Стихи о фильме «Пираты Карибского моря»

Стихи о фильме "Пираты Карибского моря"Пираты Карибского моря!
Бушующих волн моряки!
с ветрами солёными споря,
О, как вы от нас далеки!
А раньше пират был небритый,
Готовый всегда на подъём,
На палубе, кровью политой,
Он пил обжигающий ром.
И, знаете, всё-таки странно,
Познав небывалый кураж,
Услышать призыв капитана:
«Разбойники, на абордаж!»
Рубили и всех убивали,
Никто не жалел ни о чём,
Хотя все наверное знали,
Что смерть их стоит за плечом.
Но в жизни не ведали горя,
Не знали гнетущей тоски,
Пираты Карибского моря!
О! как вы от нас далеки!

Гарик Морган

*****

Пираты Карибского моря,
Вы были безумно смелы.
Как море вы были свободны,
Как ветер удачей полны,
И пили вы ром не хмелея,
Сражались как сотня чертей.
Пираты Карибского моря,
Как много за вами смертей.
Вы Чёрного Роджера дети,
Ходили на всех парусах.

В умах ослеплённых наживой,
Лишь золота звон, а не страх.
Вы так презирали законы,
Что верные клятве морской
Рея казалась вам троном,
А саван, невесты фатой.
Промчались года и столетия,
Но помнят о вас до сих пор.
Пираты Карибского моря,
Вы гордость людей и позор.

Бойченко Татьяна

*****

Корабль на черных парусах,
Море, ром, пираты.
Пиратский порт известен всем —
Тортуга у Ямайки.

И знаменит он фактом тем,
Что рай он для туристов.
И бриг там в каждом уголке,
Там шумно и не чисто.

Там славен байками моряк,
Сидящий в баре с чаркой.
Команда и корабль при нем.
Отнюдь не сер, а яркий.

Пират слегка на вид чудной.
Глаза — черные омуты.
Такие же дреды, мушкет под рукой.
Свобода и честь — очень дороги.

Компас желаний, острая шпага,
Под треуголкой бандама видна.
При улыбке блестит золотыми зубами,
Жизнь его — приключений полна!

Протоптанные сапоги, помятая рубаха.
Этот чудак — покровитель морей!
Удачливый неудачник —
Капитан Джек Воробей!

Идеи — сплошная импровизация,
Любого поднимет на смех.
Убьешь — с того света вернется.
Добьется всего без помех!

Типичный покоритель женских сердец,
Пожертвует жизнью ради друзей.
Управляет Черной Жемчужиной —
Самым быстроходным из кораблей.

Хоть он и странный бывает порой,
Он честный пират!
Его невозможно понять и забыть.
Непредсказуем, хитринкой богат!

Не утаю, громко признаю —
Половину сердца за тебя отдам!
Я люблю, ценю и верю в тебя
Мой капитан!

*****

— Любимая, знай, я вернусь.
Всего через десять лет
С зеленым лучом я явлюсь,
В твоих глазах промелькнет его свет.

— Любимый, я всегда буду ждать,
Каждое мгновенье скучать,
И дни, и часы, и минуты
До нашей встречи считать.

И каждые десять лет
Я буду к морю спускаться,
На горизонте видеть корабль —
Твой»Летучий Голландец».

Ты будешь сходить на берег песчаный,
На мою улыбку своей отвечать,
А в расставание шептать на прощание: —
«Не своди с горизонта глаз…».

Но продолжаться это будет не вечно…
Ты бессмертен — но я-то ведь нет.
И новой встречи может не быть
Через следующие десять лет…

Когда-нибудь, сойдешь ты на берег —
Но не будет меня уже там.
Вместо любимой увидишь могилу
На самой вершине холма…

Я тебя больше жизни любила…
Я любила тебя до конца.
И сердце твое сохранила —
Ведь я обещание дала.

Оно будет вместе со мною
Даже после смерти моей.
Под сырою черной землею
Биться рядом с неподвижным моим.

Просидишь ты у камня весь день. На закате
Уплывешь далеко, и только
Зеленый луч осветит надпись на камне —
«Не своди глаз с горизонта…».

*****

Джек Воробей в тюрьму попал Абан,
Но был у него хитрый, серьёзный план.
Там в Абане сидел один пират — Кипуч,
Он сделал схему Джеку, на ней был ключ.
Теперь пора Воробью покинуть тюрьму,
И вот он заплатил стражнику одну сумму.
Тот сделал так, чтоб Джека в гроб положили,
Гробы кидали в море, они по воде плыли.
Вот Джек плывет по морю в гробу живой,
Его поджидает корабль с его командой.
Джек схему ключа смог в Абане добыть,
И теперь ему надо дальше по делам плыть.

В это время свадьба Элизабет и Увила была,
Волны бушевали, дождливая погода стояла.
Элизабет с цветами счастливая ждала Увила,
Но его признали пиратом, и казнь его ждала.
«Что за абсурд» — удивился вдруг отец Элизабет,
«Я не допущу, чтоб казнили Тернера, нет, нет.»
Увила, попросили поймать Джека Воробья,
Тогда и казнить не будут, сказал ему судья.
В общем, сорвана была их свадьба, эх жаль,
Пришлось Тернеру собираться плыть вдаль.
Надо было найти Джека Воробья и поймать,
И с капитаном кое о чем потолковать.

В море страшный зверь находился в глубинах,
Звали Кракен, это был большой осьминог.
Его призывал Дэйви Джонс, капитан Голландца,
Он был жесток, у капитана не было сердца.
Это сердце хранилось в сундуке на острове,
А ключ был всегда при нем, весел он на шее.
Как-то рыбаки рыбачили, видят, плывет шапка,
Поймали её стали делить, кому достанется она.
Вдруг из воды щупальце Кракена показались,
Рыбаки увидели осьминога и сильно испугались.
Ждала учесть страшная: их корабль разрушен был,
А самих моряков Кракен схватил и проглотил.

Тернер на остров попал, Жемчужину увидел,
Где-то здесь должен быть Джек, искать стал.
Вот пошел он в джунгли искать Воробья,
Но попался в ловушку, на острове было племя.
Его схватили, привязали аборигены и понесли,
В свой лагерь к вожаку своему его доставили.
Было удивление, когда Тернер увидел Джека,
Увил, увидел компас, вспомнил он человека,
Того, который обещал ему жизнь за компас.
Джек увидел Тернера и сказал: «Спаси нас.»
Эти аборигены были люди человечков ели,
Но не погибать, же нашим героям, в самом деле.

Увила, кинули в клетку к команде Джека на горе,
А Воробья понесли для съедения на заре.
«Я хочу больше огонь» — капитан Джек говорил,
И сбежать от аборигенов у него уже план был.
Вот положили, как на шампур, Джека Воробья,
Но он сумел спрыгнуть, чуть не попал на пламя.
Сзади он был привязан к тростнику бамбука,
Ею он отбивался от аборигенов, хитрая штука.
Затем в него кидать народ овощами стал,
Джек на тростник их ловил, потом с обрыва упал.
Но остался наш капитан Джек Воробей в живых,
Вот так смог он уйти по-хитрому от них.

Команда Джека воробья тоже спастись сумела,
Но вот новая история их всех впереди ждала.
Пока все спали на корабле, Джеку приснился сон,
Его прихлоп Бил навестил и напомнил ему он:
«У тебя есть должок перед нашим капитаном,»
Но Джек Воробей решил отдать его обманом.
Черную метку капитан Джек на руку получил,
«Помни ты должен.» — сказал прихлоп Бил.
Джек с испугу проснулся, взглянул на руку свою,
Но не увидел там он черную метку, никакую.
Он команду собрал, сказал держаться у берега,
Но для спасения длинна была ещё дорога.

Поплыл он в один город команду себе набрать,
Там встретил Элизабет, и командора смог взять.
Он набрал, сколько смог людей и стал отплывать,
Затем поплыли на остров, сундук мертвеца искать.
Вот по карте они нашли место, где он был зарыт,
Откапали его, стали делить, сундук был закрыт.
Но не только они охотились за этим сундуком,
Ещё команда Дейви Джонса была на острове том.
Пока Джек, Тернер и командор за ключ дрались,
Команда капитана на корабле уплыть собрались.
Какая интересная схватка за ключ тот была,
Но впереди их всех одна учесть ждала.

И вот Джек смог открыть сундук мертвеца,
Достал он и спрятал в банку с песком сердце.
Ну вот от командора вислом по голове получил,
Взял сундук с сердцем он и на лодке уплыл.
Джек очнулся уже на корабле Дейви Джонса,
И у капитанов разговор о долге Джека завязался.
Джек всё думал, что сердце находится в банке,
И по этому, он начал играть с Дейви в прятки.
Он банку разбил, но сердца там в ней не оказалось,
Эх, не повезло капитану Джеку, какая жалость.
Он смог уйти от Дейви Джонса на своем корабле,
Но Джек и не знал, что корабль окажется на дне.

Вот Джек, на своей Черной Жемчужине уплывал,
Но окатил его корабль огромный воды вал.
Это Кракен был, он атаковал его со дна моря,
Эх, не повезло Джеку Воробью, какое горе.
Его команда приготовилась из всех пушек полить,
Но вот капитану Джеку оставалось недолго жить.
Элизабет поняла, что Кракену нужен только Джек,
И хитростью привязала, такой она была человек.
Кракен поглотил корабль вместе с капитаном,
Джек был привязан к мачте путем её обмана.
Команда вся, кроме Джека от Кракена спаслась,
На этом заканчивается мой очередной рассказ.

Евгений Серебрянный

*****

Приключения пиратов Карибского моря и Капитана Джека Воробья

Глава 1

Шумело грозно море в стихии лютых волн,
Гудело и кипело вдоль диких островов.
Луна сверкала злая, глядя сквозь облака,
Которые свисая, смотрели свысока.

Среди раскатов грома и полуночной тьмы,
Где уживался ужас средь редкой тишины,
Невиданно откуда, борясь штормам назло,
Корабль плыл, на флаге — пиратское клеймо.

Играло море, выло, сердилось, но штурвал,
Был прочною опорой, такой как капитан.
Шутя справлялся с воем и яростью морей,
Ещё бы! У штурвала был сам Джек Воробей!

Хитрец и плут хороший, но в сущности добряк,
Он был для многих, просто, приветливый смельчак.
Его команда пьяниц, разбойников, бродяг,
Найти пыталась деньги, или богатый клад.

Как только клад был найден, вдруг началась гроза,
Испортилась погода, нагрянули ветра.
В мечтах пиратов пьяных, чьи ром слепил глаза,
Родилась мысль такая: всё тратить на себя!!!

И взяв бутылки в руки, тут ярость всех морей
Они перекричали: «Ура, Джек Воробей!
Нет лучше капитана!!! Нет лучше Воробья!!!
И «Чёрная Жемчужина» Твоя! Твоя! Твоя!».

Та»Чёрная Жемчужина», что страсть рождала в нём,
Была непотопляемым пиратским кораблём,
И «Чёрная Жемчужина» боролась как могла
Под ловкою рукою Джека Воробья!

Но старый плут Барбоссо устроил вдруг мятеж,
Решил он, что негоже быть Джеку главным здесь.
«Я капитан удачи, я капитан лихой!
Убью-ка Воробья я нечестною рукой.»

И подлости Барбоссо не было границ,
Хотя за это, всё же, его нельзя винить.
Так как он был пиратом — пороки здесь к лицу,
И воля в том Барбоссо — быть Джеку-мертвецу!

Устроив перебранку, команду взяв под гнёт,
Хитрющий злой Барбоссо решил создать свой флот.
А Джека бросить за борт, дав в руки пистолет.
И не желая встретиться с ним через много лет,

Он попрощался с Джеком с ухмылкою лихой,
И помахал сквозь ветер предательской рукой.
Но, Джек то точно не был Джеком-слабаком,
Он по воде добрался до острова тайком.

«Будь проклят, ты, Барбоссо, — сквозь смех подумал Джек,
Я выжил, ты вернёшь мне «Жемчужину» и всех!
Но смелый Тёрнер против изгнанья Воробья,
И он сказал Барбоссо об этом без труда.

Барбоссо рассердился, смотря сквозь лунный свет,
И в злой руке Барбоссо явился пистолет.
Меж молнию и громом над морем был раскат,
От боли старый Тёрнер попятился назад.

Корабль накренился — Тёрнер упал за борт,
И тут уже Барбоссо стал править без забот.
. . .

Не долго же Барбоссо пришлось гулять и пить,
На них легло проклятье, и с ним нельзя шутить!

Во время смерти Тёрнера Луна ушла в зенит,
И море содрогнулось и бешено кипит.
Оно искало клад свой, хранившийся века,
Который был украден командой Воробья.

Но Воробей был изгнан, на нём проклятья нет,
Его тогда не тронул горящий лунный свет.
А, чтобы снять проклятье вернуться должен клад,
Туда, где он был найден. Таким, каким был взят.
Но Тёрнер был хитрюга, пред смертию своей,
Стащил одну монету, не утопился с ней.

Он отдал её сыну, Уиллу, своему,
Которого на плоте прибило к кораблю.
Корабль королевский в пенистой мгле плывёт
И мальчика Уилла на борт к себе берёт.

И только кровь Уилла спасёт пиратов всех,
И это тоже было проклятием для всех.

