Жена Цезаря — Феликс Кривин

Это был тот день, когда к Помпее, жене великого Цезаря,
под видом женщины проник переодетый мужчина.
— Кай Юлий, это уже не в первый раз! — сказали Цезарю его
приверженцы.
— Не в первый? Я что-то не вспомню других. Читать далее «Жена Цезаря — Феликс Кривин»

Негерои — Феликс Кривин

И в декабре не каждый декабрист. Трещит огонь, и
веет летним духом. Вот так сидеть и заоконный свист,
метельный свист ловить привычным ухом.
Сидеть и думать, что вокруг зима, что ветер гнет
прохожих, как солому, поскольку им недостает ума в такую
ночь не выходить из дома. Читать далее «Негерои — Феликс Кривин»

Мюнхгаузен — Феликс Кривин

Ври, Мюнхгаузен!
Выдумывай, барон!
Выдавай за чистую монету!
Не стесняйся, старый пустозвон, —
Все равно на свете правды нету!
Скептическая песня

— Итак, я летел с двадцать третьего этажа…
Мюнхгаузен посмотрел на своих слушателей. Они
сидели, ухмылялись и не верили ни одному его слову.
И тогда ему захотелось рассказать о том, что у него
на душе, о том, что его давно печалило и волновало. Читать далее «Мюнхгаузен — Феликс Кривин»

Остров Лилипутов — Феликс Кривин

Если бы у лилипутов не было Гулливера, то как бы лилипуты писали свою историю?
Но у лилипутов был Гулливер…
«Лемюэль Гулливер, лилипут по рождению, воспитанию и вероисповеданию. Происходил из довольно низкого рода, но сумел подняться до невиданных высот и высоко поднять знамя нашей великой, славной Лилипутии…»
Лилипуты читают эти строки и вырастают в собственных глазах.

Феликс Давидович Кривин

Ньютоново яблоко — Феликс Кривин

— Послушайте, Ньютон, как вы сделали это свое
открытие, о котором теперь столько разговору?
— Да так, обыкновенно. Просто стукнуло в голову.
Они стояли каждый в своем дворе и переговаривались
через забор, по-соседски:
— Что стукнуло в голову?
— Яблоко. Я сидел, а оно упало с ветки. Читать далее «Ньютоново яблоко — Феликс Кривин»

Открытие Америки — Феликс Кривин

Нет, не Колумб первый открыл Америку. Первыми
были совсем другие.
Это они обжили необжитую землю и полюбили ее, не
зная других земель. Из конца в конец прошли они материк,
нисколько не считая, что открывают Америку.
— Посмотри туда, Соколиный Глаз: к нам, кажется,
кто-то плывет… Читать далее «Открытие Америки — Феликс Кривин»

Диоген Синопский — Феликс Кривин

Диоген получил квартиру.
После тесной и душной бочки стал он барином и жуиром,
перестал скучать в одиночку. Всем доволен, всем
обеспечен, он усваивал новый опыт. Иногда у него под
вечер собирались отцы Синопа. Те, что прежде его корили,
те, что прежде смотрели косо… Читать далее «Диоген Синопский — Феликс Кривин»

Осуждение Прометея — Феликс Кривин

— Ну посуди сам, дорогой Прометей, в какое ты ставишь меня
положение. Старые друзья, и вдруг — на тебе!
— Не печалься, Гефест, делай свое дело!
— Не печалься! По-твоему, приковать друга к скале — это так
себе, раз плюнуть?
— Ничего, ты ведь бог, тебе не привыкать!
— Зря ты так, Прометей. Ты думаешь, богам легко
на Олимпе? Читать далее «Осуждение Прометея — Феликс Кривин»

Извозчики города Глазго — Феликс Кривин

Извозчики города Глазго съезжались на свой очередной
сбор, официально называемый слетом работников
транспорта.

Стояла зябкая, слякотная погода. В такую погоду хорошо
иметь за спиной веселого седока, потому что ничто
так не согревает, как разговор, — это отлично знают извозчики.

Но веселые седоки брели в этот день пешком, возложив
на транспорт только свои надежды. На городской
транспорт возлагались сегодня очень большие надежды,
и, возможно, поэтому он подвигался так тяжело. Читать далее «Извозчики города Глазго — Феликс Кривин»