Она надевает чулки, и наступает осень — Иосиф Бродский

Она надевает чулки, и наступает осень;
сплошной капроновый дождь вокруг.
И чем больше асфальт вне себя от оспин,
тем юбка длинней и острей каблук.
Теперь только двум колоннам белеть в исподнем
неловко. И голый портик зарос. С любой
точки зрения, меньше одним Господним Читать далее «Она надевает чулки, и наступает осень — Иосиф Бродский»

За книгой — Гийом Аполлинер

Сантабаремский монах,
Одетый в черную рясу,
Бледные руки простер, призывая Лилит.
Орлан в ночной тишине
Прокричал зловеще три раза
И воскликнул монах: «Летит она! Вижу, летит!
А за нею три ангела…»
— Здесь обрывается книга, которую черви изъели,
И встает предо мною далекая ночь
С ущербной луной; Читать далее «За книгой — Гийом Аполлинер»

Мой тихий сон, мой сон ежеминутный — Осип Мандельштам

Мой тихий сон, мой сон ежеминутный —
Невидимый, завороженный лес,
Где носится какой-то шорох смутный,
Как дивный шелест шелковых завес. Читать далее «Мой тихий сон, мой сон ежеминутный — Осип Мандельштам»

Я не знаю, так ли оно приближается — Аделаида Герцык

Я не знаю, так ли оно приближается?
Такой ли шорох его одежды?
Что мне овеяло сонные вежды?
Что в тишине благое свершается?
Я не знаю, муки нужны ли крестные,
Чтоб семя к жизни прозябло новой?
Может ли сердце проснуться без зова,
В солнечной выси греясь, безвестное? Читать далее «Я не знаю, так ли оно приближается — Аделаида Герцык»

Осень (Вы умрете, стебли трав) — Константин Бальмонт

Вы умрете, стебли трав,
Вы вершинами встречались,
В легком ветре вы качались,
Но, блаженства не видав,
Вы умрете, стебли трав.

В роще шелест, шорох, свист
Тихий, ровный, заглушенный,
Отдаленно-приближенный.
Умирает каждый лист,
В роще шелест, шорох, свист. Читать далее «Осень (Вы умрете, стебли трав) — Константин Бальмонт»