Утро: Малевич: Немчиновка — Геннадий Айги

Троельсу Андерсену

«время — распада кругов
и теперь уже что говорить
об основе другой — рукотворной…» —

словно средь веток — на ветках — поблескивает
телом первично-незримым
сам — до-человечески — сам:

а мокрые — смежные с сгустками-«где-то-я-там-уходящий»
ветки в глубинах зари равномерны при вздрогах

зренье — вразброд: отовсюду дымящимся
жертвоприношением — глаз! —

гул…- продолжается гул: то ли степи — из детства — соседствуют — входят
хребтами двоясь (и опять — велимировы будто — с годами забытые

кони мелькают: родное топтанье
полей: «это-я-исчезая») —

гул: а потом — утомленье затылка: движенье привычное

теплой весомости белой
все тяжелее — вдали над холмом
(где взаимобратание было ходьбой и молчаньем

словно протертою с шепотом дум
стала здесь почва сама) —
дальше — над дубом все тем же — сродненным всей
крепостью духа и принятым в волю твердейшую —

все ощутимее — света уход:
из продолженья-творенья —
что-то в лице наклоняя все более белым… —

(«нет: ничего уже это не держит» — лишь жизни все меньше теплеющий сон
будет — в покое — надолго замешан зрачками!) —

и — словно единою-песней едино-народа исход из сияния-поля —

взгляд от стола — человечнейшим озером черным:

«грусть — не становится кругом: ни солнца ни поля… —

просто — возносится к небу:

грусть — человечьего места
все дальше — все больше: незримость»

Геннадий Николаевич Айги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *