Встреча с Пушкиным — Марина Цветаева

Я подымаюсь по белой дороге,
Пыльной, звенящей, крутой.
Не устают мои легкие ноги
Выситься над высотой.

Слева — крутая спина Аю-Дага,
Синяя бездна — окрест.
Я вспоминаю курчавого мага
Этих лирических мест.

Вижу его на дороге и в гроте…
Смуглую руку у лба…
— Точно стеклянная на повороте
Продребезжала арба… —

Запах — из детства — какого-то дыма
Или каких-то племен…
Очарование прежнего Крыма
Пушкинских милых времен.

Пушкин! — Ты знал бы по первому взору,
Кто у тебя на пути.
И просиял бы, и под руку в гору
Не предложил мне идти.

Не опираясь о смуглую руку,
Я говорила б, идя,
Как глубоко презираю науку
И отвергаю вождя,

Как я люблю имена и знамена,
Волосы и голоса,
Старые вина и старые троны,
— Каждого встречного пса! —

Полуулыбки в ответ на вопросы,
И молодых королей…
Как я люблю огонек папиросы
В бархатной чаще аллей,

Комедиантов и звон тамбурина,
Золото и серебро,
Неповторимое имя: Марина,
Байрона и болеро,

Ладанки, карты, флаконы и свечи,
Запах кочевий и шуб,
Лживые, в душу идущие, речи
Очаровательных губ.

Эти слова: никогда и навеки,
За колесом — колею…
Смуглые руки и синие реки,
— Ах, — Мариулу твою! —

Треск барабана — мундир властелина —
Окна дворцов и карет,
Рощи в сияющей пасти камина,
Красные звезды ракет…

Вечное сердце свое и служенье
Только ему, Королю!
Сердце свое и свое отраженье
В зеркале… — Как я люблю…

Кончено… — Я бы уж не говорила,
Я посмотрела бы вниз…
Вы бы молчали, так грустно, так мило
Тонкий обняв кипарис.

Мы помолчали бы оба — не так ли? —
Глядя, как где-то у ног,
В милой какой-нибудь маленькой сакле
Первый блеснул огонек.

И — потому что от худшей печали
Шаг — и не больше — к игре! —
Мы рассмеялись бы и побежали
За руку вниз по горе.

Марина Ивановна Цветаева, 1 октября 1913 года

Анализ стихотворения «Встреча с Пушкиным» Марины Цветаевой

Произведение «Встреча с Пушкиным» Марины Ивановны Цветаевой — фантазия, проникнутая родством душ, призвания и верой в бессмертие творческого начала.

Стихотворение написано осенью 1913 года. Лето молодая семья провела в Коктебеле. В конце августа поэтесса, оставив близких в Крыму, вернулась ненадолго в Москву — и успела в последний раз застать отца живым. На обратном пути, в Ялте, и было создано стихотворение о первом в ее жизни поэте — А. Пушкине. По жанру — посвящение, миф, почти превращенный в эпизод биографии. Рифмовка в стихе перекрестная. Интонация мечтательная, жизнеутверждающая, местами даже шаловливая. Первая строфа — подъем на вершину, прочь от суеты, от этой эпохи. Где же еще можно встретить поэта, да еще в одиночестве. Только в пятой строфе она называет «курчавого мага» по имени. «Этих мест»: общеизвестно, что поэт был в Крыму в 1820 году. Как завзятая визионерка, она описывает видение: «вижу его…» Внешне поэт — словно сошел с портрета. Сплав волшебства и реализма усиливается: вполне себе настоящая арба катит мимо. «Прежнего Крыма»: он все тот же. «Первому взору»: встретившись с нею глазами, он бы ни минуты не сомневался, что перед ним самый настоящий поэт, а не просто девушка или какая-нибудь скучающая графиня. Потому бы и «руку не предложил», к чему условности между друзьями.

Дальше начинается монолог героини, ведь встречи искала именно она, и ей так хочется излить душу. А. Пушкин узнает из ее страстной речи обо всем. Немножко о неприятии прогресса, но, прежде всего, о любви. К миру людей, вещей и абстрактных понятий. Всему, что пробуждает в ней поэта. Чаще всего это не образ целиком, а лишь обаятельный штрих, который нужно додумать: голос, имя (главное из которых, конечно, Марина), полуулыбка. Да и сам А. Пушкин в стихе соткан из тех же деталей: волосы, смуглая рука, смех. «Огонек папиросы»: понятный образ для спутника поэтессы, известного курильщика. Понятный, как и большинство перечисленных ею вещей. «Мариулу твою»: героиню любимой с детства поэмы «Цыганы». Вечным человека делает его сердце. Ответа героине не требуется — им и так хорошо вместе. Между тем, как часто бывает после взрыва эмоций, тень печали ложится на эту пару. Она знает о его судьбе, он вполне мог бы угадать ее. Кстати, он был в Крыму в том же возрасте, в каком находится она. В финале маленькое творческое безумие одерживает верх — и А. Пушкин берет М. Цветаеву за руку, чтобы стремглав сбежать с горы. Так оба словно исчезают из вида. Частица «бы», рассыпанная в стихе, дает понять, что это лишь «игра», несбыточная мечта. Эпитетов много («звенящей дороге», «бархатной чаще», «очаровательных губ»), но «милый» — едва ли не самый частый и эмоциональный. Еще больше перечислений. Аю-Даг — гора. Метафора: «запах племен». Привычные для ее поэзии энергичные тире. Динамика, в том числе, из-за обилия глаголов. Восклицания, вопросы, умолчания.

Стихи «Встреча с Пушкиным» М. Цветаевой — рука дружбы и благодарности, протянутая через столетие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *