Стихи о Бароне Мюнхгаузене

Стихи о Бароне МюнхгаузенеМюнхгаузен, дружище, что расскажешь?
Как на ядре летал ты высоко…
Иль как, в пылу воинственном и в раже,
Ты протыкал всех вертелом легко…
Мюнхгаузен, мой друг, с тобой не скучно,
Не разорвётся рот от зевотЫ.
Истории твои всех прочих лучше,
Рассказчик, самый честный, — только ты.
Ты расскажи, как из болота лихо,
Ты вытащил за волосы себя,
Иль, как пиратов заглотила тихо
Огромная кит-рыба. Для тебя.
Поведай мне про белого медведя,
Что косточкой вишнёвой ты сразил.
Ну, а потом — над волком злым победа, —
Как в сани впряг его… И он, как конь, возил.
Ещё ты расскажи, как конь пил воду,
Напополам разрубленный врагом.
Ну, а вода текла обратно сходу, —
Ведь пол-коня… к кобылкам, враз бегом.
Ну, вобщем, расскажи мне всё правдиво,
О самых замечательных делах.
Другой поведал бы… так ясно — бред и диво,
Но ты — правдив и честен! Как Аллах!

Николаев-Зинченко Олег

*****

Знаменитый я барон.
Я отважен и селен.
Я на уточках летал.
Я медведя побеждал.
Я за прядь своих волос
Из воды себя донёс.
А когда ожила шуба —
Застрелил ее я грубо.
И коня снимал я с крыши.
Не боюсь ни льва, ни мыши.
Пусть всё будет между нами —
Запрягал волка я в сани.
Доставал из рук я джина
Не певучего павлина.
Добирался до луны.
В самом пекле был войны.
Всех пиратов рыба съела.
На ядро садился смело.
Всё о жизни рассказал,
Я и слова не соврал.

Сэлл Славиков

*****

Не будем, господа,
смеяться над бароном.
Барон не заслужил
насмешек и суда.
И пусть его звезда
плывёт по небосклону
мечтой о жизни той,
которой он не жил.
Сегодня три часа
он плёл нам небылицы,
о том, что повидал,
о разных чудесах,
Давайте сохраним
серьёзный взгляд на лицах,
хоть знаем, что барон
свой дом не покидал.
Не будем, господа,
ругать его невеждой,
хоть бедный наш барон
читает по складам,
и мы не разлучим
мечту его с надеждой,
что есть он тот, кто был
придуман им самим.
Ведь в юности и нас
мечта звала в дорогу,
и славы перезвон
нам слышался порой,
так будем, господа,
терпимее, ей-богу!
Барон живёт мечтой,
и он в мечте — герой.
Не будем, господа,
смеяться над бароном,
не станем никогда
и уличать во лжи.
Мы выросли, а он
по-прежнему ребёнок,
убитую мечту
ему не пережить.

Файнберг Нора

*****

Я, барон Мюнхаузен отважный,
Вам скажу: «Смекалка — это важно!»
И добавлю: «Жизнь без приключений
Для меня — причина огорчений».

Асеева Ирина

*****

Упрёки и смешки со всех сторон…
Иной подумал: — А с какой бы стати?
Всё тот же я Мюнхгаузен — Барон,
Здесь — два в одном: Романтик и мечтатель.

Я не хвастун и даже не позёр,
И это кредо всем давно известно…
Я как бы, лишь немножко фантазёр,
Любитель приключений, если честно.

Увязли вы в пучине дрязг и ссор,
Я просто выход подсказать обязан;
Ведь надо только отыскать упор
И вытащить себя из этой грязи.

Мне в этой жизни правда дорога,
И к небылицам отношусь я строго.
Вот даже про вишнёвые рога
Я приукрасил малость, лишь немного.

Я без расчёта шага не шагну,
Не оттого ль к ядру прижался смело…
Ведь для меня полёты на луну
По всем статьям — обыденное дело.

Правдивость отрицаете? Ну что ж,
Осмыслить информацию так сложно…
Когда за правду выдаётся ложь,
Мне, если честно, тоже верить можно.

*****

Барон Мюнхгаузен — пример для подражанья
С любовью принял жизнь во всей своей красе
Так почему же мы боимся покаянья?
Набраться смелости и жить не так как все!

На пушечном ядре проделал он полет
Вытаскивал себя из топкого болота
Не этим он гордился, а тем лишь, что не врет
Так почему же нам жить с правдой не охота?

Припев:
Хотим как все
Жить так, как все
Любить и жить
Как все!

Куда от нас ушел тот дух авантюризма?
Романтиками больше нас не назовут
Мы превратили свою жизнь в сплошные «измы»
Спешим туда, где нас давно не ждут.

Забыли заповеди и святой закон
Все карты спутал нам один известный шулер
Никто так не живет, как раньше жил барон
А жить все стали так, как жил садовник Мюллер.

Припев:
Хотим как все
Жить, так как все
Любить и жить
Как все!

*****

Жил был один барон, красив был и умен,
Он службу нёс в загадочной России.
Но для соседей всех известен тем был он,
Что врал всегда правдиво и красиво.

Прослыл он шутником, и вралем, и шутом,
Истории по краю расходились.
О нём росла молва, как будто снежный ком,
Но уличать во лжи не торопились.

Хоть гомеричен смех и хохот был порой,
Но верить было сладко и отрадно.
И соглашались все со странною игрой,
И повторяли: правда, верим, правда!

Все хвастались детьми, бранили слуг и жён,**
И сплетничали всюду то и дело,
А наш барон всё врал, с мечтами в унисон,
И делал это он светло и смело.

И никому, нигде, не нанося урон
Своей неправдой и своей бравадой,
В один впадал лишь грех: был многословен он,
И все твердили: правда это, правда!

Давайте врать вот так друг другу, господа,
Самозабвенно, горячо и страстно,
Как не гляди, а жизнь, почти со всех сторон, —
Как выдумка — нелепа и прекрасна.

Ди
__________________________________

* Немец, Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен — прототип героя Барона Мюнхгаузена у Р.Э. Рапсэ, а позднее у Г.А. Бюргера.
** У самого барона не было детей, но была жена, рижская дворянка, с которой он вернулся в Германию после своей службы в России.

*****

Рос я любознательным парнишкой,
Ставил ум и честь на пьедестал,
Как-то про Мюнхгаузена книжку
В полном восхищеньи прочитал.

Помню до сих пор о том бароне,
В жизни это, вроде, ни к чему,
Но, когда тоска мне душу тронет,
Обратиться хочется к нему:

Припев:
Я прошу тебя, барон Мюнхгаузен,
Подари улыбку — легче с ней.
В мире, что погряз во лжи и хаосе,
Ты, наверно, многих почестней.

Научи, как вытащить за волосы
Самого себя, когда беда.
Крикни громче нам весёлым голосом:
— Улыбайтесь чаще, господа!

Мало дарит нам чудес Всевышний —
У него серьёзнее дела.
Надо, чтобы косточка от вишни
Вдруг на лбу оленя проросла.

Всё смешалось — быль и небылица,
Мы давно иллюзии рабы,
Только нет причины хмурить лица,
И представим: кАбы да кабЫ.

Припев:
Просим мы тебя, барон Мюнхгаузен,
Подари улыбку — легче с ней.
В мире, что погряз во лжи и хаосе,
Ты, наверно, многих почестней.

Научи, как вытащить за волосы
Самого себя, когда беда.
Крикни громче нам весёлым голосом:
— Улыбайтесь чаще, господа!

Банифатов Вячеслав

*****

Найдется полчаса для разговора?
Прошу простить за некий моветон.
Имею честь представиться, сеньоры:
Мюнхаузен. Карл Фридрих. Фон барон.

Тот самый, да. Эпоха за эпохой
Летели вскачь, не трогая меня —
Вот, жив-здоров, и выгляжу неплохо.
Не умирал. Наветы и брехня.

Я, между прочим, не отсюда родом.
Пришелец типа. Со звезды Сварог.
От нас до вас лететь почти полгода,
В анабиоз — и дрыхнешь как сурок.

Я на Земле частенько зависаю.
Прикольно здесь. Скажу вам не тая:
Да Винчи, Калиостро и Исайя —
Да-да, сеньоры, это тоже я.

Ловил драконов и дурил маркизов,
Ковчег завета свистнул, в бочке жил,
В автопортрет засунул Мону Лизу —
Чудил, короче… Эх, как я чудил!..

А ваши нынче носом землю роют:
Ах, пирамиды, кто, зачем, когда?..
Мне скучно было, вот я их и строил.
Какой Хеопс, о чем вы, господа?

Вот наш мирок не сдвинуть ни на йоту,
Ни черту крест, ни дышло кораблю…
Там хорошо, но скучно до зевоты,
А я, сеньоры, скуку не люблю.

Устал, хочу развеяться немного,
В галактике полно забавных мест.
Сейчас багаж доставят — и в дорогу,
Не выдаст бог — так и свинья не съест.

Пора прощаться. Пять минут на сборы.
Я, Карл Да Винчи Шива фон барон,
Имею честь откланяться, сеньоры.
Пойду ловить попутный «Аполлон».

*****

Гуляю как-то я по лесу с кулёчком вишни и ружьём
И, наслаждаясь сим процессом, не беспокоюсь ни о чём.
В листве кустов — олень-красавец, на нём роскошные рога!
Невольно дёрнулся мой палец, и шаг не сделала нога.

Вот тут я вспомнил: нет патронов! Стрелять чем по добыче мне?
Азарт охотничий затронув, олень спокоен был вполне.
Находчивость была не лишней среди моих достоинств всех.
Остались косточки от вишен. Их вместо пуль — в ружьё. Успех!

Я выстрелил между рогами — олень встряхнул лишь головой,
Вдруг заработал враз ногами и скрылся за резной листвой.
В тот день я упустил добычу. Ну хоть бы подстрелил лису!
Но год спустя с ружьём привычно гулял всё в том же я лесу.

И изумлён был: «Сказка, право!». Олень с чудною головой
Вдруг выпрыгнул из леса прямо. Мой прошлогодний! И живой!
Среди рогов его ветвистых… о чудо! — вишенка взошла.
Стройна, к листочку каждый листик и красных ягодок полна.

Теперь ружьё полно заряда, не упущу я данный шанс.
Прицелившись лишь для порядка, сразил оленя в левый глаз.
Одною пулей обеспечил себе изысканный обед:
Жаркое, жареную печень, компот из вишен и паштет.

*****

Песня про Барона Мюнхгаузена

Жил когда то на свете Барон
Был отважным, решительным он,
И всегда из безвыходных бед
Выходил, достигая побед.
На ядре он катался верхом,
Победил крокодила со львом,
Никогда поражений не знал,
А всегда и везде повторял:

Припев:
Очень в жизни нам нужна смекалка,
Иногда, друзья, стреляет даже палка!
Если носишь ты в себе ума заряд,
Победителем пойдёшь как на парад.
Кто смекалист тот всегда найдёт ответ,
Безысходных положений
В жизни нет!

С вишни косточкой как то друзья,
Он в оленя стрелял из ружья,
Из болота себя словно маг,
Он за волосы вытащить мог.
Был разрублен в бою его конь,
Но он сшил его очень легко,
Вместо ниток был ивовый прут,
На коне теперь ивы растут.

Припев:
Очень в жизни нам нужна смекалка,
Иногда, друзья, стреляет даже палка!
Если носишь ты в себе ума заряд,
Победителем пойдёшь как на парад.
Кто смекалист тот всегда найдёт ответ,
Безысходных положений
В жизни нет!

Жил когда то на свете Барон,
Был отважным, решительным он,
И всегда из безвыходных бед
Выходил, достигая побед!
Он сумел победить даже смерть
В нашем детстве живёт он теперь
Будет память о нём оживать
Если вспомним мы эти слова.

Припев:
Очень в жизни нам нужна смекалка,
Иногда, друзья, стреляет даже палка,
Если носишь ты в себе ума заряд,
Победителем идёшь как на парад!
Кто смекалист. тот всегда найдёт ответ
Безысходных положений 3раза
В жизни нет!

Токарь Николай

*****

Вы тоже усмехаетесь, услыша
Фамилию Мюнхгаузен? Вы правы.
Не зря же обо мне три века пишут.
На имени моём стяжали славу
Стяжатели. Хоть слава — не товар,
Но авторам приносит гонорар.
А начиналось всё вполне банально —
С рассказов у камина вечерами
О подвигах — охотничьих, батальных…
Не без прикрас (но это между нами).
В ответ — ухмылки, мерзкие смешки.
Я был готов порвать гостей в куски!

Коробило. Но я старался скорбью
Не оскорбить внимания. Да взгляды
С насмешкой, укоризной, исподлобья
Встречал, как говорится, сплошь и рядом.
И взглядам недоверчивым назло
Моё воображение несло.

Куда несло? Подальше от реалий,
От скуки, приземлённости, рутины.
В заоблачно-неведомые дали.
Туда, где бесподобные картины
Воображенье пишет на холсте
Реальности. Где место есть мечте…

Чем выше уносился, тем всё чаще
Встречал непониманье, отчужденье.
Я жил в двух измереньях: настоящем
И призрачном. И, слава провиденью,
Я выжил в них! Живу в них до сих пор.
Отнюдь не враль. Мечтатель. Фантазёр.

*****

Когда барон плывёт в жару,
То попадает в лёд.
Когда Мюнхгаузен на пиру,
Так джинн к нему идёт.

И развязались языки
Рассказывать о нём.
И нет, как нет, уже тоски.
Расскажем — не соврём!

Однажды направлялся он
К далёким берегам.
Там есть гиена, страус, слон.
Попал же он к снегам.

В Антарктике есть вечный снег.
Нашёл же он жару.
Придумал много он потех,
Волшебную игру.

Рассказы нам о чудесах.
Да. Путешествий мир!
Он будет в нём, как в небесах:
И ангел, и кумир!

Раскрасил волка нам барон
И в Индию проник.
Увидел шестипалых он.
Раджи открыл тайник.

И тигра Ягра победил
Он солнцем, как луной.
Динасезауров открыл.
Довёл до нас с тобой!

Открыл пещерный океан.
Увидел край Земли.
Барон отличный капитан
На картах и… вдали!

Он карты все имел свои
Для дел и для игры:
Морские, словно корабли,
Земные, как миры.

И для пасьянсов он имел
Свою колоду карт.
Раскладывал и в них смотрел:
Когда же будет старт.

Старт путешествий и игры.
И необычный ход
Вдруг открывал свои миры.
Мюнхгаузен нам не врёт.

Барон и правда, как сезам.
И это всё для всех.
Был сбит, зажарен им фазан
В одно мгновенье… Смех!

Но, что смеяться, если он
Смешит нас, но не врёт?!
Поэтому и прав барон.
Расскажет, как споёт!

*****

Барон Мюнхаузен мне собрат,
Не по гражданству, но по духу
И буду рад я во сто крат,
Когда на небе одиноко,
Средь серости унылой,
Вдруг вспыхнет новая звезда
И хоть погаснет скоро,
Но все ж она жила, она горела
И ярким именем своим
Унылость одолела!

Явгений

*****

Барон Мюнхгаузен спешил по штрассе городской —
фриволен и чертовски мил в камзоле щегольском;
хорош парик подзавитой, а бравые усы
стремились к славе мировой штандартами красы.
Наш ферт хромал, но стать горда, стучала бойко трость,
звала в таверну, где всегда фон-фарс желанный гость.
В радушной кнайпе на столах бесплатно пунш и грог;
олени, вишни — на холстах известных мастеров.
Всё в честь барона здесь: вот стул, похожий на ядро,
вот над таверной медно-смугл прибит походный рог.

Зашел барон. Блестящий бред, остроты в рукаве,
от небылиц — профит, не вред. В чести король таверн.
Сморозил сходу каламбур, горяч полночный смех,
но видит, что сидит понур поэт среди потех.
Пиит надумал сочинить бессмертный мадригал
и спеть барона! Правда, нить сюжета потерял:
— Шут с ним, с сюжетом, рифму бы, — вблизи камина сел,
блокнот раскрыл, про всё забыв, пером скрипел, скрипел…

Барон ему: «Послушай, друг, ты веришь в чудеса?» —
и сделал вид, что потянул себя за волоса.
Поэт молчит и де-капо над стансами склонён,
сильней, резвей пера напор! Жаль, слов недостаёт.
Слюну сглотнул: «ядро — нутро, конь — вонь, мура — пора»,
тогда схватил его барон: «Действительно, пора!
Давай-ка, братец, на Луну скорее полетим,
там ждет нас Альберт*, я клянусь! Блокнотик захвати…»

Поэт был «за». Они ушли сквозь стены, как в туман,
и кто-то пунш с небес пролил. Да…, сказочка — обман.
Рассказана неужто зря?
Из рифм, из слов трясин
тащу за шкирку я себя, тащу что стало сил!

*****

О, как же трудно быть немного ближе
К мечте, чем все, кто просто так живет,
Кто каждый день одни советы слышит,
И кто не верит в давний мой полет.

Мой предок Хейно вместе с Барбароссой,
В крестовые походы уходя,
Не ведал, что подобные вопросы
Решать придется мне века спустя.

От рыцаря, прославленного в битвах
До тихого монаха путь тяжел,
Мой предок успокоился в молитвах
И тишину обители нашел.

Но посох с книгой на гербе сгодился,
А твердый рода дух порукой стал,
Когда я в битве на коня садился
И смело острой саблею махал!

Наверно, все еще пасется лошадь,
Что в битве разорвало пополам,
И памятник-фонтан украсил площадь,
И в каталог включили сей фонтан!

Я все оставил бюргерам — потомкам:
Мои проекты и мои мечты,
Создание материи столь тонкой,
Что заплатить не хватит золотых.

Музей открыли — там досель хранятся
Мои — с войны — и пушка и пищаль,
Взбесившаяся шуба, что за зайцем
В погоню бросилась, но не поймала, жаль.

Гарпун, которым рыбу изловили,
И я был найден в чреве у нее,
Топор серебряный, весь в межпланетной пыли,
Вернувшийся с Луны. Мое ружье,

Которое раз в год само стреляет,
И гири, что оставил скороход —
Они где надо, плавно ход сбавляют,
А сбросишь их, и полетишь вперед!

Любой в музее этом может видеть,
Что я не лгун, не трус, не разгильдяй!
Я на потомков вовсе не в обиде —
Как могут, забавляются — пускай!

Fransuaza15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *