На смерть поэта — Белла Ахмадулина

В горле моем заглушенного горя мгновенье —
вот преткновенье для вздоха, и где дуновенье
воздуха? — вымер он весь иль повеять ленится?
Тяжко, неможется, душно дубам Леонидзе.
Гогла, твой дом опален твоим жаром последним.
Грозный ожог угрожает деревьям соседним. Читать далее «На смерть поэта — Белла Ахмадулина»

Сонет 269. Повержен Лавр зеленый — Франческо Петрарка

Повержен Лавр зеленый. Столп мой стройный!
Обрушился. Дух обнищал и сир.
Чем он владел, вернуть не может мир
От Индии до Мавра. В полдень знойный
Где тень найду, скиталец беспокойный?
Отраду где? Где сердца гордый мир?
Все смерть взяла. Ни злато, ни сапфир,
Ни царский трон — мздой не были б достойной Читать далее «Сонет 269. Повержен Лавр зеленый — Франческо Петрарка»

Мы идем — Алексей Гастев

Мы падали. Нас поражали.
Но в муках отчаянных все-ж мы кричали:
«Мы явимся снова, придем».
Серые дни поползли по земле.
Попрятались красные зори, забыты надежды, был выжжен сомненьем порыв.
То яростно бился о камни, то черной тоской залегал по долинам ветер —
бездомный скиталец; таился и жался измученный.
Но все-ж, собирая последние силы, он вихрем взвивался в заснувшие
выси, тучи ленивые в миг разрывал и показывал солнце; падал стремглав он
опять с вышины, буйно туманы в низинах кружил и свистом пронзительным даль Читать далее «Мы идем — Алексей Гастев»

Эпитафии доктору Кастальди — Александр Грибоедов

— 1 —
Из стран Италии — отчизны
Рок неведомый сюда его привел.
Скиталец, здесь искал он лучшей жизни…
Далеко от своих смерть близкую обрел! Читать далее «Эпитафии доктору Кастальди — Александр Грибоедов»

Рыцарь одиночка (Не копье пробило грудь) — Юлий Ким

Не копье пробило грудь —
Ранила тревога.
Не мешайте верить в путь,
Он у нас от Бога.

Припев:
Нам ни выгод, ни щедрот,
Ничего не надо,
Лишь бы где-то Дон Кихот
Сел на Росинанта. Читать далее «Рыцарь одиночка (Не копье пробило грудь) — Юлий Ким»

Одиссей и сирены — Николай Заболоцкий

Одиссей и СиреныОднажды аттическим утром
С отважной дружиною всей
Спешил на кораблике утлом
В отчизну свою Одиссей.
Шумело Эгейское море,
Коварный туманился вал.
Скиталец в пернатом уборе
Лежал на корме и дремал.
И вдруг через дымку мечтанья
Возник перед ним островок,
Где три шаловливых созданья
Плескались и пели у ног.
Среди гармоничного гула
Они отражались в воде. Читать далее «Одиссей и сирены — Николай Заболоцкий»