Пускай меня простит Винсент Ван-Гог — Арсений Тарковский

Пускай меня простит Винсент Ван-Гог
За то, что я помочь ему не мог,
За то, что я травы ему под ноги
Не постелил на выжженной дороге,
За то, что я не развязал шнурков
Его крестьянских пыльных башмаков,
За то, что в зной не дал ему напиться,
Не помешал в больнице застрелиться. Читать далее «Пускай меня простит Винсент Ван-Гог — Арсений Тарковский»

Мне опостылели слова, слова, слова — Арсений Тарковский

Мне опостылели слова, слова, слова,
Я больше не могу превозносить права
На речь разумную, когда всю ночь о крышу
В отрепьях, как вдова, колотится листва.
Оказывается, я просто плохо слышу,
И неразборчива ночная речь вдовства. Читать далее «Мне опостылели слова, слова, слова — Арсений Тарковский»

Я тень из тех теней, которые, однажды — Арсений Тарковский

Я тень из тех теней, которые, однажды
Испив земной воды, не утолили жажды
И возвращаются на свой тернистый путь,
Смущая сны живых, живой воды глотнуть.

Как первая ладья из чрева океана,
Как жертвенный кувшин выходит из кургана, Читать далее «Я тень из тех теней, которые, однажды — Арсений Тарковский»

Когда под соснами, как подневольный раб — Арсений Тарковский

Когда под соснами, как подневольный раб,
Моя душа несла истерзанное тело,
Еще навстречу мне земля стремглав летела
И птицы прядали, заслышав конский храп.

Иголки черные, и сосен чешуя,
И брызжет из-под ног багровая брусника, Читать далее «Когда под соснами, как подневольный раб — Арсений Тарковский»

Если б, как прежде, я был горделив — Арсений Тарковский

Если б, как прежде, я был горделив,
Я бы оставил тебя навсегда;
Все, с чем расстаться нельзя ни за что,
Все, с чем возиться не стоит труда,-
Надвое царство мое разделив. Читать далее «Если б, как прежде, я был горделив — Арсений Тарковский»

Телец, Орион, Большой пес — Арсений Тарковский

Могучая архитектура ночи!
Рабочий ангел купол повернул,
Вращающийся на древесных кронах,
И обозначились между стволами
Проемы черные, как в старой церкви,
Забытой богом и людьми.
Но там
Взошли мои алмазные Плеяды.
Семь струн привязывает к ним Сапфо
И говорит:
«Взошли мои Плеяды.
А я одна в постели, я одна.
Одна в постели!» Читать далее «Телец, Орион, Большой пес — Арсений Тарковский»

Немецкий автоматчик подстрелит на дороге — Арсений Тарковский

Немецкий автоматчик подстрелит на дороге,
Осколком ли фугаски перешибут мне ноги,
В живот ли пулю влепит эсесовец-мальчишка,
Но все равно мне будет на этом фронте крышка.
И буду я разутый, без имени и славы
Замерзшими глазами смотреть на снег кровавый.

Арсений Александрович Тарковский, 1941 год

Русь моя, Россия, дом, земля и матерь! — Арсений Тарковский

Кони ржут за Сулою.
«Слово о полку Игореве»

Русь моя, Россия, дом, земля и матерь!
Ты для новобрачного — свадебная скатерть,
Для младенца — колыбель, для юного — хмель,
Для скитальца — посох, пристань и постель,

Для пахаря — поле, для рыбаря — море,
Для друга — надежда, для недруга — горе,
Для кормщика — парус, для воина — меч,
Для книжника — книга, для пророка — речь, Читать далее «Русь моя, Россия, дом, земля и матерь! — Арсений Тарковский»

1914 — Арсений Тарковский

Я в детстве боялся растений:
Листва их кричала мне в уши,
Сквозь окна входили, как тени,
Их недружелюбные души.
Бывает, они уже в мае
Свой шабаш справляют. В июле —
Кто стебли, кто ветви ломая —
Пошли, будто спирту хлебнули:
Акация — хмель — медуница —
Медвежье ушко — клещевина —
Мать-мачеха — ясень — кислица
Осина — крушина — калина… Читать далее «1914 — Арсений Тарковский»

Эвридика — Арсений Тарковский

Эвридика - Арсений ТарковскийУ человека тело
Одно, как одиночка.
Душе осточертела
Сплошная оболочка
С ушами и глазами
Величиной в пятак
И кожей — шрам на шраме,
Надетой на костяк.
Летит сквозь роговицу
В небесную криницу,
На ледяную спицу,
На птичью колесницу
И слышит сквозь решетку
Живой тюрьмы своей
Лесов и нив трещотку,
Трубу семи морей. Читать далее «Эвридика — Арсений Тарковский»