Ни на кого нельзя смотреть снаружи — Александр Аронов

Ни на кого нельзя смотреть снаружи —
Единственный закон земли Мальбек.
Базар, толпа, случайный человек —
Ни ты ему, ни он тебе не нужен.
На тамошних калек и не калек
Поднять глаза — нет оскорбленья хуже. Читать далее «Ни на кого нельзя смотреть снаружи — Александр Аронов»

Когда сомкнутся хляби надо мной — Александр Аронов

Когда сомкнутся хляби надо мной,
Что станет с Таней, Катькой, Тошкой, Богом?
Не следует заботиться о многом,
Но список открывается женой.

Мы с нею вышли в здешние места,
Где царствует бездомная тревога. Читать далее «Когда сомкнутся хляби надо мной — Александр Аронов»

Досматривать кино не очень хочется — Александр Аронов

Досматривать кино не очень хочется.
И я не знаю, стану или нет.
Давно понятно, чем все это кончится,
И денег мне не жалко на билет.

А в зале нашем тесном стулья заняты.
Я сам себе шепчу из темноты:
— Сидят же люди, знают все что знаешь ты,
А раз они глядят, гляди и ты. Читать далее «Досматривать кино не очень хочется — Александр Аронов»

До голубой звезды сгустится синева — Александр Аронов

До голубой звезды сгустится синева,
Как я пишу сейчас в своей тетрадке,
И женщина произнесёт слова
Вот эти самые и вот в таком порядке.
Она войдёт и встанет среди вас,
Ни перед кем ни в чём не виновата.
Я буду далеко в тот поздний час,
В таких краях, откуда нет возврата. Читать далее «До голубой звезды сгустится синева — Александр Аронов»

Развернется трамвай или, можно считать — Александр Аронов

Развернется трамвай или, можно считать,
Все вокруг развернет.
И отпрянет от стекол примет нищета —
Этот снег, этот лед,
Промелькнут апельсины
в усталой руке,
А на том вираже
Тонкий девочкин шарф
на наклонном катке,
Улетевший уже. Читать далее «Развернется трамвай или, можно считать — Александр Аронов»

О чем ты там, польская, плачешь еврейка — Александр Аронов

О чем ты там, польская, плачешь еврейка,
В приюте, под пальмой, где стол и скамейка,
Дареный букварь и очки, и оправа,
И буквы, в тетрадку входящие справа?

Студентик, учитель, пан будущий ребе
Так громко толкует о хляби и хлебе,
О том, как скиталась ты в странах нежарких
Две тысячи трудных и семьдесят жалких. Читать далее «О чем ты там, польская, плачешь еврейка — Александр Аронов»