В столетнем мраке черной ели — Иван Бунин

В столетнем мраке черной ели
Краснела темная заря,
И светляки в кустах горели
Зеленым дымом янтаря.
И ты играла в темной зале
С открытой дверью на балкон, Читать далее «В столетнем мраке черной ели — Иван Бунин»

Сойди, сойди огнем, Рассвет — Алексей Ганин

Сойди, сойди огнем, Рассвет!
Уж близок грозный Час.
У звезд мерцанья нет.
И черен лунный глаз.

Блуждает древний Страх —
сбылись глухие сны.
Как выкидыш, Земля забыта в колыбели,
И правнуки ребра на жернов Сатаны,
Ломая меч о меч, несут за телом тело. Читать далее «Сойди, сойди огнем, Рассвет — Алексей Ганин»

Месяцу, заре, звезде, лазури — Юрий Верховский

Мой нежный, милый брат,
О месяц молодой,
От светозарных врат
Воздушною чредой,
Долиною отрад
Над облачной грядой
Плывешь ты грустно-рад
За тихою звездой.
О месяц, ясный брат —
Любимый, молодой. Читать далее «Месяцу, заре, звезде, лазури — Юрий Верховский»

снова разродилась летняя заря

снова разродилась
летняя заря
днём что будет прожит
абсолютно зря

Сыр

Легче пламени, молока нежне — Михаил Кузмин

Легче пламени, молока нежней,
Румянцем зари рдяно играя,
Отрок ринется с золотых сеней.
Раскаты в кудрях раева грая.
Мудрый мужеством, слепотой стрелец, Читать далее «Легче пламени, молока нежне — Михаил Кузмин»

мне зари не в радость нежный перламутр

мне зари не в радость
нежный перламутр
так как в понедельник
худшее из утр

ХатяКо

22 июня 1941 — Степан Щипачев

Казалось, было холодно цветам,
и от росы они слегка поблёкли.
Зарю, что шла по травам и кустам,
обшарили немецкие бинокли.
Цветок, в росинках весь, к цветку приник,
и пограничник протянул к ним руки.
А немцы, кончив кофе пить, в тот миг
влезали в танки, закрывали люки. Читать далее «22 июня 1941 — Степан Щипачев»

Не райская разноцветная птичка — Георгий Иванов

Не райская разноцветная птичка
Прилетала на кленовую ветку
Поклевать зерна золотого,
А заря веселая ударяла
В разноцветные стекла светлицы.
В той светлице постель стоит несмята,
Не горит лампада перед Спасом,
Держит муж ременную плетку,
А жена молодая плачет.

Георгий Владимирович Иванов