поймать арбуз не так уж сложно помогут круглые следы

поймать арбуз не так уж сложно
помогут круглые следы
но чтоб напасть на след арбуза
ты должен думать как арбуз

Сергей Ветер

Рондели, написанные по двум первым строчкам — Аделаида Герцык

I
«в душе у каждого сокрыт
Любви цветок необычайный».
О, если б видел ты, как странно
Цветок мой облаком увит.
Его как будто тайный стыд
Окутал пеленой туманной,
В душе у каждого сокрыт
Любви цветок необычайный.
Так часто нами он забыт,
Но средь судьбы моей обманной
Вдруг запоет в душе осанна,
И взор мой вновь тот клад узрит,
Что в сердце каждого лежит. Читать далее «Рондели, написанные по двум первым строчкам — Аделаида Герцык»

Ах, речка, речка Тебердинка — Анатолий Жигулин

Ах, речка, речка Тебердинка!
Меня напрасно не зови.
В тебе растаял,
Словно льдинка,
Последний след моей любви.

Любви случайной, ненадежной
И сердце тронувшей слегка,
Но светлой, звонкой и тревожной,
Как эта горная река. Читать далее «Ах, речка, речка Тебердинка — Анатолий Жигулин»

Командиру 5-го Александровского полка — Николай Гумилев

(Никитину)
В вечерний час на небосклоне
Порой промчится метеор.
Мелькнув на миг на тёмном фоне,
Он зачаровывает взор.

Таким же точно метеором,
Прекрасным огненным лучом,
Пред нашим изумлённым взором
И Вы явились пред полком. Читать далее «Командиру 5-го Александровского полка — Николай Гумилев»

В безвременье времени турбины воли — Михаил Зенкевич

В безвременье времени турбины воли,
Как океанские пароходы, роют винтом
Мгновенный поверхностный след, — не его ли,
Смотри, пожирают волны вон там.
Все призрак. Живет лишь один настоящий
Над нашими я, над смертью, для нас
Клокочущий яхонт, смарагд кипящий,
Опенивающий пароходный нос. Читать далее «В безвременье времени турбины воли — Михаил Зенкевич»

Не очень трудно обмануть жену, друзей — Николай Глазков

Не очень трудно обмануть
жену,
друзей,
весь свет.
Обманный путь,
что санный путь,
Оставит лёгкий след.
Его, наверно, заметёт
пороша
или
быт —
И не заметит,
не найдёт
прохожий следопыт. Читать далее «Не очень трудно обмануть жену, друзей — Николай Глазков»

Взлохмаченный, немытый и седой — Дмитрий Кедрин

Взлохмаченный, немытый и седой
Прошел от Борисфена до Урала —
И Русь легла громадной бороздой,
Как тяжкий след его орала.

А он присел на пашню у сохи,
Десницей отирая капли пота,
И поглядел: кругом серели мхи,
Тянулись финские болота. Читать далее «Взлохмаченный, немытый и седой — Дмитрий Кедрин»

Осьмнадцатое столетие — Александр Радищев

Урна времян часы изливает каплям подобно:
‎Капли в ручьи собрались; в реки ручьи возросли
И на дальнейшем брегу изливают пенистые волны
‎Вечности в море; а там нет ни предел, ни брегов;
Не возвышался там остров, ни дна там лот не находит;
‎Веки в него протекли, в нем исчезает их след. Читать далее «Осьмнадцатое столетие — Александр Радищев»

Дафнис подслушивает сов — Алексей Николаевич Толстой

Из ночного рукава
Вылетает лунь-сова.
Глазом пламенным лучит
Клювом каменным стучит:
«Совы! Совы! Спит ли бор?»
«Спит!» — кричит совиный хор.
«Травы все ли полегли?»
«Нет, к ручью цвести ушли!»
«Нет ли следа у воды?» Читать далее «Дафнис подслушивает сов — Алексей Николаевич Толстой»

Уход Фонякова из дома рано утром по своим делам — Александр Иванов

Парк пел и плакал на ветру,
Выл бестолково.
Хватились в доме поутру:
Нет Фонякова!

В саду следы от башмаков…
Стол, кресло, полка.
Куда ж девался Фоняков?
Ведь не иголка. Читать далее «Уход Фонякова из дома рано утром по своим делам — Александр Иванов»