Глава 2

Прошли года и ветры менялись как могли,
И новые события в историю вошли.
В Порт-Рояле погода отличная была,
И на причал ступила знакомая нога.

И чёрными зрачками обвёл округу Джек,
Он присмотрел корабль «Разящий» вдалеке.
Решил его он быстро присвоить для себя,
Чтоб снова все узнали в нём Джека Воробья!

Но два тупоголовых болвана на пути,
Не разрешили Джеку к «Разящему» пройти.
Тем временем решалась судьба Элизабет
У которой очень туго затянут был корсет.

И не могла свободно воздуха вдохнуть,
Тугой корсет-предатель так сдавливал ей грудь.
У ней одна вещица висела на груди,
А где эту вещицу она смогла найти?

Уилл Тёрнер был виною находочке её,
Который так безумно теперь любил её.
Давно, назад лет десять, они на корабле
Случайно повстречались, тогда Элизабет

Совсем была ребёнком, такой же как Уилл,
И медальон на шее Элизабет пленил.
Но, ведь, она не знала, что этот медальон
Так важен для Уилла — тот, что отцом дарён.

И безделушку эту Элизабет взяла,
Спустя года решила напялить на себя.
Элизабет стояла на крепостной стене,
Внизу шумело море, пенилось вдалеке.

Элизабет смотрела на море свысока,
И у неё безумно кружилась голова.
А ниже метров в тридцать Джек Воробей вёл спор,
А сам тихонько думал, как дать бы двум отпор.

— Вы, господа, слыхали, — он начал говорить, —
Что «Чёрная Жемчужина» «Разящего» сразит?
— Ха,»Чёрная Жемчужина» есть вымысел и бред,
И это лишь легенда, окутавшая свет! —

Так возразивший стражник Джеку Воробью,
Стоявший с важным видом, сказавший мысль свою,
Нежданно и негаданно стал оппонентом вдруг,
Так как его товарищ иль закадычный друг

Внезапно с ним поспорить взялся напрямик,
И возразил решительно: «Жемчужина» не миф!»
«Нет, миф, твоя «Жемчужина» — так первый отвечал.
«Я видел ту»Жемчужину»!» — Второй в ответ кричал.

Пока они тут спорили, едва ль не подрались,
Джек Воробей спокойненько свой взор уставил ввысь.
Немножечко подумав, оставил Джек причал,
Взобрался на корабль, но не отчалил сам.

И этому виною была Элизабет,
Которую столь туго стягивал корсет.
Она упала с вышки, и Джек за ней нырнул,
Как только её вытащил корсет ей расстегнул.

И медальон, увидев сощурил Джек глаза,
Но здесь уже стояла охрана короля.
— Что делать с этим будем?
— Велю его казнить!!!
— Отец, помилуй Боже, его нельзя убить! Он спас меня от смерти,
И я хочу сказать, ты мог другую цену,
За жизнь мою бы дать!

— Нет, дорогая, Джеку такого не видать!
Таков закон — пиратов я должен убивать!
Итак, берите Джека, и вешайте его!
— Отец!!!
— Уймися, дочка, забудь ты про него!

Но Джек развёл руками, Элизабет взял в плен:
«Меня вы не убьёте, ведь я помочь хотел,
Советую я всем вам оружие сложить,
И лучше на свободу скорее отпустить!

И навсегда запомните, вы, господа, тот день,
Когда чуть не был пойман, Джек, храбрый Воробей!»
И бодро от погони Джек Воробей ушёл,
И в кузнице у Тёрнера Пристанище нашёл.

Глава 3

На море было тихо и старый капитан
Глаза сощурил грозно, и голову поднял.
«Сегодня поздно ночью, мы золото найдём,
На»Порт Роял»жестоко мы с вами нападём!»

И страшный смех Барбоссо сорвался с корабля
«Смелей лети, красотка,»Жемчужина» моя!!!
Жестокая расправа на суше будет им,
За нашим медальоном, за ним! За ним! За ним!»

Глава 4

«Ты кто такой здесь будешь? А-а, видимо пират!
Джек, извини, мне нужно, вернуть тебя назад.
Ты угрожал мисс Суон, за это я тебя
Немедленно доставлю к чертогам короля!»

«Послушай, кто б ты ни был, уйди, прошу тебя,
Никто не смеет трогать Джека Воробья!!!»
Джек тихими шагами к выходу пошёл,
Уилл Тёрнер под рукою меч кованный нашёл.

И воздух рассекая Уилл Тёрнер бросил меч,
И предложил он Джеку: «Давай устроим сечь?!»
Джек хитро улыбнулся: Послушай, я — пират,
Со мною неразумно устраивать разлад.

Весьма я сожалею, что на моём пути
К свободе и веселью негаданно встал ты!»
«Тогда, Джек, защищайся, или сдавайся вновь,
Но знай, что в этой битве, твоя прольётся кровь!»

Лязг, звон, мечи скрестились, Гремела сталь в руках,
Ни Джеку, ни Уиллу, всё не везло никак.
Соперник был серьёзный и бой упорный шёл,
Но всё же до развязки нескоро, но дошёл.

Уилл Тёрнер размахнулся, чтоб Джека поразить,
И здесь как раз охрана стала подходить.
Джек ловкою рукою достал свой пистолет,
Уилл Тёрнер отступился: «Но так не честно, нет!»

Но взади Джека — Браун — по пьяни долго спал,
Негаданно проснулся, бутылку в руки взял,
И с грохотом на Джека стекла обрушил шквал.

«Отлично, мистер Браун, — охрана подошла.
Позвольте наградить вас от имя короля.
А на заре повесим мы Джека Воробья.»

В сырой тюрьме пираты, сидели как и Джек,
И с нетерпеньем ждали, как кончится их век.
Лихой пират Барбоссо уж к порту подплывал,
И весело вращал он «Жемчужины» штурвал.

А в городе всё смолкло, ночная тишина,
Спустилась и окутала старинные дома.
«Где-то моя «Жемчужина» плывёт среди морей. —
Вдруг вспомнил о «Жемчужне» пленённый Воробей. —
Тебя, моя «Жемчужина» верну я, так и знай!
И за тобой не думая, в любой отправлюсь край!»

Вдруг грянуло по городу, и взрывы у ворот!
Причалила «Жемчужина», напавшая на порт.
Убийства, драки, выстрелы, пираты сорвались —
Громить, крушить неистово округу принялись!

Прошло немного времени, на Замок был налёт,
Элизабет сбежала на лестничный пролёт.
В то время дверь открылась, и в замок ворвались,
И за Суон Элизабет гоняться принялись.

Элизабет металась, и спряталася в шкаф,
И там как мышь сидела, сжав медальон в кулак.
Но блеск медали выдал присутствие её,
Пираты мигом бросились как звери на неё.

Элизабет же знала, что у пиратов есть
Устав не позволяющий её унизить честь.
«Парламентёром буду! Хочу я говорить!
По вашему закону меня нельзя убить!»

«Парламентёра трогать и правда, нам нельзя,
Тогда пойдёшь ты с нами, глупое дитя!»
Элизабет схватили, куда-то повели,
А в это время в городе, как прежде шли бои.

И очень неожиданно, тюремная стена
От пушечного выстрела разрушилась гремя.
Пираты разбежалися, и зло пошли вершить,
Чтоб снять с себя проклятие, и всем спокойно жить.

Но Джек в тюрьме остался, в том месте, где он был
Стена — то не разрушилась, а был один лишь дым.
Элизабет похитили и Тёрнер увидал,
Как кто-то из пиратов Элизабет хватал.

Глава 5

Барбоссо появился, когда Элизабет
Ступила на корабль, откуда ушёл свет.
Где дикие пираты в безумствии своём
Пыхтели в исступленьи над мощным кораблём.

Беззубые, босые, косые на глаза —
Сейчас Барбоссо правил командой Воробья.
«Хотела, что-то, дочка? — Барбоссо начал речь, —
Ведь у тебя на шее, похоже наша вещь?!»

«Не грабьте больше город, получите её!
Обмен! И это, право, Свободу за неё!»
«А как зовут красотку? Не скажешь ли ты нам?!»
«Меня зовут Элизабет, отец мне имя дал.

Отец мой Уильям Тёрнер. — Все замолчали вдруг, —
А в королевском замке я в качестве прислуг.»
«Ну, что ж, оставим город» — Барбоссо произнёс.
Зачем тогда Элизабет сказала эту ложь?

— Моя команда смелая, ты в пушки не ударь!
А якори тяжёлые скорее поднимай!
— А, я?! Меня отпустите?
— Тебя, дитя, увы! Ты будешь на «Жемчужине»,
Смотри не убеги!!!

И хохот злой Барбоссо катился по морям:
«Теперь сниму проклятье со всей команды сам!»

Глава 6

Все десять лет «Жемчужина» без Джека Воробья
Топила, страшно грабила прохожие суда.
И слава о «Жемчужине» слыла и тут и там,
С какой он жестокостью скиталась по морям.

