Тут Рамазан, а ты наелся днем — Омар Хайям

«Тут Рамазан, а ты наелся днем». —
Невольный грех! Как сумрачно постом,
И на душе так беспросветно хмуро.
Я думал — ночь! И сел за ужин днем.

Омар Хайям
(Перевод с фарси Тхоржевского)

Еще дорожная дума — Петр Вяземский

Еще дорожная дума - Петр ВяземскийОпять я на большой дороге,
Стихии вольной — гражданин,
Опять в кочующей берлоге
Я думу думаю один.
Мне нужны: это развлеченье,
Усталость тела, и тоска,
И неподвижное движенье,
Которым зыблюсь я слегка.
В них возбудительная сила,
В них магнетический прилив,
И жизни потаенной жила
Забилась вдруг на их призыв.
Мир внешний, мир разнообразный
Не существует для меня:
Его явлений зритель праздный,
Не различаю тьмы от дня.
Мне всё одно: улыбкой счастья
День обогреет ли поля,
Иль мрачной ризою ненастья
Оделись небо и земля.
Сменяясь панорамой чудной,
Леса ли, горы ль в стороне,
Иль степью хладной, беспробудной
Лежит окрестность в мертвом сне; Читать далее «Еще дорожная дума — Петр Вяземский»

Думал — любимая, подсчитал — дорогая

Думал — любимая. Подсчитал — дорогая.

Я думал, что любовь погасла навсегда — Александр Пушкин

Я думал, что любовь погасла навсегдаЯ думал, что любовь погасла навсегда,
Что в сердце злых страстей умолкнул глас мятежный,
Что дружбы наконец отрадная звезда
Страдальца довела до пристани надежной.
С беспечной думою покоясь у брегов,
Уж издали смотрел, указывал рукою
На парус бедственных пловцов,
Носимых гибельной грозою.
Я говорил: «Стократ блажен,
Чей век, свободою прекрасный,
Как век весны промчался ясной
И страстью не был омрачен,
Кто не страдал в любви напрасной,
Кому неведом грустный плен.
Блажен! но я блаженней боле.
Я цепь мученья разорвал,
Опять я дружбе… я на воле —
И жизни сумрачное поле
Веселый блеск очаровал!» Читать далее «Я думал, что любовь погасла навсегда — Александр Пушкин»