Дорожный дневник: Часть IX — Владимир Высоцкий

В дорогу — живо! Или — в гроб ложись.
Да! Выбор небогатый перед нами.
Нас обрекли на медленную жизнь —
Мы к ней для верности прикованы цепями.

А кое-кто поверил второпях —
Поверил без оглядки, бестолково.
Но разве это жизнь — когда в цепях?
Но разве это выбор — если скован? Читать далее «Дорожный дневник: Часть IX — Владимир Высоцкий»

На смех толпе, в тоске позора — Татьяна Бек

На смех толпе, в тоске позора,
Обшарпанная королева —
Тигрица, сосланная в зоо
На дно вольера, —
Фортуной брошенная в угол
Как неотстрелянная гильза, — Читать далее «На смех толпе, в тоске позора — Татьяна Бек»

Клеймо домашнего позора — Иван Аксаков

Клеймо домашнего позора
Мы носим, славные извне:
В могучем крае нет отпора,
В пространном царстве нет простора,
В родимой душно стороне!
Ее в своем безумьи яром
Гнетут усердные рабы… Читать далее «Клеймо домашнего позора — Иван Аксаков»

Не жди, чтобы цвела страна — Федор Кони

Не жди, чтобы цвела страна,
Где царство власти, не рассудка
И где зависит всё от сна
И от сварения желудка!
Где есть закон, чтоб понимать,
Как он изменчив и непрочен;
И где звезд_а_ми лечат знать
От заслужённых ей пощечин! Читать далее «Не жди, чтобы цвела страна — Федор Кони»

Когда-то государственный позор

Когда-то государственный позор
Был непременным атрибутом славы:
Ведь создавался от морей до гор —
Национальный Халифат Халявы…

Сонет 262. Жизнь — это счастье, а утратить честь — Франческо Петрарка

— Жизнь — это счастье, а утратить честь —
Мне кажется, не столь большое горе.
— Нет! Если честь несвойственна синьоре,
То в ней ничто нельзя за благо счесть.
Она мертва — пусть даже пламя есть
В ее измученном и скорбном взоре. Читать далее «Сонет 262. Жизнь — это счастье, а утратить честь — Франческо Петрарка»

Зачем ты говоришь раной — Владимир Нарбут

Зачем ты говоришь раной,
алеющей так тревожно?
Искусственные румяна
и локон неосторожный.
Мы разно поем о чуде,
но голосом человечьим,
и, если дано нам будет,
себя мы увековечим. Читать далее «Зачем ты говоришь раной — Владимир Нарбут»

на доске позора третий год вишу

на доске позора
третий год вишу
разве это портит
карму алкашу

Сыр

Воин Агамемнона — Николай Гумилев

Смутную душу мою тяготит
Странный и страшный вопрос:
Можно ли жить, если умер Атрид,
Умер на ложе из роз?

Всё, что нам снилось всегда и везде,
Наше желанье и страх,
Всё отражалось, как в чистой воде,
В этих спокойных очах. Читать далее «Воин Агамемнона — Николай Гумилев»

В стесненный строй, в тяжелые оковы — Аделаида Герцык

В стесненный строй, в тяжелые оковы,
В изысканный и справедливый стих
Мне любо замыкать позор свой новый
И стон подавленный скорбей своих.
Расчетливо касаясь слов чужих, Читать далее «В стесненный строй, в тяжелые оковы — Аделаида Герцык»