Журавли — Зинаида Гиппиус

Ал. Меньшову

Там теперь над проталиной вешнею
Громко кричат грачи,
И лаской полны нездешнею
Робкой весны лучи… Читать далее «Журавли — Зинаида Гиппиус»

Горние звёзды как росы — Николай Клюев

Горние звезды как росы.
Кто там в небесном лугу
Точит лазурные косы,
Гнет за дугою дугу? Читать далее «Горние звёзды как росы — Николай Клюев»

Предлагаем подписаться на наш Telegram а также посетить наши самые интересный разделы Стихи, Стихи о любви, Прикольные картинки, Картинки со смыслом, Анекдоты, Стишки Пирожки.

И ещё немного о поэзии... Поэзия совершенно неотделима от психологии личности. Читая сегодня стихотворения прошлых лет, мы можем увидеть в них себя, понять заложенные в них переживания, потому что они важны и по сей день. Нередко поэзия помогает выразить невыразимое - те оттенки чувств, которые существуют внутри нас, и к которым мы не можем подобрать словесную форму. Кроме того стихи позволяют расширить словарный запас и развить речь, более точно и ярко выражать свои мысли. Поэзия развивает в нас чувство прекрасного, помогает увидеть красоту в нас и вокруг нас. Описанное выше в купе с образностью, краткостью и ассоциативностью стихотворной формы развивает нас как творческую, креативную личность, которая сама способна генерировать идеи и образы. Поэзия является великолепным помощником в воспитании и развитии ребенка. Знания, поданные в стихотворной форме (это может быть стих или песня), усваиваются быстрее и в большем объеме. Более того, стихи развивают фантазию и абстрактное мышление, и в целом делают жизнь детей эмоционально богаче и разнообразнее. Таким образом, очень важно, чтобы ребенок с первых дней слышал стихи и песни, впитывал красоту и многогранность окружающего его мира. Нас окружает поэзия красоты, которую мы выражаем в красоте поэзии!

Еврипид Умоляющие — Иннокентий Анненский

Действующие лица

Эфра, мать Тесея (III)
Вестник (III)
Хор — аргосские матери и их служанки Эвадна, вдова Капанея (I)
Тесей, афинский царь (I)
Ифит, старик аргосец, ее отец (II)
Адраст, аргосский царь (II)
Сыновья павших под Фивами
Герольд (III)
Афина (III)

Действие — в Элевсине.

ПРОЛОГ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Задняя декорация изображает фронтон элевсинского храма Деметры. Справа, позади храма и над ним, скала. На ступенях алтаря всех выше Эфра в царской одежде; перед ней хор — ближе матери, ниже служанки, все в трауре: в знак мольбы женщины протягивают к Эфре оливковые ветви с намотанной на них шерстью. Алтарь курится. В стороне лежит прямо на земле Адраст, прикрытый с головою темным плащом, около него стоят отроки. Читать далее «Еврипид Умоляющие — Иннокентий Анненский»

Когда высокодремлющая даль — Виктория Андреева

Когда высокодремлющая даль
раздарит горьковатую печаль
пролеты веток безрассудногрубы
столь опредмечен явленный в них сон
так памятью над прошлым вознесен Читать далее «Когда высокодремлющая даль — Виктория Андреева»

Меламподия — Гесиод

Мелампод — сын Амифаона, врач и пророк, наделенный даром понимать голоса птиц и животных. Он исцелил, в частности, от безумия дочерей Прета. Читать далее «Меламподия — Гесиод»

Боже, мой сильный, мой праведный Боже — Владимир Пяст

Боже, мой сильный, мой праведный Боже,
Все же прости безутешного.
О, ниспошли ему с горнего ложа
Вестника рая безгрешного. Читать далее «Боже, мой сильный, мой праведный Боже — Владимир Пяст»

Еврипид Орест — Иннокентий Анненский

Действующие лица

Электра (II)
Тиндар (II)
Елена(III)
Вестник, старый микенец (III)
Хор из пятнадцати аргосских Пилад (III)
женщин Гермиона (III)
Орест (I)
Фригиец, евнух (III)
Менелай (III)
Аполлон (II)

Действие происходит в Аргосе, спустя пять дней после сожжения тела Клитемнестры.

ПРОЛОГ

Перед дворцом Агамемнона, на низком ложе спит тяжким тревожным сном Орест, закрытый пурпуровым пеплосом. В ногах Электра, в темном, худая, бледная, остриженная. Утро.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Электра

Где мука та, которую назвать —
Так стынет кровь, и где та кара, люди,
Божественным решенная судом,
Чтоб ваших плеч их иго миновало? Читать далее «Еврипид Орест — Иннокентий Анненский»

Лаодамия — Иннокентий Анненский

Лирическая трагедия в 4 действиях
с музыкальными антрактами

Когда я лишена радостей
истинных, мне отрадны и ложные.
Овидий

Посвящается сыну

ПРЕДИСЛОВИЕ

Трагедия Лаодамии взята нами из античной версии мифа о жене, которая не могла пережить свидания с мертвым мужем.
Один из любимых мотивов римской лирики и трогательное украшение саркофагов, эта сказка о фессалийской Леноре не считалась, однако, в древности богатой сценическими эффектами, и Еврипид со своим «Протесилаем» был едва ли не единственный греческий трагик, которого она пленила. От «Протесилая» уцелели скудные отрывки, и ученым не удалось до сих пор восстановить не только хода действия, но даже содержания этой трагедии. Мужа Лаодамии звали Иолай, он был сыном Ификла, царил в Фессалии, над городом Филакой, и был убит на троянском берегу, куда ступил первым. Протесилай стало его прозвищем, и этим словом отмечалось его первенство. Дома он оставил, по словам Гомера, «едва заведенное хозяйство» (___, В. 701, cf. lat. domum inceptam frustra) {Расшифровку условных сокращений (авторских) вместе с переводом цитат и необходимыми пояснениями к ним см. в примечаниях.}. Читать далее «Лаодамия — Иннокентий Анненский»

Элегия (Мальчик! зажги мне огня!) — Константин Аксаков

«Мальчик! зажги мне огня!» — «Светло еще, тратишь ты только
Светильню и масло напрасно: и ставни еще не закрыты.
Спряталось только за домы от нас, а не за горы солнце.
Должно пождать с полчаса; недолго до звона ночного».
— «Несчастный, поди и исполни: я милой своей дожидаюсь.
Утешь же, лампа, меня, ночи ты вестник драгой!»

Константин Сергеевич Аксаков

Простерши длань, как вестник Божий — Пётр Потёмкин

Простерши длань, как вестник Божий,
Он внемлет зову хляби стремной.
Речет о нем пиит прохожий:
«Се Россов кормчий иноземный».

Пётр Петрович Потёмкин, октябрь 1907 года