Венецианский карнавал — стихи

Венецианский карнавал - стихиВенецианский карнавал,
Венецианский карнавал
Нас закружил, заворожил,
В пучину вверг, околдовал.
И ровно в полдень, на Сан-Марко
С упавшим ангелом небес
Венецианцам стало жарко,
Веселья в них вселился бес…
Гудит Венеция, как улей
Уже который год подряд.
Ветра весёлые подули —
Народ спешит на маскарад!
Среди палаццо и каналов —
Князья, графини, господа,
Солдаты, рыцари, вандалы
На карнавале, как всегда.
Под яркой маской и костюмом
Скрывают суть своих затей
Пьеро и Арлекин. Под гримом
Бедняк простой и богатей.
Сан-Марко ласково встречает
Отряды карнавальных рот,
А с Кампаниллы вниз слетает
Девица-ангел, что спасёт
Заблудший мир весёлой шуткой
Сметая зло и негатив.
Своей красою нежно-хрупкой
Мечту о счастье воплотив.

Вайнерман Александр

*****

Венецианский карнавал —
Одно из чудес света.
И сколько б ты его ни ждал —
Наступит время это.

Под маской скрыты лица
У каждого из нас.
Судьба здесь всех стремиться
Порадовать сейчас.

Не просто в этом мире
Нам всем любовь найти.
На этом карнавале
Свой шанс не упустить.

И с лунным незнакомцем
Ты будешь танцевать.
С загадочным красавцем
Знакомиться под стать.

Ты шанс не упустила —
Любовь свою нашла.
Судьба вознаградила
И с ночью же ушла.

*****

Венецианский карнавал
Вокруг не лица — маски… маски…
И чувствуешь себя как в сказке…
Как будто бы во сне…
Он волновал…
Все чувства в глубине души,
Все струны натянуты — улыбок нет…
Хоть красочно вокруг — не вижу свет,
Лишь маски… Тихо, не спеши…
Взгляни в глаза… Ах, вот он свет,
Надежда там, любовь и доброта
под маской… Загляни туда
И ты найдешь на свой вопрос ответ…

Лисицкая Татьяна

*****

Венецианский карнавал —
ты полуявь и полусказка,
твои герои в полумасках
спешат на бал.
Ты эту тайну раз в году
изысканнейше примеряешь
и даме в белом назначаешь
ты рандеву.

Полунамек, полукивок
за полумаской.
Ах, это только мотылек,
судьбы гримаска.
И не меняется сюжет,
и будто ожил
актера птичий силуэт
и плащ вельможи.

Венецианский каранавал —
ты смерть над жизнью возвеличил,
слегка припудрив для приличья
ее оскал.
Какой непревзойденный фарс —
бесстрастных масок поединок,
где побеждают сарацина
презреньем глаз.

Венецианский карнавал —
лоскут лиловый на ступенях,
двух полумасок полутени,
луны кристал.
Затихнут вскоре голоса
любовников сиюминутных,
пять нот полупризнаний смутных
и плеск весла.

Полунамек, полукивок…

Постолова Анатолия

*****

Венецианский карнавал, цветов феерия каналов,
Кружа в беспамятстве меж залов
Волшебный бал, как словно в сказке,
Кто в красной, белой, черной маске.

Гондолы воду обнимая, плывут неспешно под луной,
Безумно рад, что повстречались, с тобою в этот час ночной
Таинство маски, платье блеск, духов прелестный аромат,
Кружил мне голову, венчая, любви цветущий, дивный сад.

А нас теченье все уносит и шумный бал уж позади,
Снимая маску и напрасно, тебе признался я в любви
Хоть ты была прекрасной нимфой, моим ведением из снов,
Но растворившись в атмосфере, я плыл один среди домов.

Стих карнавал, настало утро и маски сорваны, качаясь,
На солнце блекнут и плывут, куда-то в вечность удаляясь
Прохладный ветер спал на время, и я в раздумьях на Реа́льто,
Хочу найти один ответ, то был ли сон иль жизни сальто?

*****

Венецианский карнавал —
Туристы, маски, вапоретто…
Венеция в туман одета…
И этот тягостен ей бал.

Она больна и еле дышит,
Ей помощь срочная нужна…
Ей так она сейчас важна,
Но крик ее никто не слышит.

Она как древняя старушка…
Уже надеждой не живет…
И на учете каждый год….
А ей твердят: «Ты лишь игрушка!

