Счастье в личной жизни

Счастье в личной жизниКогда мы узнали, что есть люди, кому долгое счастье в личной жизни не светит, мы были разочарованы. Когда поняли, что это можно изменить — обрадованы. Когда же узнали, как это можно изменить — удручены. В таком смешении чувств остаемся и по сей день. Но все по порядку. О главном. Долгое счастье в этой самой личной жизни возможно для тех, кто из самой глубины души, честно перед собой, без восторгов и сожалений просто знает, что человек в своей основе (давайте оформим это списком):

    • Туп
    • Ленив
    • Труслив
    • Похотлив
    • Жаден
    • Хвастлив

Ничего не забыли?

Причем это относится к любому человеку. То есть и к человеку любимому. И к себе, любимому. Иначе говоря, идеала нет. То, что нет принцев и принцесс, это еще можно понять. Но что нет людей одновременно скромных и неприхотливых, щедрых и добрых, безмерно привлекательных и страстных, сильных и смелых, заботливых и внимательных и чтобы все это вместе и сразу для тебя, совершенно бескорыстно, без претензий и требований, без условий и навсегда, просто «потому что ты есть», что вот таких идеальных нет, в это верится не всем. А то и вызывает яростный протест.

То есть умом-то как раз признается без особых проблем, как только заканчивается подростковый возраст, метко припечатанный неприятным словечком «пубертат». Зато «сердцем», той самой отчаянной глубиной души, откуда и тянутся в жизнь поиски «настоящей любви», вот этим вот эфемерным органом понять и принять такое — «туп, ленив, труслив…» — суждено не всем. Даже при желании.

«Да, пускай почти все, пускай большинство, пусть даже я сам, но все-таки где-то же должен (должна) быть тот (та) самый любимый человек, который создан именно для меня, абсолютно первозданное счастье, без ущербины, без помарки, без упрека!» — так не просто чувствуют, «чуют сердцем» многие. И, увы, отрезают себе этим возможности к «долго и счастливо». Потому что любой настоящий, реально существующий человек им не подойдет. И придется либо всю жизнь перебирать с нарастающим отчаянием, разочарованием или озлоблением, либо смириться. И жить в лучшем случае в неполном счастье. А то и в ночных слезах в подушку, чтобы не заметил спящий рядом «не тот человек».

Не лучше дела обстоят и у тех, кто искренне идеалом считает себя. Поиски «достойных идеального меня» обречены не менее, чем поиски самого идеала. Поскольку опять-таки не берут в расчет, что «человек в своей основе туп, ленив, труслив, похотлив, жаден, хвастлив».

Вам не нравится выбор слов? Хорошо, давайте скажем это иначе. Давайте скажем это красивыми и узнаваемыми словами романтической любви. И тогда вы, читатель, грустно поймете, что все (все!) известные вам описания любви по сути своей именно про это. Про то, что «человек в своей основе…» Ну, вы уже в курсе.

Чего мы хотим от любимого человека? От Любимого, чтобы все было уж совсем всерьез. Что за глупый вопрос! Мы хотим от него любви. (Ну хорошо-хорошо, Любви.) Мы хотим, чтобы любимые стали любящими. Нас, естественно, любящими. Мы хотим, чтобы нас любили. Мы хотим взаимности.

Ладно, мы хотим любви, мы хотим взаимности. Так чего же мы хотим-то? В чем она, эта самая взаимная любовь?

Одна наша знакомая (уже давно женщина с детьми), которую мы могли наблюдать с самых юных ее лет, некогда поражала нас тем, что регулярно меняла свое мнение о любви. О том, что это такое — любовь. В разное время она говорила о том, что любить — это:

    • успокаивать, когда я расстраиваюсь;
    • быть рядом, когда мне плохо;
    • видеть, что мне надо побыть одной, и оставлять меня в покое;
    • чувствовать, когда мне одиноко, и звонить;
    • радовать меня подарками;
    • не позорить меня перед друзьями…

И прочее в подобном духе. Это сбивало нас, окружающих ее однозадачных мужиков, с толку. Менялся возраст, менялись описания, пока однажды не прозвучало: любить — это понимать, что мне сейчас нужно, и давать мне именно это.

Так во-от оно что-о-о!

Мы сегодня считаем, что замирание сердца о том, любит ли, полюбит ли он(а) меня, — это вопрос о том, будет ли он(а) мне давать. В более широком смысле, чем, возможно, кому-то сейчас подумалось. Иначе говоря, буду ли я получать то, что мне хочется, что мне нужно с пожизненной гарантией, без оплаты, просто потому, что «это любовь»?

Хотите более милых сердцу слов? Извольте: «не предаст ли он (она) моего доверия», «не отвернется ли в трудную минуту?», «не разлюбит ли?». Сюда же относятся и все разговоры из серии: «а если я стану старой и некрасивой, ты меня все равно любить будешь?», «а если я разорюсь или заболею и не смогу приносить деньги в дом, ты меня не бросишь?»

А вот что кому нужно с пожизненной гарантией — это песня отдельная.

Из книги Тимура Гагина и Бориса Кириленко «Занимательная физика отношений, или За жизнь и про любовь»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *