Наш век — как капля из ковша — Жоашен Дю Белле

Наш век — как капля из ковша,
Как кем-то брошенное слово.
Зачем же ждешь венца земного,
Землей плененная душа?

О чем мечтаешь, чуть дыша?
Зачем ты мучаешься снова? Читать далее «Наш век — как капля из ковша — Жоашен Дю Белле»

Безумная Джейн говорит с епископом — Уильям Батлер Йейтс

Епископ толковал со мной,
Внушал и так и сяк:
«Твой взор потух, обвисла грудь,
В крови огонь иссяк;
Брось, говорит, свой грязный хлев,
Ищи небесных благ». Читать далее «Безумная Джейн говорит с епископом — Уильям Батлер Йейтс»

Где-нибудь в углу запущенной болезни — Ольга Седакова

Где-нибудь в углу запущенной болезни
можно наблюдать, удерживая плач,
как кидает свет, который не исчезнет,
золотой влюбленный мяч.

— Я люблю тебя, — я говорю. Но мимо,
шагом при больном, задерживая дух,
он идет с лицом неоценимым,
напряженным, словно слух. Читать далее «Где-нибудь в углу запущенной болезни — Ольга Седакова»

Любил я тихий свет лампады золотой — Яков Полонский

Любил я тихий свет лампады золотой,
Благоговейное вокруг нее молчанье,
И, тайного исполнен ожиданья,
Как часто я, откинув полог свой,
Не спал, на мягкий пух облокотясь рукою,
И думал: в эту ночь хранитель-ангел мой
Придет ли в тишине беседовать со мною?..
И мнилось мне: на ложе, близ меня,
В сиянье трепетном лампадного огня,
В бледно-серебряном сидел он одеянье… Читать далее «Любил я тихий свет лампады золотой — Яков Полонский»

Сколько можно, измучив родных — Татьяна Бек

Сколько можно, измучив родных,
Утыкаться в тетрадь и в подушку?
Я, во-первых, уеду на Кушку
И на Тикси махну, во-вторых!

Убегу от грачиной молвы
В этом городе вздорном и талом, Читать далее «Сколько можно, измучив родных — Татьяна Бек»

Песенка о переломе в моем мировоззрении — Дмитрий Быков

В небе луна, а под небом тишина.
Светятся четыре последних окна.
После дневной суеты и борьбы
Спят усталые игрушки судьбы.

А мне — мне не хочется думать о былом:
В моем мировоззрении случился перелом.
Полно мне к согражданам моим приставать:
Больше я не буду их к добру призывать. Читать далее «Песенка о переломе в моем мировоззрении — Дмитрий Быков»

Как никогда, беспечна и добра — Белла Ахмадулина

Как никогда, беспечна и добра,
я вышла в снег арбатского двора,
а там такое было: там светало!
Свет расцветал сиреневым кустом,
и во дворе, недавно столь пустом,
вдруг от детей светло и тесно стало.
Ирландский сеттер, резвый, как огонь,
затылок свой вложил в мою ладонь,
щенки и дети радовались снегу,
в глаза и губы мне попал снежок,
и этот малый случай был смешон,
и все смеялось и склоняло к смеху. Читать далее «Как никогда, беспечна и добра — Белла Ахмадулина»

Ты помнишь круглый дом и шорох экипажей — Константин Вагинов

Ты помнишь круглый дом и шорох экипажей?
Усни мой дом, усни…
Не задрожит рояль и путь иной указан
И белый голубь плавает над ним. Читать далее «Ты помнишь круглый дом и шорох экипажей — Константин Вагинов»

Осенний день наполнен светом — Андрей Дементьев

Осенний день наполнен светом
И грустной музыкой листвы.
И распрощавшееся лето
Сжигает за собой мосты.
В лесу пустынно и печально.
На юг умчался птичий гам.
И в тишине исповедальной
Притих березовый орган.

Андрей Дмитриевич Дементьев, 2003 год

Если ввериться сияющему лику будды Амида — Сайгё

Если ввериться сияющему лику будды Амида, что
озаряет глубины преисподней, не отвращаясь от
созданий, вверженных туда за тягчайшие грехи, тогда
и кипящее зелье в адских котлах превратится в
чистый и прохладный пруд, где распустятся лотосы

Свыше свет воссияет,
И даже котел, кипящий в аду
С неослабным жаром,
Станет вдруг прохладным прудом,
Где раскроется чистый лотос.

Сайгё
(Перевод Марковой В. Н.)