Ты статуэтка из Мурано,
Одень же маску и молчи…
И не скрипи, и не ворчи…
Как старенькое фортепиано.»

Венеция, мне очень жаль,
Что вдруг тебя совсем не станет,
Цветок прекрасный твой увянет,
Одев монашенки вуаль.

Венецианский карнавал —
Туристы, маски, вапоретто…
Венеция в туман одета…
И этот тягостен ей бал.

Кузьминская Лариса

*****

Венецианский карнавал в разгаре.
Играют нежно скрипки, приглашая
На танец. Кто-то на гитаре
Щипает струны, Деву искушая.

Смешались маски — Кот и Пульчинелла,
Шут, Доктор, Коломбина, Арлекин,
Тарталья, Скарамуччо и Бригелла,
Вот Капитан, любитель старых вин.

Собрав вокруг компанию друзей,
Наш Капитан шутливо повествует,
Что девушка, волчицы здоровей,
В Германии как будто существует.

Что lupo mannaro девицу укусил,
Та в полнолуние в волчицу обратилась,
Как Капитану кто-то говорил,
И грешников в округе сократилось.

Вздыхают все — кто в шутку, кто с испугом,
И с нетерпеньем продолженья ждут.
Вот, обходя компашку полукругом,
Идёт Матрона. Гордостью надут

Весь величавый, золочёный вид.
Лицо под маской светской Дамы,
Взгляд сквозь глазницы ядовит,
И с уст сорвалось слово «хамы»…

«Как смел он, осрамить речами
Наш девичий, а значит, слабый пол!
Он женоненавистник — посудите сами,
Не слышал свет столь мерзостных крамол!»

А Капитан, и не заметив Даму,
Продолжил увлекательный рассказ,
Он новую придумал мелодраму.
Хлебнул вина «Друзья мои, за вас!»

Держа в руке бокал чудесный
Из дивного Муранского стекла,
Напиток он вкушал небесный.
А Дама, исхитрившись, налила

В бокал тот самой страшной клеветы,
Что убивает верно, постепенно
Высасывая душу из тебя. И ты
Хоть и живой — с душою убиенной.

И превратив стило своё в стилет,
Она, подкравшись, в спину нож втыкает:
Под маской Благочестья много лет
Она Бауту киллера скрывает

Прикрыв себя невидимым плащом,
Что весь расшит сердцами, голубями —
Любви символикой, и ловким циркачом
Скользнула, скрылась за дверями.

Что ж Капитан? В мученьях корчась,
На площади валяется в пыли?
Пивал напитки он и горче,
А от стилета латы сберегли…

Яд клеветы, конечно, очень горек,
Но магия Муранского стекла,
В смешении с Поэзии Кагором,
От смерти и забвения спасла.

Яковлев Владимир

*****

Полыхает фонарь на картине,
мир в безумии карнавала!
Ночь играет на мандолине,
а луна на волне покрывала…
На мосточках целуются пары,
обнажая красивые лица.
Им так хочется в пышные балы…
с незнакомцами порезвится.
Нынче все предаются веселью,
незнакомки пускаются в прятки…
А над черного неба постелью
черти снова бегут без оглядки.
Смех и пляски, и яркие маски,
серенады под взрыв серпантина,
и пестрящие ярмарок краски,
где играет с луной Коломбина…

Леви Ирина

*****

Гондола на волнах качалась,
То с морем Венеция венчалась,
А свадьба — весёлый карнавал,
Загадочный, волшебный бал.

Льётся бокалов хрустальный звон,
И ночь, как розовый бутон,
Благоухает пряным ароматом,
Опьяняя серебром и златом…

Пьяцца гирляндами цветов увиты,
Будто ароматной патокой облиты,
Летят цветные лепестки каскадом,
Вокруг захвачено всё маскарадом.

Везде огни, костюмы, маски, смех
И много соблазнительных утех.
Звучат серенады услаждая слух,
Волнуя кровь и будоража дух.

И всем, как детям хочется шалить,
Но разве можно в этом их винить?
Ведь много месяцев подряд,
Изобретался сказочный наряд.

За масками и краской спрятав лица,
Все до восхода будут веселиться
Но утренней зари лучик блеснёт,
Утихнет всё, и карнавал уснёт…

Лель

*****

Я там была… Невольно память бродит
По тем местам, что дОроги мне стали,
По тем мостам, что всех влюблённых сводят,
По чувствам светлым, что прочнее стали.

Я там была… Невольно вас коснулась,
Мои друзья, которые далече,
От карнавала шумного проснулась, —
На сердце стало и тепло, и легче.

Я там была, в Венеции чудесной!
Её приливы, волны, бризы, воды
Звучат во мне вновь карнавальной песней,
Её мотив летит до небосвода!

Венеция! Загадочное чудо!
Друзья! Вы убедитесь в этом сами!
Как много собирается здесь люду,
Чтобы узреть, что создано творцами.

Музей открытый под горячим солнцем!
Мостов не счесть… Гандолы, вапаретто…
Всё движется в весёлом, вечном танце
В Венеции под карнавальным небом.

Венеция… Роскошные костюмы
И маски, оживающие в танцах…
На площади Сан — Марко много юных
Красивых мимов, много здесь и старцев.

Весь город всколыхнулся в карнавале,
Ожил в мечте своей, даруя краски.
Все женщины принцессами вмиг стали,
Толкнув мужчин на действия и пляски.

Я там была… Всё видела воочию, —
Весёлые и радостные лица…
Наш карнавал звучал и днём, и ночью…
Пусть сквозь года он снова повторится!

Ах, карнавал! Летящая бравада!
Весёлый смех, к нам льющийся из детства!
Любовь и свет! Немеркнущая радость!
Ты — новая мечта! Ты — цель и средства!

Ах, карнавал! Одно из чудес света
В здоровом теле дух живёт могучий!
Кого-то ожидает здесь победа,
Но всех ждёт праздник! Праздник самый лучший!

Уколова Любовь

*****

Столица дожей одевает
Все блёстки звёздные на бал,
Кипис, смеётся и болтает,
Сверкает пестрый карнавал.
Вот Арлекин под маской черной,
Как жар горит его тряпьё,
Кассандру нотою задорной
Он бьёт, посмешище своё.
Весь белый, словно большеротый
Пингвин над северной скалой,
Пьеро в просвете круглой ноты
Покачивает головой.
Болнский доктор обсуждает
В басах понятный всем вопрос,
Полишинель, сердясь сгибает
Осмушкой нотной длинный нос.
Отталкивая Тривелина,
Сморкающегося трубой,
У Скарамуша Коломбина
Берет с улыбкой веер свой.
Звучит каданс, и скоро, скоро
В толпе проходит домино,
Но в прорези лукавства взора
Прикрыть ресницам не дано.
О тонкая бородка кружев,
Что вздох колышет, легче сна,
Мне, тотчас тайну обнаружив,
Поет арпеджио: — она!
И я узнал влюбленным слухом
Под страшной маскою губу,
Как слива с золотистым пухом,
И мушку чёрную на лбу.

Николай Гумилёв

*****

Огнями площадь залита,
И миром правит красота
Со львом крылатым вдохновенно.
Венецианский карнавал
Очаровал, околдовал
И завертел нас во Вселенной.

Брызнул розовый закат,
Рафаэля вдохновеньем,
И соцветьями летят
Маски, словно в сновиденье.
Как найти свой идеал
Под загадочною маской,
Но Петрарка отыскал
Лауриты глазки в сказке!

Тают маски и цветы,
И смеется Коломбина.
В театре кукольной мечты
Принц под маской Арлекина.
Лев с колонны подмигнул,
Что и мы друг друга встретим,
Только в душу загляну
Карнавальным маскам этим.

Ах, карнавал, ах, карнавал!
Очаровал, околдовал
В Венецианском зазеркалье.
Художник маски расписал
И на мгновенье предсказал,
Кем станешь ты, на карнавале.

Подольская Галина

*****

Играет флейта, как свет в брильянте.
На белом стуле в кафе на пьяцца
Я восседаю с бокалом кьянти
И восхищаюсь игрой паяца.

От тихих звуков мороз по коже —
Помилуй, Боже! Ну, как же можно?!
И я вельможен в камзоле дожа,
И ты восторженна и вельможна…

И пусть оратор я невеликий,
Весьма далекий от абсолюта,
Стихи под сводами базилики
Звучат торжественнее салюта.

И не беда, что вода в канале
Пропахла тиной и жизнь накладна.
Пусть гондольеры — как есть канальи,
Зато влюбленным поют бесплатно!

