Стихи о Иване Фёдорове — изобретателе печатного станка

Стихи о Иване Фёдорове - изобретателе печатного станкаПросыпались по застрехам птицы,
Запевали третьи петухи.
Поднималось солнце над столицей,
Золотя шатровые верхи.
Царь спешил на стройку. Там умело
Возводили стены мастера
Для большого, для живого дела —
Первого Печатного двора,
Вот они! Пока ещё без крыши,
Меж лесами прорези окон,
И заметно с каждым днем все выше
Становился дом со всех сторон.
Царский глаз, усталый, воспаленный,
Все искал: не кроется ль изъян…
Пред царём коленопреклонённый
Книжный мастер — Фёдоров Иван.
Бывший дьякон с тёмною бородкой
До земли склонился головой,
Царь к нему стремительной походкой
Подошёл, отставил посох свой
И приподнял мастера за плечи:
«Ну, Ивашка, мне покажешь ты,
Где в палатах расставляешь печи,
Чтоб сушить печатные листы
Для бесценных первых наших книжек?»
Мастер встал, чтоб проводить царя.
Царь Иван стал будто ростом ниже,
С мастером Иваном говоря.
Молодой, широкоплечий, статный,
Перед Грозным Фёдоров Иван
О палате рассуждал печатной:
Где поставит он печатный стан;
Пояснял он царственному тёзке,
Как сушить печатные листы,
Как хранятся для печати доски
Да какие буквы отлиты.
Вдохновенно Грозному Ивану
Говорил печатник про печать,
Расстегнул он ворот у кафтана,
Чтоб царю свободней отвечать.
И в печати помощь видел Грозный
Для своих больших державных дел…
А печатник мудрый и серьёзный
Много дальше Грозного глядел.
Были эти мысли скрыты, смелы,
И желанья были горячи…
Потому-то все здесь и кипело:
На леса тащили кирпичи,
Подмастерья карусель вертели,
Возле чана с известью кружась,
Ныли плечи, синяки на теле,
По лицу катились пот и грязь.
Приходили те мастеровые
Класть кирпич и молотом стучать
И не знали, что вот здесь впервые
Выйдет книга — первая печать!
И тогда не знали два Ивана,
Заведя горячий разговор,
Что по воле вражеского стана
Запылает их Печатный двор,
Что объявят «ересью и ложью»
Всю печать — не рукописный труд,
И, призвав на «ересь» «кару божью»,
Двор Печатный ночью подожгут.
Что с попом боярин сговорится,
Как бы им народ ввести в обман,
Что покинет древнюю столицу
Для чужбины Фёдоров Иван…
Мы умеем предками гордиться —
Память о печатнике живёт,
Фёдорову — памятник в столице
Сохраняет бережно народ.

Кончаловская Наталья

*****

В России будут благодарны лишь потомки,
А в современниках иной раз пустота, —
И по земле родной неся свои котомки,
Бредут подвижники, кресты дорог влача…

Не знал и Федоров Иван судьбы злосчастья,
Когда был дьяконом Гостунской церкви* он,
Венец друкарства** вящим отблеском несчастий,
Мерцал над ним, под колокольный перезвон.

Под сенью церкви Николая Чудотворца,
Был уготован путь тернистый, на века, —
Веленьем царским после взятия Казани,
Он напечатал первым божьи словеса.

Но в людях зависть и донос живут от веку —
Непреходяща в душах, Змея ипостась.
Страдал сын Божий — что потуги человеку?
Смиренно Федоров принял себе напасть.

Причиной явной, что случилось неизвестно —
У переписчиков ли ревность возбудил,
Или каприз Ивана Грозного бесчестный,
Иль суеверья в душах темных пробудил?

В итоге в Польше он осел скоропостижно,
Книгопечатный двор в Москве заполыхал, —
Иван же дальше в просвещенном рвеньи книжном,
Всю душу, помыслы и сердце отдавал.

Первопечатник русский под крылом чужбины,
Дороги польские, литовские избрал —
И Заблудовье, и Острог, и Львов седины,
Его увидели — что дальше он не знал…

Но верил в помощь Николая Чудотворца***
И в богоизбранность печатного пути.
Свет потаенный книжный, словно бы от солнца,
В листах печатных выбрал людям донести.

Он шел сквозь тернии, препоны и напасти,
Не для стяжательства — в нем просвещенья дух!
На склоне жизни не пришлось изведать счастья —
Уставший Светоч в типографии потух.

Да, нелегка порой судьба первопроходца…
И на просторах русской родины моей,
Из века в век их окружают «доброхоты»,
Плетут интриги — ищут выгоды своей.

Потом приходит время — вспоминают рьяно,
О тех, кого травили яростно толпой.
А в мутных водах солнце, улыбаясь пьяно,
Дивится русской, бестолковой стороной…

Лишь время лечит — время учит — время знает!
И поклонившись, низко в пояс до земли,
В лице грядущего, потомок пылко скажет —
Спасибо им за то, что были и смогли!

Островитянин Дмитрий
___________________________________

* имеется ввиду, не сохранившаяся до наших дней церковь Николая Чудотворца Гостунского в Московском Кремле.
** друкарь, друкарство (устар.) — книгопечатник, книгопечатание.
*** Николай Чудотворец считается, в том числе и покровителем путешествующих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *