Теплым, настежь распахнутым вечером, летом — Евгений Винокуров

Теплым, настежь распахнутым вечером,
летом,
Когда обрастут огоньками угластые
зданья,
Я сяду у окна, не зажигая света,
И ощупью включу воспоминанья.

И прошлое встанет…
А когда переполнит
Меня до отказа былого излишек,
Позову троих, вихрастых, беспокойных.
С оборванными пуговицами, мальчишек. Читать далее «Теплым, настежь распахнутым вечером, летом — Евгений Винокуров»

Памяти Н.Н. — Иосиф Бродский

Я позабыл тебя; но помню штукатурку
в подъезде, вздувшуюся щитовидку
труб отопленья вперемежку с сыпью
звонков с фамилиями типа «выпью»
или «убью», и псориаз асбеста
плюс эпидемию — грибное место
электросчетчиков блокадной моды.
Ты умерла. Они остались. Годы
в волну бросаются княжною Стеньки.
Другие вывески, другие деньги,
другая поросль, иная падаль.
Что делать с прожитым теперь? И надо ль
вообще заботиться о содержаньи
недр гипоталамуса, т. е. ржаньи,
раскатов коего его герои
не разберут уже, так далеко от Трои. Читать далее «Памяти Н.Н. — Иосиф Бродский»

9 Мая 1981 года — Андрей Дементьев

И твой отец надел медали
И боевые ордена.
А мысли все его витали
В тех днях,
Когда была война.
К нему пришли однополчане:
Улыбки, слёзы, седина.
И в доме тосты зазвучали
И воцарялась тишина.
А ты не пела, не смеялась.
И уходила в боль свою. Читать далее «9 Мая 1981 года — Андрей Дементьев»

из всех воспоминаний детства наиважнейшее одно

из всех воспоминаний детства
наиважнейшее одно
где хошь гуляй но чтоб был виден Читать далее «из всех воспоминаний детства наиважнейшее одно»

Одиссей у Калипсо (Сквозь легкий дым земных воспоминаний) — Валерий Брюсов

Сквозь легкий дым земных воспоминаний
Светлеет глубь зажизненных страстей,
Я ль тот пловец, кто взносит к небу длани,
На берег брошен из морских сетей?
Я ль чуждый гость в чертоге крепкостенном,
Где Калипсо кудель судьбы прядет, —
Днем на пиру сижу блаженно-пленным,
В ночь с уст царицы пью пьянящий мед?
Как бред былой, скользят и тают лица
Друзей случайных, призрачных врагов;
Вновь, как во вне, мы двое, жрец и жрица,
Сквозь сонм льстецов проходим чтить богов. Читать далее «Одиссей у Калипсо (Сквозь легкий дым земных воспоминаний) — Валерий Брюсов»

Колокола собора чувств — Игорь Северянин

Колокола собора чувств - Игорь СеверянинАвтобиографический роман в 3-х частях
Два предислова
— 1 —
Когда я в стихах фривольно
Пишу о минувшем дне,
Я делаю многим больно,
Но делали больно и мне…
Ведь все-таки я ироник
С лиризмом порой больным…
Смешное семейных хроник
Не может не быть смешным…
Владимир Иваныч, милый!
Узнал ты себя, небось?
Ну что же, в ответ «гориллой»
И ты в меня в шутку брось!..
И все вы, и все вы, все вы,
Кого осмеял, шутя,
Простите мои напевы,
Затем, что поэт — дитя!.. Читать далее «Колокола собора чувств — Игорь Северянин»

Ты видишь перстень мой? За звезды, за каменья — Владимир Набоков

Ты видишь перстень мой? За звезды, за
каменья,
горящие на дне, в хрустальных тайниках,
и на заломленных русалочьих руках,
его я не отдам. Нет глубже упоенья,
нет сладостней тоски, чем любоваться им
в те чуткие часы, средь ночи одинокой,
когда бывает дух ласкаем и язвим
воспоминаньями о родине далекой… Читать далее «Ты видишь перстень мой? За звезды, за каменья — Владимир Набоков»

L’ennui de vivre (скука жизни) — Валерий Брюсов

Я жить устал среди людей и в днях,
Устал от смены дум, желаний, вкусов,
От смены истин, смены рифм в стихах.
Желал бы я не быть «Валерий Брюсов».
Не пред людьми — от них уйти легко, —
Но пред собой, перед своим сознаньем, —
Уже в былое цепь уходит далеко,
Которую зовут воспоминаньем.
Склонясь, иду вперед, растущий груз влача:
Дней, лет, имен, восторгов и падений.
Со мной мои стихи бегут, крича,
Грозят мне замыслов недовершенных тени,
Слепят глаза сверканья без числа
(Слова из книг, истлевших в сердце-склепе),
И женщин жадные тела
Цепляются за звенья цепи. Читать далее «L’ennui de vivre (скука жизни) — Валерий Брюсов»

В объятии любимого и воспоминаний

В объятии любимого и воспоминаний

В объятии любимого и воспоминаний.

 

Увы, любовь! Да, это надо высказать!

Увы, любовь! Да, это надо высказать!Мне в сумерки ты всё — пансионеркою,
Всё — школьницей. Зима. Закат лесничим
В лесу часов. Лежу и жду, чтоб смерклося,
И вот — айда! Аукаемся, кличем.
А ночь, а ночь! Да это ж ад, дом ужасов!
Проведай ты, тебя б сюда пригнало!
Она — твой шаг, твой брак, твое замужество,
И тяжелей дознаний трибунала.
Ты помнишь жизнь? Ты помнишь, стаей горлинок
Летели хлопья грудью против гула.
Их вихрь крутил, кутя, валясь прожорливо
С лотков на снег, их до панелей гнуло!
Перебегала ты! Ведь он подсовывал
Ковром под нас салазки и кристаллы! Читать далее «Увы, любовь! Да, это надо высказать!»