Был бомбой дом как бы шутя расколот — Илья Эренбург

Был бомбой дом как бы шутя расколот.
Убитых выносили до зари.
И ветер подымал убогий полог,
Случайно уцелевший на двери.
К начальным снам вернулись мебель, утварь.
Неузнаваемый, рождая страх,
При свете дня торжественно и смутно
Глядел на нас весь этот праздный прах. Читать далее «Был бомбой дом как бы шутя расколот — Илья Эренбург»

Девочка-скульптор в верблюжьих носках — Татьяна Бек

И. Ф.

Девочка-скульптор в верблюжьих носках,
С мощным изяществом в жестких руках.
Светлый самшит неизменного «стека»…
— Глина! Давай сотворим человека,
В сердце которого — нежность и страх. Читать далее «Девочка-скульптор в верблюжьих носках — Татьяна Бек»

Дочь, как Венера, вышла из меня — Наталья Астафьева

Дочь, как Венера, вышла из меня:
какие бедра, плечи и колени!
Но есть еще и красота коня
и линии лекальные оленя.
Люблю детей, коней, коров, собак
и камушки в ручье на дне оврага.
А хула-хуп в тебе пружинит шаг,
и к технике обуревает тяга.
Любовь,
ты слабый щит в моих руках!
Другая юность подрастает рядом,
она скользит, танцует на коньках
и мускулы гоняет на снарядах.
Наверно, так и надо:
в Спарте спорт
не зря был развит — побеждала Спарта. Читать далее «Дочь, как Венера, вышла из меня — Наталья Астафьева»

Черный человек — Сергей Есенин

Черный человек - Сергей ЕсенинДруг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.
Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь. Читать далее «Черный человек — Сергей Есенин»

Толпа (Эмиль Верхарн) — Максимилиан Волошин

В равнинах Ужаса, на север обращенных,
Седой Пастух дождливых ноябрей
Трубит несчастие у сломанных дверей —
Свой клич к стадам давно похороненных.

Кошара из камней тоски моей былой
В полях моей страны, унылой и проклятой,
Где вьется ручеек, поросший бледной мятой,
Усталой, скучною, беззвучною струей. Читать далее «Толпа (Эмиль Верхарн) — Максимилиан Волошин»

Нет, уж лучше эти, с модерном и постмодерном — Дмитрий Быков

Нет, уж лучше эти, с модерном и постмодерном,
С их болотным светом, гнилушечным и неверным,
С безразличием к полумесяцам и крестам,
С их ездой на Запад и чтением лекций там, —

Но уж лучше все эти битые молью гуру,
Относительность всех вещей, исключая шкуру,
Недотыкомство, оборзевшее меньшинство
И отлов славистов по трое на одного. Читать далее «Нет, уж лучше эти, с модерном и постмодерном — Дмитрий Быков»

Челнок (Воет ветр и свистит пред недальной грозой) — Михаил Лермонтов

Воет ветр и свистит пред недальной грозой,
По морю, на тёмный восток,
Озаряемый молньей, кидаем волной,
Несётся неверный челнок.

Два гребца в нём сидят с беспокойным челом,
И что-то у ног их под белым холстом.
И вихорь сильней по волнам пробежал,
И сорван летучий покров. Читать далее «Челнок (Воет ветр и свистит пред недальной грозой) — Михаил Лермонтов»

Впереди еще январь и февраль и март — Наталья Астафьева

Впереди еще январь и февраль и март…
Впереди еще зима… Но и в ноябре
обжигающий мороз, снега кутерьма.
Хмурый, сумрачный декабрь в грязном серебре.
Вьюжно, холодно, темно… Безысходность, страх…
С вечера сидит в домах взаперти народ.
Слава богу, есть еще лампочки в домах.
Куплен хлеб… Переживет город этот год.

Наталья Георгиевна Астафьева, 1974 год

вирус держит в страхе родину мою

вирус держит в страхе
родину мою
я же на балконе Читать далее «вирус держит в страхе родину мою»

Любовь всех раньше станет смертным прахом — Анна Ахматова

Любовь всех раньше станет смертным прахом.
Смирится гордость, и умолкнет лесть.
Отчаянье, приправленное страхом,
Почти что невозможно перенесть.

Анна Андреевна Ахматова