И мы едва ли уже забудем,
Как нас Венеция целовала,
Отогревала сердца от буден,
И карнавалом короновала…

Царев Игорь

*****

Венецианский карнавал июня
Нещадно дует
Ураганом
Летнего солнцестояния.
Полуденная сыпь цветочных рынков
На эпидермисе развалов придорожных.
Лимонная душа раскурена кальяном,
Распарена туманом обнаженных тел.
В ночных подвалах
Спряталась прохлада
Речной волны,
Рябь водоемной тины,
Шум камыша и зеркало луны.
Пыль изумрудная, медовый воск свечей
На ягодных глазах любимой.
Куда спешишь ты, душный красный уголь
В грудной обшивке, где огонь твой, угол?
Все там же, там же, у скупого сада
Ответов на вопрос: кто и зачем?

Джон Ричардс

*****

Не верь глазам: я внешне простовата,
Не верь, мой друг. Сегодня мы одни.
Зажгла любовь оттенки грёз крылатых,
Венеция и карнавал — огни.

Сегодня с песней оживают грёзы,
И в танце все равны — и дож, и я.
Скажи мне «я люблю», пока не поздно.
Усилит чувство скрипки сладкий яд.

В Венеции и смерть, и страсть — едины,
Давай скорей за ними — ты и я.
Сними же маску, милый Труффальдино…
По венам вместо крови — жидкий яд.

Так, раз в году от призрачной свободы
Пьяны мы, и безумна ночь в глазах.
На маски золотые снова мода…
Я завтра захочу вернуть назад

Домой дорогу долгую в гондоле
И взгляд твой, будто мы в последний раз
С тобою, Труффальдино, но от боли
Заплачет Смеральдина лишь с утра.

Волкова Юлия

*****

В толпе бесстрастной и безликой,
в плену Венеции великой,
средь масок пёстрых карнавала
лицо твоё я узнавала.
Сквозь прорезь — глаз голубизну,
улыбки милой новизну
мне открывала вновь и вновь
моя к тебе любовь, любовь…

И мы бродили вдоль канала,
где лодка узкая сновала,
душа к душе, к плечу плечо.
Что солнце в тучах горячо,
мне открывала вновь и вновь
твоя ко мне любовь, любовь…

Стирает время боль и лики,
вода прочерчивает блики,
но утонувшее лицо
неуловимым беглецом
теряет чёрточки в пространстве.
Меж спутников из новых странствий
видна лишь поднятая бровь —
была ль твоя любовь, любовь..?

Который год средь масок страшных
и поз кокетливых пустяшных
ищу лицо твоё с опаской,
что мне не справиться со сказкой,
поверив судорожно вновь —
не умерла любовь, любовь…

Люшель Марина

*****

На площади Святого Марка,
в год новый где то в феврале,
венецианских ждут подарков
во граде чудном на воде.
Играет музыка, веселье,
вино струится из фонтанов,
и карнавальное похмелье
сокрыто дымкою романов.
Мелькают маски Коломбины,
здесь Арлекино, Домино,
коварен облик Казановы —
то из веков привнесено.
Порхают веера, лорнеты,
сверкают броши, диадемы,
в костюмы гости все одеты,
их жесты грациозны, ленны.
В выси зажгутся феерверки,
в руках бенгальские огни,
а в кабачках открыты дверки
для чужеземцев стороны.

Николаева Ира

*****

Венеция! В тебя ли я влюблён?
Мне так близки все твои улочки, каналы!
Влюблён в пленящие забавы,
Где все в чарующие фейерверков ночи
Вновь бродят в масках карнавальных в блеске славы,
Встречая не случайно милых очи!
Венеция! В тебя я так влюблён!
В венецианский бесконечный сказку сон!

*****

Лица пусты, за разрезами спрятаны взгляды.
Полно по маскам гадать — ничего не поймёшь.
Золотом, шёлком, парчою струятся наряды.
Правда есть ложь.

Это fascino. Поклон. Реверанс. Анонимность.
Это условность и необязательность слов.
Это желанья скрывают под маской игривость,
Празднество снов.

Нет ни любви, ни печали. Но есть безразличье,
Смех без улыбки и без выражения страсть.
Шут белорожий предложит маркизе двуличной
Вечер украсть.

Для посторонних невидимы прикосновенья.
Лёгким касанием рук — осторожный сигнал.
Тянутся каплями сладкого мёда мгновенья.
Я вас узнал!

Вечер спускается за колоннаду у церкви.
Крики в гондолах под аркой крутого моста.
Сорвана маска с маркизы. Цветок фейерверка.
Это не та…

Кальмейер Артур

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *