Да, этим прозвищем зови меня и ты — Михаил Цетлин (Амари)

Да, этим прозвищем зови меня и ты.
Ведь с самых ранних лет, его послушна звуку,
Из круга детских игр, цветы зажавши в руку,
Стремилась я — взглянуть на милые черты.
О, эти голоса, так нежны и чисты,
Что с музыкой небес слились! Увы, разлуку
Всё глубже чувствую с годами я и муку
Влагаю в стон среди молчанья пустоты. Читать далее «Да, этим прозвищем зови меня и ты — Михаил Цетлин (Амари)»

Лампы неуверенное пламя — Иосиф Уткин

Лампы неуверенное пламя.
Непогодь играет на трубе.
Ласковыми, нежными руками
Память прикасается к тебе.

К изголовью тихому постели
Сердце направляет свой полет.
Фронтовая музыка метели
О тебе мне, милая, поет. Читать далее «Лампы неуверенное пламя — Иосиф Уткин»

Знал бы ты, как скучает она

Знал бы ты, как скучает она,
как услышать твой голос хочет.
Как часами лежит без сна,
как теперь ненавидит ночи.

Знал бы, сколько ей нужно сказать,
что совсем без тебя ей плохо.
Что нет силы с утра вставать,
что в груди боль от каждого вздоха. Читать далее «Знал бы ты, как скучает она»

Опять воскрешает мне память — Александр Блок

Из Гейне

Опять воскрешает мне память
Развеянный ветром образ, —
Зачем меня волнует
Так глубоко твой голос? Читать далее «Опять воскрешает мне память — Александр Блок»

Княгине Волконской (Я арфа тревоги) — Иван Козлов

Я арфа тревоги, ты — арфа любви
И радости мирной, небесной;
Звучу я напевом мятежной тоски, —
Мил сердцу твой голос чудесный. Читать далее «Княгине Волконской (Я арфа тревоги) — Иван Козлов»

Уже над ельником из-за вершин колючих — Яков Полонский

Уже над ельником из-за вершин колючих
Сияло золото вечерних облаков,
Когда я рвал веслом густую сеть плавучих
Болотных трав и водяных цветов.
То окружая нас, то снова расступаясь,
Сухими листьями шумели тростники;
И наш челнок шёл, медленно качаясь,
Меж топких берегов извилистой реки. Читать далее «Уже над ельником из-за вершин колючих — Яков Полонский»

Памяти В. Ф. Комиссаржевской — Валерий Брюсов

Как Мелизанда, и ты уронила корону в глубокий родник,
Плакала долго, напрасно клонила над влагой прозрачной свой лик.

Встретил в лесу тебя рыцарь суровый, пути потерявший ловец,
Странницей грустной нежданно пленился, другой тебе подал венец. Читать далее «Памяти В. Ф. Комиссаржевской — Валерий Брюсов»

Хотя б во сне давай увидимся с тобой — Роберт Рождественский

Хотя б во сне давай увидимся с тобой.
Пусть хоть во сне
твой голос зазвучит…
В окно —
не то дождем,
не то крупой
с утра заладило.
И вот стучит, стучит…
Как ты необходима мне теперь!
Увидеть бы.
Запомнить все подряд… Читать далее «Хотя б во сне давай увидимся с тобой — Роберт Рождественский»

Мозг извилист, как грецкий орех — Николай Асеев

Мозг извилист, как грецкий орех — Николай Асеев

Мозг извилист, как грецкий орех,
когда снята с него скорлупа;
с тростником пересохнувших рек
схожи кисти рук и стопа…

Мы росли, когда день наш возник,
когда волны взрывали песок;
мы взошли, как орех и тростник,
и гордились, что день наш высок. Читать далее «Мозг извилист, как грецкий орех — Николай Асеев»

Элегия (М. Б. Подруга милая, кабак все тот же) — Иосиф Бродский

М. Б.
Подруга милая, кабак все тот же.
Все та же дрянь красуется на стенах,
все те же цены. Лучше ли вино?
Не думаю; не лучше и не хуже.
Прогресса нет. И хорошо, что нет. Читать далее «Элегия (М. Б. Подруга милая, кабак все тот же) — Иосиф Бродский»