Прошел январь за окнами тюрьмы — Иосиф Бродский

Прошел январь за окнами тюрьмы,
и я услышал пенье заключенных,
звучащее в кирпичном сонме камер:
«Один из наших братьев на свободе».
Еще ты слышишь пенье заключенных
и топот надзирателей безгласных, Читать далее «Прошел январь за окнами тюрьмы — Иосиф Бродский»

В тюрьме Таганской нас стало мало — Владимир Высоцкий

В тюрьме Таганской нас стало мало —
Вести по-бабски нам не пристало.

Дежурный по предбаннику
Всё бьёт — хоть землю с мелом ешь, —
И я сказал охраннику:
«Ну что ж ты, сука, делаешь?!» Читать далее «В тюрьме Таганской нас стало мало — Владимир Высоцкий»

В тюрьме, где были низки своды — Юргис Балтрушайтис

В тюрьме, где были низки своды
И каждый стебель цвел в тени,
Я ткал из бренной жажды годы,
Прял из пустых забвений дни…
И в трепете о звездном свете
Лишь в искрах мира сны любя,
Я, как слепой паук, в их сети
Безрадостно ловил себя… Читать далее «В тюрьме, где были низки своды — Юргис Балтрушайтис»

Ой, полна тюрьма пред Думою — Вильгельм Зоргенфрей

Ой, полна, полна коробушка…
Некрасов

«Ой, полна тюрьма пред Думою,
Есть эсеры и ка-де!
Что мне делать — не придумаю,
Помогите, граф, в беде. Читать далее «Ой, полна тюрьма пред Думою — Вильгельм Зоргенфрей»

Исповедь (День гас, в наряде голубом) — Михаил Лермонтов

I
‎День гас; в наряде голубом
Крутясь бежал Гвадалкивир,
И не заботяся о том,
Что есть под ним какой-то мир,
Для счастья чуждый, полный злом,
Светило южное текло,
Беспечно, пышно и светло;
Но в монастырскую тюрьму
Игривый луч не проникал; Читать далее «Исповедь (День гас, в наряде голубом) — Михаил Лермонтов»

Н. Костомарову — Тарас Шевченко

Лучи весёлые играли
В весёлых тучках золотых.
Гостей безвыходных своих
В тюрьме уж чаем оделяли
И часовых переменяли —
Синемундирных часовых. Читать далее «Н. Костомарову — Тарас Шевченко»

Инструкция заключенному — Иосиф Бродский

В одиночке при ходьбе плечо
следует менять при повороте,
чтоб не зарябило и еще
чтобы свет от лампочки в пролете Читать далее «Инструкция заключенному — Иосиф Бродский»

Пенье невольника в полночь — Генри Лонгфелло

Гимн Давида вдохновенный —
Раб и негр — он громко пел;
Пел Сион освобожденный,
Гром побед и славных дел.

Ночь была тиха, спокойна,
Все объято было сном,
И звучал полно и стройно
Голос в воздухе ночном. Читать далее «Пенье невольника в полночь — Генри Лонгфелло»