Стихи о Валерии Золотухине

Valeriy-Zolotukhin-stikhiВалерий Золотухин — театра на Таганке художественный руководитель,
Труппы талантливых артистов он внимательный, заботливый родитель.
Он — многоталанный актёр театра и кино, музыкальный и драматический.
Открыт к любому жанру, будь то любовный, лирический, политический.
Пленный, матрос, певец, почтмейстер, банщик, учёный и капитан…
Валерию было предначертано артистом стать, природный дар был дан.
«Мёртвые души » — «Средь бела дня» — «Предварительное исследование»…
Валера входил ловко в роль, имея с героем своего рода собеседование.
Золотухин — упорный, неунывающий, непредсказуемый и неугомонный,
Прямолинейный, целеустремлённый, самоуверенный, вовсе не скромный.
Гордился он и озвучивл свои достижения в полную силу или размах.
Ему не присуща нерешительность, отчаяние, провал задуманного, крах.
С самого детства Золотухин знал своё призвание, что он станет артистом.
По этому поводу он верил в будущий успех, слыл человеком-оптимистом.
Прикладывал необходимые усилия он для цели, мечты своей реализации.
В итоге — общее признание, награды, зрительские аплодисменты и овации.
Талантливый артист работал, репетировал, играл роли свои, не ленился.
А между тем, Валерий в личном плане преуспел, несколько раз женился.
Он находил время и силы на все аспекты жизни одновременно, сразу.
В нём были бодрость и энергия, азарт, не глядя на возрастную фазу.
В день рождения Золотухина мы сердцем и душой искренне вспоминали.
Недавно претворения идей, задумок, творческих открытий мы ему желали.
Валерий жаждал жить, но жизнь внезапно оборвалась, спектакль окончен.
Мы не забудем его вклад в искусство, талант и душу — это уже точно.

Mila Alper

*****

Когда поет Валерий Золотухин,
Россия затихает у экрана,
И сердце замирает в нежном стуке,
И заживает боль моя, как рана.
А я иду на встречу с близким другом
И растворяюсь в музыке послушно.
А песня вдруг становится порукой,
Что мы спасем себя и наши души
От всех невзгод, предательств и обмана.
И даже если наша жизнь не в духе,
Россия замирает у экрана,
Когда поет Валерий Золотухин.
Она ему доверила открыто
Те песни, что срослись с ее судьбою,
И грустные от боли и обиды,
И светлые, что рождены любовью.

Дементьев Андрей

*****

Счастье в жизни переменно,
Это помнил Бумбараш.
Улыбаться, петь отменно
Он умел за всех за нас!
Не скривил душой ни разу,
Русским был и сердцем чист,
Сам в себя он верил, в разум,
Но и в Бога, взгляд лучист.
Храм в душе сумел построить
И в Алтае — возродил.
Стал Артистом, с жизнью споря, —
И Таганке верен был.
НАШ Валерий Золотухин
Не боялся жить, любить.
Самородок по натуре!
Не дадим его забыть!

Орлова Нина

*****

И вновь «Покровский фестиваль»!
Теперь он будет без артиста,
Без Золотухина лишь жаль,
Пускай же Русь вся им гордится.

И пусть теперь Быстрый Исток
И наш Алтай и вся Россия
Поймет хотя бы на чуток,
Для всех, что значит это имя.

Он жил, творил не для себя,
Для нас он жил — слуга народа,
Цени же русская земля,
И Им гордись ты год от года.

Святую память ты о нём
Неси достойно и правдиво,
Дадим же слово мы споём
И скажем все ему спасибо.

*****

Сердитый март по-зимнему суров,
Метелью вьёт и стужей грозно дышит,
Актёр уходит в замять вечных снов,
И нитью золотой его путь вышит…

Ушёл. От вести рампы свет погас,
И пеленой печаль затмила сцену,
Ушёл. И канул в Лету звёздный час
Служителя почтенной Мельпомены…

Он был любим. Талант – особый дар
Судьба ему с рождения вручила.
Великий мастер, молод или стар,
Дарил театру жизненные силы:

Трофимов Петька и порядка страж
С какой-нибудь замысловатой песней,
Карпенко, Сашка, Моцарт, Бумбараш –
Не перечесть ролей его известных…

Пусть зритель память светлую хранит
Актёра из театра на Таганке,
Во Благо пусть свеча его горит,
Зажжённая на дальнем полустанке…

Ревакова Евгения

*****

Он родился у нас на Алтае,
Звать село это — Быстрый Исток,
А на завтра война начинаясь,
Уничтожить решила восток.

В те военные годы былые
Мать в тылу, а отец был в бою,
А Валерка, он пел про Россию,
Про Союз, про судьбу пел свою.

Его сцена – порог его дома,
Кто даст пряник, а кто молока,
Кто-то скажет всего лишь два слова:
«Ну, артист, ты Валерка», «Пока».

В этой жизни проблемы не ново,
И когда ему было семь лет,
Выпал он из окна того дома,
Одним словом попал в лазарет.

И прикованным к койке на годы,
Он мечтал стать артистом страны.
Костыли — его первые пробы,
Боли были ужасно сильны.

Но характер его не сломаешь,
Своим рвеньем умел удивлять,
Школьный вечер, ну ты представляешь,
Вышел «Яблочко» он там плясать.

И продав после школы корову
Он к Оби, там ходил пароход,
Дальше сядет на поезд здоровый
И по рельсам в столицу, вперёд.

Он решил, что он станет артистом,
Ведь умеет он петь и плясать,
И к тому же слывет гармонистом,
Да таким, что ещё поискать.

Вот столица и ВУЗ театральный,
Удивил там Валерка наш всех,
И пускай говорят, мол нахальный,
Если приняли — будет успех.

Ну, а дальше стремись лишь к огранке.
Первый год в Моссовете служил.
Как-то был на спектакле Таганки,
Этот дух в миг его захватил.

Золотухин, Высоцкий, Любимов,
Для Таганки стабильность, костяк,
Они шли поперёк нормативов,
Ну, а зритель идёт на остряк.

И в кино были роли большие,
А дебют был в картине — «Пакет»,
Кстати он и Высоцкий Владимир,
Друг без друга сниматься нет, нет.

Да и главные роли, всё же были,
Его звёздная роль — Бумбараш,
На века его так окрестили,
Мы горды, что Быстрянский он, наш.

Пролетели года незаметно,
Год две тысячи три наступил,
Он стремился, работал чрезмерно,
Наконец он его возродил.

Храм поставлен. Всевышнему слава.
Свой себе он исполнил завет,
С колокольни высокой по праву
Зазвучит от артиста привет.

Год за годом и семьдесят грянет,
Юбилей будет он отмечать,
Молодёжный театр сияет,
Значит время его открывать.

И в районе тот день отмечали,
Поскромнее, но всё же от души,
Казаки на границе встречали,
Ну, Валерка, ты с ними спляши.

А в Истоке у дома родного,
Ветку яблони он посадил,
Только в силу судьбы, рока злого,
Тот визит из последних ведь был.

Через год с небольшим заскорбели,
У страны и у нас нету сил,
Его слово. Завет. Схоронили
Рядом с храмом, что он возродил.

И плывёт над страной звон знакомый,
Его жизнь пролетела любя,
Удар в колокол редкий, особый,
«Не забудь, что я есть у тебя».

Неретин Андрей

*****

Ушёл артист, возможно гений,
на Новодевичьем тоска —
кумир и совесть поколений
оставил землю на века.
Смешной пацан в Москву с Алтая
приехал жизни взять реванш
и о себе сказать, играя:
я твой, Россия, Бумбараш.
Любимец публики с подмостков
кричал России о любви
и был в душе всегда подростком,
когда акации цвели.
Таганка знала чем он дышит,
о чём мечтает и поёт…
да так, что слово правды слышит
весь обездоленный народ.
Душа скорбит, а сердце плачет:
прощай, Валерий, — вечный путь…
Большой артист не мог иначе,
и ты по-своему был крут.

Вера Север

*****

Золотухин Валерий…
Целых семьдесят серий
Снятых Господом Богом.
В главной роли
С тобой, ходящим по разным дорогам.
Золотухин Валерий.
Бумбараш из Империи,
Прилетевший на шаре.
В нашу-рашу
Уже Позабывшую Моцарта и Бумбараша…

Золотухин Валерий…
Проходящий в любые двери.
«О, Золотухин! Моя мама вас очень любит!»
В царских палатах и сельском клубе,
Отпевавший свою Россию,
Все дается по силам.

Золотухин это еще улыбка.
От того, что в неводе золотая рыбка!
Или Русалка из Боттичелли.
Театр на Таганке — Трагические качели.
Маятник.
Из золота сам себе сделавший памятник…

*****

Не стало с нами «Бумбараша»
Или «Хозяина тайги»
Уж сколь потерь культура наша
И мы, конечно, понесли.
Уходит целая эпоха,
Народом признанных людей.
Играет молодежь неплохо,
Но нет привычных нам идей.
Когда ты в сердце с замираньем
Искусной тешишься игрой.
Болеешь сопереживаньем
Живешь киношною судьбой.
В сознаньи нашем крепко жили
Патриотизм, любовь и честь,
Дела общественные были
Важней, чем корысть или месть.
Посмотришь фильм такой и мог бы
Под впечатленьем долго быть.
Формировался климат, формы
В советском обществе и быт.
А в фильмах в нашу современность,
Что ни сюжет — убийство, кровь,
Обман, насилие, надменность,
Да похотливая любовь.
Над миром деньги балом правят
И ничего святого нет.
Кино посмотришь и оставит
Оно в душе лишь горький след.
Не стало с нами «Бумбараша»
Прощай, Валерий и покой
Пусть будет вечный, а вот наша
Осталась жизнь пока такой.

Лузиков Сергей

*****

Осиротел театр наш…
Не потому ли
Сегодня пасмурное небо в Барнауле?
От скорбных мыслей не находишь утешенья.
У зрителя в День смеха — чувств смешенье…
Он и родился так — контрастом вдохновенный
В тот самый страшный для России День военный…
Уже мальчишкой пятилетним пел «на сцене»…
И потому «крылечный» опыт драгоценен,
Что мир узнал, кто есть — Валерий Золотухин…
Как только мог, растиражировал он душу
Совсем без малого в ста фильмах наизнанку.
И никогда не предавал свою Таганку!

Безменова Галина

*****

Памяти Валерия Золотухина

На любимовской Таганке
жизнь кипела спозаранку, —
за билетами ломился,
не ложился спать народ…
Да и как за них не биться
и у кассы не толпиться,
если там такие лица
затевали хоровод…

Первым заводил Любимов,
шибко властью не любимый,
фантазер неутомимый
зарождал на сцене смуту,
взламывал застоя лед…

Запевал бунтарь Высоцкий,
наш таганский Гамлет жесткий,
задушевной песней хлесткой
выжигавший рабства гнет…

Рядом с ним пел Золотухин,
голосистый, большеухий,
презиравший сплетни, слухи –
наш Таганский домовой…

И не в нем была загвоздка,
что не шел «живой» с подмостков, —
это правящая горстка
страх боялась, что — Живой!

А какие были девки,
не пустые однодневки,
а ручной таганской лепки –
по плечу любая роль!
Как некрасовские бабы,
все характером не слабы
и не падкие до славы, —
лишь бы не был гол Король…

А когда раздел Таганки
души вывернул изнанкой,
кто остался за баранкой
вместе с шефом курс держать!?
Ты, Валера Золотухин,
получая оплеухи,
театр спасая от разрухи
другу мог бы так сказать:
— ничего, Володя, сдюжим,
театр наш не сядет в лужу,
были времена похуже,
но справлялись мы с тобой…
И любовь в нас не остыла
к месту, что нас породнило,
чтобы не происходило, —
твой завет остался: «Быть…»

И хотя мы стали тенью,
все равно остались теми,
кто не встанет на колени, –
а Таганка будет жить!

Краснопольский Валерий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *