Под мясной багряницей душой тоскую — Михаил Зенкевич

Под мясной багряницей душой тоскую,
Под обухом с быками на бойнях шалею,
Но вижу не женскую стебельковую, а мужскую
Обнаженную для косыря гильотинного шею.
На копье позвоночника она носитель
Чаши, вспененной мозгом до края. Читать далее «Под мясной багряницей душой тоскую — Михаил Зенкевич»

В поднебесье твоего безбурного лица — Михаил Зенкевич

В поднебесье твоего безбурного лица
Не я ль на скаку, встряхнув рукавицей,
Позволил каменной грудью взвиться
Белому соколу с золотого кольца.
Конец девичнику и воле девичьей.
Подшибленная лебедь кличет в крови.
Мой сокол, мой сокол под солнцем с добычей,
Терзай ее трепетную, когти и рви!

Михаил Зенкевич, 1913 год

Золотые реснички сквозят в бирюзу — Михаил Зенкевич

Золотые реснички сквозят в бирюзу,
Девочке в капоре алом нянька,
Слышу я, шамкает: «Леночка, глянь-ка,
Вон покойничка хоронить везут».
И Леночка смотрит, забывши лопаткой
Зеленой расшвыривать мокрый песок. Читать далее «Золотые реснички сквозят в бирюзу — Михаил Зенкевич»

Нам, привыкшим на… — Михаил Зенкевич

Нам, привыкшим на оргиях диких, ночных
Пачкать розы и лилии красным вином,
Никогда не забыться в мечтах голубых
Сном любви, этим вечным, чарующим сном.
Могут только на миг, беглый трепетный миг
Свои души спаять два земных существа
В один мощный аккорд, в один радостный крик,
Чтоб парить в звездной бездне, как дух божества. Читать далее «Нам, привыкшим на… — Михаил Зенкевич»

Ты, смеясь, средь суеты блистала — Михаил Зенкевич

Ты, смеясь, средь суеты блистала
Вороненым золотом волос,
Затмевая лоск камней, металла,
Яркость мертвенных, тепличных роз.
Прислонясь к камину, с грустью острой
Я смотрел, забытый и смешной,
Как веселый вальс в тревоге пестрой
Увлекал тебя своей волной. Читать далее «Ты, смеясь, средь суеты блистала — Михаил Зенкевич»

Вот она, Татарская Россия — Михаил Зенкевич

Вот она, Татарская Россия,
Сверху — коммунизм, чуть поскобли…
Скулы-желваки, глаза косые,
Ширь исколесованной земли.

Лучше бы ордой передвигаться,
Лучше бы кибитки и гурты,
Чем такая грязь эвакуации,
Мерзость голода и нищеты. Читать далее «Вот она, Татарская Россия — Михаил Зенкевич»

В качалке пред огнем сейчас сидела — Михаил Зенкевич

В качалке пред огнем сейчас сидела,
Блистая дерзостнее и смуглей,
И вместе с солнцем дней истлевших рдела
Средь золота березовых углей.
И нет ее. И печь не огневеет.
Передрассветная томится тьма.
Томлюсь и я. И слышу, близко веет
Ее волос и шеи аромат. Читать далее «В качалке пред огнем сейчас сидела — Михаил Зенкевич»

В безвременье времени турбины воли — Михаил Зенкевич

В безвременье времени турбины воли,
Как океанские пароходы, роют винтом
Мгновенный поверхностный след, — не его ли,
Смотри, пожирают волны вон там.
Все призрак. Живет лишь один настоящий
Над нашими я, над смертью, для нас
Клокочущий яхонт, смарагд кипящий,
Опенивающий пароходный нос. Читать далее «В безвременье времени турбины воли — Михаил Зенкевич»

Все прошлое нам кажется лишь сном — Михаил Зенкевич

Все прошлое нам кажется лишь сном,
Все будущее — лишь мечтою дальней,
И только в настоящем мы живем
Мгновенной жизнью, полной и реальной. Читать далее «Все прошлое нам кажется лишь сном — Михаил Зенкевич»

Толпу поклонников, как волны, раздвигая — Михаил Зенкевич

Толпу поклонников, как волны,
раздвигая,
Вы шли в величье красоты своей,
Как шествует в лесах полунагая
Диана среди сонмища зверей.
В который раз рассеянно-устало
Вы видели их раболепный страх,
И роза, пойманная в кружевах,
Дыханьем вашей груди трепетала. Читать далее «Толпу поклонников, как волны, раздвигая — Михаил Зенкевич»