Из Слова твоего читаю эту быль — Райнер Мария Рильке

Из Слова твоего читаю эту быль.
Из свитка мудрых мановений
твоей руки — она вокруг творений,
их обтекая, нежно изгибалась.
Звучало громко — жить, а умирать — шепталось,
и слово быть гремело, как прилив. Читать далее «Из Слова твоего читаю эту быль — Райнер Мария Рильке»

Когда опять прольется свет луны — Райнер Мария Рильке

Когда опять прольется свет луны,
стряхнув печали города-громады,
прильнем к узору стрельчатой ограды,
чьей тенью с садом мы разлучены.

Теперь уж он не тот, каким был днем:
в нем нет детей, нарядов, светотени,
сейчас он одинок в своем цветеньи
с открытым для бессонницы прудом. Читать далее «Когда опять прольется свет луны — Райнер Мария Рильке»

Ночь залегла в глубинах парка — Райнер Мария Рильке

Ночь залегла в глубинах парка,
и звезды кротко светят нам;
луны серебряная барка
плывет к далеким берегам.

Фонтан рассказывает сказку,
как будто грезит наяву, — Читать далее «Ночь залегла в глубинах парка — Райнер Мария Рильке»

Элегия третья (Петь любимую) — Райнер Мария Рильке

(из «Дуинских элегий»)

Петь любимую — это одно, но приходится, горе мне, также
Петь потаённого, петь виновного, петь проточного бога крови.
Тот, кого издалёка узнает она, юноша, что он знает
Сам о властителе страсти, который из одиночества часто,
Прежде чем девушка сгладит, часто, словно и нет её вовсе,
Ах! какой неизвестностью забрызганный, голову божью
Поднимал, призывая ночь к бесконечной смуте.
О Нептун кровеносный, о жуткий трезубец его,
О тёмный ветер груди его из ракушки витой!
Слушай, как ночь, углубляясь, пустует. Звёзды,
Не из-за вас ли влюблённого тянет
К любимому лику? Не различает ли он
В чистых чертах очертания чистых созвездий? Читать далее «Элегия третья (Петь любимую) — Райнер Мария Рильке»

Жила без ласки, без привета — Райнер Мария Рильке

Жила без ласки, без привета —
так, видно, было суждено…
Вдруг хлынуло потоком света, —
любовь ли, нет ли — все равно.
Потом ушло, — она осталась, —
глядит на пруд перед собой…
Как сон, все это начиналось
и обернулось вдруг судьбой.

Райнер Мария Рильке
(Перевод Тамары Сильман)

Гнались жестоко и издалека — Райнер Мария Рильке

О том, как последний из графов фон Бредероде избежал турецкого плена

Гнались жестоко и издалека,
пеструю смерть ему швыряли вслед.
Он лишь спасался бегством от врага.
Ему казалось, что сошла на нет Читать далее «Гнались жестоко и издалека — Райнер Мария Рильке»

Гибель тому суждена, кто познал их — Райнер Мария Рильке

«Гибель тому суждена, кто познал их». Гибель
от лепестков несказанного смеха. Гибель
от этих легких касаний. Гибель
от женщин.
Да воспоет смертоносных
юноша, когда они гордою поступью входят
в сердце его. Да воспоют их
цветущие губы его:
их, недоступных. О, как они далеки! Читать далее «Гибель тому суждена, кто познал их — Райнер Мария Рильке»

От века и навек всего лишенный — Райнер Мария Рильке

От века и навек всего лишенный,
отверженец, ты — камень без гнезда.
Ты — неприкаянный, ты — прокаженный,
с трещоткой обходящий города.

Как ветер, обездоленный и сирый,
своей ты не прикроешь наготы
и потому с роскошною порфирой
готов сравнить обноски сироты. Читать далее «От века и навек всего лишенный — Райнер Мария Рильке»

Явление Самуила Саулу — Райнер Мария Рильке

Я вижу! — взвыла жрица из Эндора,
царь за руку схватил ее: кого?
И жадно речь ее ловил, но скоро
он сам увидел близ себя того,
кто говорил, суровостью казня:
— Я сплю. Зачем позвал меня?
Иль хочешь ты, ища меня по следу,
оставлен Богом с горечью в груди,
в моих устах искать свою победу,
моля пустые челюсти раскрыться? Читать далее «Явление Самуила Саулу — Райнер Мария Рильке»

Детство Дон Жуана — Райнер Мария Рильке

Стан этот стройный, эта гибкость линий
неуязвимы женской красотой.
Бывало, что с его лица унынье
смывала тяга к этой или той, —

к какой-нибудь, что проходила мимо
и прежний образ заслоняла в нем. Читать далее «Детство Дон Жуана — Райнер Мария Рильке»