Стихи об Александрийском столпе

Стихи об Александрийском столпеАлександровский столп… Величавей и выше
В венценосной России, что ль бывало иль есть?
И Вандомский триумф словно солнце Парижа
Закатился пятном под архангельский крест.
Галереи дворцов, колоннадные марши
И барочных окон прихотливый ажур,
Словно раковин дивных поднятые чаши
Ликованьем жемчужным врастают в лазурь.
В синих арочных гротах спускаются блики
Златокрылых орлов как над мертвым птенцом,
А по небу Сильфида с возницею Ники
Неподвижно плывут над дворцовым кольцом.
Александровский столп — средоточие веры,
Капельмейстер того незакатного дня,
Когда с царской мольбой славных битв кавалеры
С колен пели Христу, орденами звеня.
Не за тем ли тогда бренной славы молебен
Прогремел на века, что б Россия, тебе,
Из ночи погребальных намащенных пелен
Восходя, распять боль на пасхальном cтолпе?

Гребцов Владимир

*****

На Невском, как прибой нестройный,
Растет вечерняя толпа.
Но неподвижен сон спокойный
Александрийского столпа.

Гранит суровый, величавый,
Обломок довременных скал!
Как знак побед, как вестник славы,
Ты перед царским домом стал.

Ты выше, чем колонна Рима,
Поставил знаменье креста.
Несокрушима, недвижима
Твоя тяжелая пята.

И через кровли низких зданий,
Всё озирая пред собой,
Ты видишь в сумрачном тумане
Двух древних сфинксов над Невой.

Глаза в глаза вперив, безмолвны,
Исполнены святой тоски,
Они как будто слышат волны
Иной, торжественной реки.

Для них, детей тысячелетий,
Лишь сон виденья этих мест,
И эта твердь, и стены эти,
И твой, взнесенный к небу, крест.

И, видя, что багряным диском
На Запад солнце склонено,
Они мечтают, как давно —
В песках, над падшим обелиском,
Горело золотом оно.

Валерий Брюсов

*****

Июльский ветер тряпкой вытер
Невы гранитные бока,
А за окном все тот же Питер —
Дома, каналы, облака,
Сады. Величие земное
Александрийского столпа —
Страны имперская стопа.
А дальше небо голубое,
Как знамя реет над толпою,
Качает нас на сквозняке,
И он стоит с крестом в руке.
Романских ратей победитель,
Дворцов невидимый хранитель…
И змей судьбы под медью ног
Простерт, как выбитый клинок.

Леклер Лина

*****

За веком век, в теченье плавном,
так величава и нема,
пересекает город славный
в гранит одетая, Нева.

И сколько тайн в себе уносит
всех, — нескончаемый поток.
А на столпе Александрийском
всегда наш Ангел одинок.

Течёт река: каналы — вены.
И не расскажет о былом.
А город укрывает Ангел
своим натруженным крылом.

Парит, парит наш дивный Ангел.
На всё взирая, свысока.
И над землёю, неизменно,
плывут, как стаи, облака.

Эли Селини

*****

Окинул взором ангел город дивный
Чудесный, Петербург старинный,
С высот Александрийского столпа,
И сразу стихла шумных улиц суета.

Затихли улицы, проспекты и вокзалы,
Заснули обрамленные в гранит каналы,
Дворцовая вздохнула из под арки,
Притихли скверы, Летний сад и парки.

В объятьях небу распахнув мостов пролеты,
Плеснув водою темной мимолетом,
Нева зевнула, тихо засыпая…
Не спит лишь ангел, город охраняя.

И под его крылом и парусом Адмиралтейским
Спит город, полон дум житейских.
О, ангел мой, ты о судьбе не ратуй,
Молчание хранящих древних статуй,

Богов и муз на крышах. На мостах грифоны,
Скульптуры Клодта, головы Горгоны
Спят тоже ночью. Спят не склонив главы
На рострах боги, сфинксы, львы.

Сребра и злата всех соборов и церквей,
Величия дворцов, усадеб, площадей,
Прелестных будней жизни городской
Усталый ангел стережет покой.

Ефремова Галина

*****

На дворцовой площади,
Среди прочих мест.
Ангел водружает,
Православный крест.

Он стремится к небу,
Тянется к звезде.
Но тяжелый камень,
Приковал к земле.

Под огромным весом,
Без иных опор.
Он стоял и в грозы,
Он стоял и в гром.

Даже под обстрелом,
Выстоять сумел.
Взор Александрийский,
На врага глядел.

Как же ты прекрасен,
В свете белых дней.
Столп могучий, вечный,
Гордость всех людей.

Гуща Александр

*****

На площади Дворцовой, Он прадедов победы
Где центр страны Российской Возводит на престол.
Вознёсся весь в граните На нём хранитель — ангел
Здесь столп Александрийский. С крестом в руках парит,
Не столб тебе, не стела Наш город он от бедствий
Не обелиск, а столп И день и ночь хранит.

*****

Устремился он в небо, в высь!
Не прикован к Земле! Оторвись!
И шестьсот своих тяжких тонн
Подними в облака! Из колонн

Самый мощный тут виден «столп»!
О победах мы помнили чтоб!
Двадцать пять метров в высоту.
Он, гранитный, стоит на посту!

Ангел, крест обнимая там,
Удивляется нашим мечтам!
Пушкин «Памятник» написал,
Он воздвиг его рядом, сказал,

Что не руки — стихи его
Сотворят память выше всего!
Гложет Ангела только злость:
Сколько пишущих вас развелось!

Если каждому разрешить
В небо памятник свой запустить,
То от этих безумных пик
Беспорядок бы сверху возник!

Ангел милый, пойми секрет:
Каждый в небо стремится поэт!
И автограф на облаках
Хочет сделать живущий в стихах!

А Дворцовая площадь спит.
После адского дня не шумит.
Может, жизнь превратить нам в рай?
Больше Пушкиных будет пускай!

Люблинская Маргарита

*****

С небес и крыш потоком чистым
Прозрачных, радостных лучей,
Развеяв ночи сумрак мглистый
И сонмы скорбные теней,

На город, снегом освещённый,
На площадь, скованную льдом,
Пролилось солнце. Оживлённо
Воспрянул мир, объятый сном.

И искр брызги сетью звёздной
Одели площади покров,
И в их сверкании морозном
Звенела радость зимних снов.

Но сколько боли прячет время
За светлым занавесом дня,
Какое тягостное бремя
Души бессмертного огня

И веры истинной терзаний
Хранят века нетленный след,
Каких немыслимых страданий
Не помнят дети новых лет!

Но день за днём в лучах рассветных,
Пока мрак ночи не исчез,
Молиться будет ангел медный
В лазури пламенной небес.

Кожевников Андрей

*****

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.**

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживёт и тлeнья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью бoжию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приeмли равнодушно
И не оспаривай глупца.

Александр Пушкин
____________________________

* «Я воздвиг памятник» (лат.). Эпиграф взят из произведений Горация, знаменитого римского поэта (65-8 гг. до н. э.).
** Александрийский столп — колонна, поставленная в честь царя Александра I на Дворцовой площади в Петербурге.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *