лучей»

Люциан Шенвальд Рассвет (Вступление к поэме «Сцена у ручья») — Марина Цветаева

Глинозема седым бурьяном,
Желтым полем, звенящим вслед,
В глубь дубового океана
Боязливо бредет рассвет.

В темной гуще, где все заглохло,
Просыпается каждый листик.
В свежих листьях — тысячи вздохов,
Грачьих карков, иволжьих свистов. Читать далее «Люциан Шенвальд Рассвет (Вступление к поэме «Сцена у ручья») — Марина Цветаева»

В полях — межа Ручей Весна кругом — Омар Хайям

В полях — межа. Ручей. Весна кругом.
И девушка идет ко мне с вином.
Прекрасен миг! А стань о вечном думать,
И кончено: поджал бы хвост щенком!

Омар Хайям
(Перевод с фарси Тхоржевского)

Родник любви — Странник Вадим

rodnik-lyubviС рожденья к роднику стремимся,
Но, утоляя жажду вновь,
Из луж, болот пить не стыдимся,
Блуд принимая за любовь.
Мы, каждый день в любовь играя,
Немного сказкой увлеклись,
Но дух, страдая в клетке рая
Земных утех, желает ввысь.
С собою трудно жить в разлуке,
Нет песни… смолкли соловьи…
Душа, познав земные муки,
Не может всё же без любви. Читать далее «Родник любви — Странник Вадим»

Стихи о Коровине Константине Алексеевиче

Стихи о Коровине Константине АлексеевичеС навеки пОднятым забралом
Стоял на кромке бытия…
По-русски крепко обнимала
Весь мир — отзывчивость твоя:
Так панцирь Севера булыжный
Не просиял ничьим глазам;
Так жареный туман Парижа
Не смаковал и сам Сезанн —
Но никакой Париж и Ницца,
И даже Севера огонь
Не смогут никогда сравниться
С Россией, севшей на ладонь;
С Россией, замершей над Нерлью
Уснувшим мостиком кривым…
С Россией, прозвеневшей нервом,
Как колоколом вечевым,
Сквозь ночь насильственной разлуки,
Чьи злые путы — не порвать…
С Россией, о которой внуки
Твои — уже не будут знать.

…И чем вокруг тебя страшнее
Сгущались стены немоты,
Тем звонче пел о Дульсинее:
О Родине любимой — ты.
И вот теперь, в иной России —
Странней, чем Север и Париж, —
Со всеми нами, что есть силы,
Ты, как с родными, говоришь;
И потихоньку вспоминая,
Где — Русь,
И ЧТО — она;
И чья, —
В тебя сердца мы погружаем,
Как в воды чистого ручья. Читать далее «Стихи о Коровине Константине Алексеевиче»