Трубами фабрик из угольной копоти — Константин Большаков

Трубами фабрик из угольной копоти
На моих ресницах грусть черного бархата
Взоры из злобы медленно штопает,
В серое небо сердито харкая.

Пьянеющий пар, прорывая двери пропрелые,
Сжал бело-серые стальные бицепсы.
Ювелиры часы кропотливые делают. Читать далее «Трубами фабрик из угольной копоти — Константин Большаков»

Нет, не только все время ветер зловещий — Евгений Винокуров

Нет, не только все время ветер зловещий,
Нет, не только пожаров коричневый цвет —
В мире были такие хорошие вещи,
Как, например, восемнадцать лет,

Как, например, темно-синие ночи,
Очень грустные песни, кустарник в росе,
На котором весна узелочки почек
Завязала затем, чтобы помнили все… Читать далее «Нет, не только все время ветер зловещий — Евгений Винокуров»

Когда друзья становятся начальством — Эдуард Асадов

Когда друзья становятся начальством - Эдуард АсадовКогда друзья становятся начальством,
Меня порой охватывает грусть.
Я, словно мать, за маленьких страшусь:
Вдруг схватят вирус спеси или чванства!
На протяженье собственного века
Сто раз я мог вести бы репортаж:
Вот славный парень, скромный, в общем, наш:
А сделали начальством, и шабаш —
Был человек, и нету человека!
Откуда что вдруг сразу и возьмется,
Отныне все кладется на весы:
С одними льстив, к другим не обернется,
Как говорит, как царственно смеется!
Визит, банкет, приемные часы… Читать далее «Когда друзья становятся начальством — Эдуард Асадов»

Сегодня мы исполним грусть его — Борис Пастернак

Сегодня мы исполним грусть его —
Так, верно, встречи обо мне сказали,
Таков был лавок сумрак. Таково
Окно с мечтой смятенною азалий.

Таков подъезд был. Таковы друзья.
Таков был номер дома рокового,
Когда внизу сошлись печаль и я,
Участники похода такового. Читать далее «Сегодня мы исполним грусть его — Борис Пастернак»

М. С. Цетлин — Максимилиан Волошин

Нет, не склоненный в дверной раме,
На фоне пены и ветров,
Как увидал тебя Серов,
Я сохранил твой лик. Меж нами
Иная Франция легла:
Озер осенних зеркала
В душе с тобой неразделимы:
Булонский лес, печаль аллей,
Узорный переплет ветвей,
Парижа меркнущие дымы
И шеи скорбных лебедей. Читать далее «М. С. Цетлин — Максимилиан Волошин»

грусть печаль явилась встала у дверей

грусть печаль явилась
встала у дверей
с каждым новым годом Читать далее «грусть печаль явилась встала у дверей»

В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный — Иван Тургенев

В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный,
От милого лица волос густые волны
Заботливой рукой
Я отводил — и ты, мой друг, с улыбкой томной
К окошку прислонясь, глядела в сад огромный,
И темный и немой…

В окно раскрытое спокойными струями
Вливался свежий мрак и замирал над нами,
И песни соловья
Гремели жалобно в тени густой, душистой,
И ветер лепетал над речкой серебристой…
Покоились поля. Читать далее «В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный — Иван Тургенев»

Пусть будет сладок и легок твой сон

Пусть будет сладок и легок твой сон,
Грустною думой не окружен!..

Вячеславу Иванову в Красной поляне — Юргис Балтрушайтис

— 1 —
Пока ты, весь средь славы горной,
Bceгдa на новь вещей глядишь,
Я с грустью тку свой день повторный,
Влачу в тоске ночную тишь.
Нам, братьям, жребий дан различный:
Твой каждый час — что хлеб пшеничный,
И с ним ты крепок, с ним ты — царь…
А мне мой миг — кроха, сухарь,
Не в меру жесткий, слишком черствый!
Но как бы я ни звал порой
Цвет дня ненужною игрой,
Храня в груди завет: «Упорствуй»,
Приемлю скудость, боль, суму
И верю часу моему… Читать далее «Вячеславу Иванову в Красной поляне — Юргис Балтрушайтис»

Ты, надевший впотьмах щегольскую рубаху — Татьяна Бек

Я все тот же, все тот же
огромный подросток…
Е. Рейн

Ты, надевший впотьмах щегольскую
рубаху.
Промотавший до дыр ленинградские зимы,
Ты, у коего даже помарки с размаху
Необузданны были и непоправимы, —

Ты, считая стремительные перекосы
Наилучшим мотором лирической речи, —
Обожая цыганщину, сны, парадоксы
И глаза округляя, чтоб верили крепче, — Читать далее «Ты, надевший впотьмах щегольскую рубаху — Татьяна Бек»