Джек думал о «Жемчужине», вернуть её хотел.
Но только волей случая в тюрьме один сидел.
А Тёрнера съедала тоска и грусть о том,
Что стало с его милою на корабле потом:

«Моя любовь несчастная, Я за тобой пойду!
У Джека Воробья я помощи найду!»
Уильям не раздумывал, а действовал скорей,
Пошёл в тюрьму, чтоб услыхать, что скажет Воробей.

— Джек, ты поможешь мне найти Элизабет? —
Джек посмотрел внимательно, и вдруг ответил:»Нет!».
— Но ты пират, тогда ответь, куда приплыть могла
Та «Чёрная Жемчужина», что ночью отплыла?
Джек отвечал лукаво: «Сейчас там капитан
Жестокий, злой мятежник и алчный буян!
С Барбоссо хочешь спорить? За ним податься в след?
В пути ты наберёшься, дружок не малых бед.

Но я в том не помощник тебе, и извиняй!
Беги к своей красотке, и сам её спасай!.»
— Но, Джек, послушай всё же, послушай, наконец,
Меня зовут Уилл Тёрнер…
— Уилл Тёрнер твой отец?

— Ну, да!.. Откуда знаешь?!
— Да, так, предположил… Зачем своей красотке
Ты голову вскружил? Она сейчас скучает, наверно, без тебя,
Ну, что ж, считай нашёл ты, друг помощь у меня.

— А мне ничто не стоит решётку снять с петель!
Её ковал я лично, несколько недель. —
Уилл Тёрнер потрудился, перешагнул закон,
И грохоча решётка упала на битон. —

— Ну, всё! Ты, Джек свободен! Теперь идём за мной!
Сначала притаимся, так как идёт конвой.

Глава 7

В порту светило Солнце, хранилась тишина.
А Джек и Уильям Тёрнер смотрели не дыша.
Какой бы взять корабль в такой далёкий путь.
Так, чтобы не подставить под пули свою грудь.

— Я думаю, вот этот. — Уильям произнёс.
Джек почесав затылок, ответил: — Не вопрос!
Корабль ваш захвачен! Команда не робей,
И борт его покиньте, ребята поскорей!

Руби канаты, Уильям с тобой мы поплывём,
Где наберёмся сил мы, команду соберём. —
Корабль отплывает. Порт Роял вдалеке
С тревогой вспоминает о Джеке Воробье.

— Скажи мне, Джек, что знаешь ты о моём отце? —
И странная задумчивость у Джека на лице… —
Ответь мне, Джек, прошу тебя, я это должен знать!
— Пират хороший твой отец — всё, что могу сказать.

— Джек, не обманывай меня, отец мой не пират!
— Ты хочешь верь мне, хочешь нет, но всё же это так.
— Не может быть!
— Ну как-нибудь переживёшь, дружок!
Тебе-то в общем до него всего один шажок.

— Умолкни, Джек, тебя прошу, куда мы поплывём?
— Тортуга — это там, где мы пристанище найдём.
Затем оттуда, прямиком, наш брик направим вдаль,
Где мертвецы живей живых, тоска где и печаль.

Там где»Жемчужина»стоит в кромешной чёрной мгле,
Живые трупы там горят, танцуют на огне
Под лунный свет, под стон оков, там страшно, чёрт возьми!
Но, если жаждешь ты быть там, то волю собери.

— Ну, видно, Джек, судьба моя, в том месте побывать,
А где оно находится? И как то место звать?

— На Исло-де-Моерто разрыт огромный клад,
Теперь Барбоссо нужно вернуть его назад.
И»Чёрная Жемчужина»свой держит туда путь,
А где оно находится скажу когда-нибудь.

Глава 8

Тем временем «Жемчужина» с Барбоссо у руля,
Все паруса раскрыла, как молния плыла.
Элизабет сидела, и участи ждала,
Негаданно вошли к ней пирата страшных два:

— От капитана платье вам, его должны одеть,
Затем к нему направиться и вкусненько поесть. —
В каюте у Барбоссо уютно и тепло,
И от свечей зажжённых так ярко и светло.

— Мисс Тёрнер, не смущайтесь, а кушайте скорей!, —
От голода и ужаса улыбки нет у ней.
Элизабет всё скушала, и ножичек взяла,
И в сердце капитана вонзила по края.

Но вместо тела мёртвого Барбоссо слышен смех:
— Элизабет, Элизабет убить хотела всех?
Ты знаешь, что проклятие окутало меня?
Уж десять лет я плаваю на судне Воробья.

Теперь, когда нашлась ты, проклятье я сниму
И инков злое золото на место я верну.
Но есть одна запиночка, что сгладим мы с тобой,
Ты, жертвоприношение, не учиняй разбой!

А если хочешь зрелища, иди смотри туда,
Мы призраки-чудовища восставшие со дна. —
И с ужасом Элизабет смотрела как на борт,
Скелет с другим скелетом весело идёт.

Глава 9

— Тортуга — это лучшее, что внашей жизни есть,
Где я могу по-новому одеться и поесть! —
Собрав команду нужную Джек и Уильям вновь
Отправились на поиски — пролить Барбоссо кровь.

Джек вовсе не намерен был так просто помогать,
А цель его была такой — «Жемчужину» забрать.

Глава 10

На Исло-де-Моерто Барбоссо горевал,
Во снятьи заклинанья — крушительный провал.
«Как ты могла, мерзавка, со мною так шутить?
Тебя могу, плутовка, как муху я прибить!»

Элизабет молчала, Барбоссо сгоряча
Схватил уж рукоятку кровавого меча.
Но Джек и Уильям Тёрнер уже видали всё:
— Пойду я Джек и смело вступлюся за неё!

Но Джек ответил: — Уильям, немного подожди,
Сейчас же бесполезно нацеливать ножи,
Ты лучше выжди время, такой тебе совет…
— Выслушивать совет у нас щас время нет!

Уилл Тёрнер размахнулся, дал Джеку по лицу,
Элизабет ответила Барбоссо — подлецу.
И тут Уильям Тёрнер неожиданно вошёл,
Любимую девицу он быстренько увёл.

Шагнули на корабль без Джека Воробья,
Элизабет сказала: — «Любимый! Я твоя!
А где же Джек?» «Отстал он, — Уильям так сказал, —
Ему по голове я нечаянно вдруг дал.
Но ты плыви команда, сквозь бури и ветра
В родное королевство без Джека Воробья!»
Корабль отплывает без Джека на борту —
Уильям так спасает девушку свою.

Глава 11

Тем временем Барбоссо бесился и орал,
И в Исло-де-Моерто устраивал скандал.
— Тебе ведь нужен Тёрнер, чтоб заклинанье снять?
Что ж, человека этого могу тебе я дать!

— О, Джек! Кого я вижу! Где этот человек?
Скажи, чтоб не гонялся за ним я целый век!
— Тебе его я имя скажу, но лишь тогда,
Когда ко мне вернётся «Жемчужина» моя.

— Что ж, на своей «Жемчужине» ты сможешь вновь поплыть,
И коли скажешь имя, то так тому и быть!..
А сначала мы отсюда все вмести уплывём.
Как только человека нужного найдём

Ты ступишь на корабль и поплывёшь туда,
Куда плыть пожелает «Жемчужина» твоя.
— Ну что ж, Барбоссо, ладно, с тобою по рукам!
Но, помни, что сказал ты об этом лично сам.

— Но сначала мы в погоню за дамой поплывём
И медальон проклятый с чертовки заберём!

Глава 12

Элизабет и Тёрнер летят на парусах.
Вслед «Чёрная Жемчужина» мчится на волнах.
Пират спустился с мачты, и Тёрнеру гласит,
Что «Чёрная Жемчужина» из пушек в них палит.

«На корабле снаряды имеются у нас,
Давай пробьём снарядом «Жемчужины» каркас?»
«Что ж, хороша идея, что мочи есть, пали!
Команда, суши вёсла и больше не греби!»

Два корабля столкнулись, друг другу смотят в бок.
Хотя какой от этого пиратам вышел прок?
Два корабля качаются от злости на волнах.
Элизабет посеяла медаль свою впотьмах.

Мартышка у Барбоссо шустрая была,
Искусно для Барбоссо медаль ту добыла.
«Жемчужина»сразила, брик скоро утонул.
Уильям же к Барбоссо на борт перешагнул.

Но до его прихода команду взяли в плен.
Барбоссо столь внимательно на Тёрнера смотрел:
«А ты откуда взялся? И как тебя зовут?
Я над твоей командой устраиваю суд!»

Но Джек сказал поспешно: «Троюродный брат он мой,
Или скорее дядя… Пусти его домой!»
«И стали бы вы слушать Джека Воробья?
Давайте познакомимся, Уилл Тёрнер — это я!»

«Хм, хм, какая встреча…» — Барбоссо оробел,
Уилл Тёрнер пистолетом убить себя хотел.
«Нет, нет, стрелять не нужно, — Барбоссо говорил, —
За жизнь твою, что надо? Проси, что хочешь Уилл!»

«Ну, что ж, ты для начала пусти Элизабет,
Затем команду нашу, а Джеку шли привет!»
«Окей! Твою команду, как хочешь, отпущу,
Но брать тебе оружие я в руки запрещу.»

Уилл Тёрнер отступился и отдл пистолет,
Тогда Барбоссо за борт швырнул Элизабет.
А после сказал Джеку: «Ты отправляйся с ней!
И больше не спастись тебе проклятый Воробей!

Нна Исло-де-Моерто «Жемчужина» плыви,
И кровь Уилла Тёрнера заклятие сними!»

Глава 13

До острова доплыли Элизабет и Джек,
Нашли бутылку рома, устроили банкет.
«С тобой, видать, Элизабет, мы будем здесь всегда!»
«Ну нет уж, Джек, с Уиллом-да, с тобою-никогда!

Послушай, Джек, отец меня на корабле найдёт,
А, что мы здесь находимся, он по костру поймёт.»
«Разящий» медленно плывёт, смотря на острова.
Отец увидел свою дочь: «Элизабет моя!»

«Отец, Уилла взяли в плен, и мы его найдём!
И ради нашей с ним любви, давай его спасём?»
«Скажи же, Джек, куда нам плыть, дорога так трудна.» —
И командор уставился на Джека Воробья.

«Ну, если вы дадите в руки мне штурвал,
До Исло-де-Моерто я буду править сам!»
«Что ж, Джек, свою кончину, отсрочил ты, плыви,
И злобного Барбоссо скорее догони!»

Глава 14

На Исло-де-Моерто стояли корабли
«Разящий» и «Жемчужина» до неба от земли.
Они вздымали паруса, «Жемчужина» — пуста,
Лишь несколько пиратов стояли у поста.

Барбоссо же проклятье скорей хотелось снять,
И поскорей с Уилла голову убрать.
И вот он собирался воткнуть в Уилла нож, —
«То, что Барбоссо хочешь, попозже ты возьмёшь!

Ну, а сейчас «Разящий причалил на причал,
Ограбь его и утоли пиратскую печаль!»

«О, Джек!! И это снова ты?! Ты правду мне сказал?
Такого я везучего, как ты, Джек, не видал!»
Пираты двинулись в разбой,»Разящему»не жить!
Живой слабее мертвеца, кому же победить?

И снова драка, снова вой, крик душит их сердца,
И на «Разящем» кипит бой и не видать конца.
Уилл Тёрнер тоже принимал участие в бою,
Он очень смело помогал в том Джеку Воробью.

Боролся Джек с Барбоссо сам, но знал, что не убьёт.
Сраженье шло с Барбоссою за корабельный борт.
«Ответь мне, Джек, не знаешь ты? Иль может ты глупец?
Кого ты хочешь Джек убить? Перед тобой мертвец!»

«Ну, что же, значит с мертвецом сражаться буду я,
Пока не скажешь ты мне: Джек, «Жемчужина» — твоя!».
Уилл Тёрнер к кладу подошёл, ножом порезал кисть,
И алой крови брызнул цвет, и капли полились.

А Джек тем временем достал рукою пистолет,
И тут же на курок нажал Барбоссо крикнул: «Нет!»
Проклятье мигом убралось, Барбоссо умирал:
«Похоже Джек в судьбе моей я совершил провал.»

«Ну, что ж, Барбоссо уходи ты с миром в мир иной,
А «Чёрная Жемчужина» будь как всегда со мной!»
А на «Разящем» в этот миг затихли все сраженья,
И у пиратов не было такого пораженья.

Когда проклятие ушло они сдались все сразу,
И не перечили они в том никому ни разу!
Схватили Джека Воробья, сказали — будут вешать.
«Разящий мирно уплывал из этой тьмы кромешной.»

Заключение

«Ну, что же, Джек, сейчас тебя, повесят эти господа.
Ты хочешь что-нибудь сказать? Или желаешь промолчать?
Такое право за тобой! Тебе не учинить разбой!
Порт Роял смотрит на тебя, твоя окончена судьба!»

«Но можно как-то изменить судьбу мою и превратить
Её в полуночный кошмар, в своей судьбе земной я шар
Объеду много-много раз, сейчас как раз мой звёздный час!»

Уилл Тёрнер Джеку бросил нож, а ну-ка выстрелы даёшь!
Джек перерезал сам петлю, сбежал он быстро к кораблю,
На борт «Жемчужины» взлетел, король погони не хотел:
«Нет, Джек отчаянно хорош, его так просто не возьмёшь!»

Вольская Екатерина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *