Стихи про Василису Прекрасную

Стихи про Василису ПрекраснуюВасилиса Прекрасная
Героиня из сказки
В жизни редко обласкана,
И живет по указке:
Муж и старый, и грозный
Не дает разгуляться,
Ни о чем и не просит,
Знает: будет ругаться.
Если ж время настанет,
И сбежит из темницы,
Жить по совести станет
Справедливой «царицей».

*****

Была она Прекрасная:
Улыбка — солнце ясное,
Коса — пшеница спелая,
А ручка — снежно-белая.
Но вздумала девица
Премудрости учиться:
И день и ночь за партою
Корпела над наукою…
И сделалась горбатою,
Кривою, близорукою.
Красавицу поблёклую
Зовут теперь Премудрою:
Она трёт щеки свёклою,
А носик мажет пудрою…
Как палка стала тощая,
От чтенья лоб наморщила…
И сказала хмуро:
— Какая же я дура!

Андрей Усачёв

*****

Едет Василиса Прекрасная на бал в своём
коробчонке,
и вспоминает бабушку, и песцовый её
воротник.
Как везла её бабушка в саночках
по карамельному снегу,
как были они обе бессмертны, как воздух
вокруг звенел.

И думает Василиса-младшая, куда же всё
это делось:
и бабушка вместе с санками, и снег, и
пушной воротник?
А в правом рукаве спят лебеди,
а в левом — застыло озеро.
И косы теперь тяжёлые, хоть поступь ещё
легка.

— Если б тогда я знала, — думает
Василиса Прекрасная, —
что из этого детского счастья, из всех
этих искр в груди,
получится такая усталость,
такая бездарная глупость,
одна лягушачья шкурка, да Иван-дурак
впереди…

Касьян Елена

*****

Похитил дракон Василису Прекрасную,
Девицу чудесную, умную, страстную.
За тридевять спрятал, конечно, земель,
Имея коварную злобную цель.

До девиц прекрасных Горынычи падки,
Они и в еде, и в постели так сладки!
Но прежде душа — а желудок потом,
И Змей Василису женою ввел в дом.

А в дальней сторонке царевич Иван,
Готовил губительный аспиду план.
Как Змея коварного, значит, убить,
И деву-зазнобу домой возвратить.

Добыл кладенец из отцовских клетей,
Там хлама такого на сотню людей.
Кольчугу и шлем для себя смастерил,
На складе Калашников взял и тротил.

И в путь не спеша за девицей своей…
Отправился он, не жалея коней.
Три года спустя до пещеры дошел,
Ну вот, наконец-то, врага он нашел.

«А ну, супостат, выходи-ка на бой», —
Иван закричал, — «И сразимся с тобой.
За то, что похитил невесту мою,
Тебя, динозавр, сейчас я убью.»

В ответ — тишина, из пещеры — молчок,
Иван, наш, царевич, не будь дурачок,
Тротильную шашку поджег — и алга,
Швырнул прямо в логово Змея-врага.

Рвануло не слабо — и дым повалил,
Царевич в седло — и вперед, что есть сил.
Вдруг видит: на встречу не чудище-змей,
Бежит Василиса — и бросился к ней.

Отбросил Калаш, кладенец, пояс, шлем,
Повержен змеюка — и радостно всем.
Сработал тротил — и кирдык супостат,
«Любимая, здравствуй, ты рада? Я рад»!

Но что с Василисой? Где счастье и смех?
Иван победил — это славный успех.
Но только собрался задать он вопрос,
Как сильный удар получил прямо в нос.

Затем с развороту по уху ногой,
Поддых и по почкам от девы родной.
В конце апперкот и удар между ног.
Такого приема никак ждать не мог.

«Явился? Придурок. Что рано то так?
Царевич Иван… натуральный дурак!
Ты думал я только и делала что
Тебя ожидала? Да просто смешно.

Я замуж тут вышла, Горыныч мой муж,
Давно не летает по бабам он уж.
Примерный хозяин — все в дом, для жены,
Накормлены дети, амбары полны.

Тут здрасьте, явился, спаситель Иван,
Куда ты гранату кидал-то, болван?
А если там я? Ты спасатель иль как?
Да что рассуждать — говорю же, дурак.

Давай, восвояси вертай ты коня,
Теперь Василиса уже не твоя.
Другого люблю, психология в том,
Что сильно развился Стокгольмский синдром.

И твердо запомни, царевич Иван,
Что женское сердце мужам — как туман.
Ты прежде желание дамы узнай,
А после уже, коли надо, спасай,
И впредь — не зевай.»

Железнов Алексей

*****

Сказка о Василисе Прекрасной

В тридевятом государстве
Боле триста лет назад
Жил купец один в богатстве,
Всей торговли знал уклад.

На красавице женился,
Прожил с ней двенадцать лет,
Их дочурки Василисы —
Краше в целом мире нет.

Все в округе восхищались:
Дочка в точности как мать,
Девочкою любовались
И прекрасной стали звать.

Но однажды, так случилось,
К ним домой пришла беда.
Матушка в тот год лечилась
И была так молода.

Позвала к себе супруга:
«Милый, смерть меня зовёт,
Подыщи себе подругу,
Ту, что в дом женой войдёт.
Чтоб у дочки Василисы,
Матушка всегда была
Чтоб могла она резвиться…»

Но купец: «Лишь ты мила!
В жёны как возьму другую?»

«Не дожить мне до утра,
Ночью этою умру я…
Дочь увидеть мне пора.
Василисе скоро восемь,
Ласка женская нужна».

«Мамочка, останься просим,
Ты любима нам одна».

«Дорогой, оставь нас с дочкой
Дай её благословить…
Доченька, люблю вас очень.
Но судьбу не изменить.
Куклу в дар возьми и помни —
В тайне сохрани её,
Пожелания исполнит,
Облегчит житьё твоё.
Если трудности настанут,
Куклу эту покорми,
Расскажи — все в омут канут,
Лишь совет её прими.
Спрячь подальше, дорогая,
От людей всегда скрывай,
Доченька, вас покидаю…
Ты советы выполняй!»

Василису напоследок
Стала спешно целовать,
И сказала, будет с неба,
Словно ангел наблюдать.

Дочка горько-горько плачет:
«Мамочка, не умирай!»
А купец лишь слёзы прячет,
Ведь жена отходит в рай.

В церкви женщину отпели,
Дочь с отцом живут одни,
Траурные дни летели,
Сердце день и ночь болит.

Девочку не бросишь дома,
Нет родни, а ждут дела,
Без жены уклад весь сломан,
Да и жизнь вся не мила.

Время шло, и приглянулась
Вдовушка одна купцу.
О жене ему взгрустнулось,
Вдовушку ведёт к венцу.

У неё свои две дочки,
Василисе мать нужна,
Пусть растут все как цветочки,
Ласка женская важна.

В путь купец засобирался,
Исполнять свои дела
Всем велел не баловаться
И уехал, до светла.

Новая жена заботой
Дочку окружить клялась,
Но на деле лишь работой,
Загружать её взялась.

Дочь купца добра, красива
Мать и дочерей её
Зависть жгла лишь как крапива,
Были словно вороньё.

Девочка терпела беды,
Но собой была мила
Куклы слушала советы…
Злобой мачеха слыла.

Лишь корила: «Негодяйка,
Скоро утро, хватит спать
Ты несносная лентяйка —
Избалована, как мать!
Всю крупу, чтоб перебрала,
Поколола все дрова
За тобой следить устала
Здесь отныне я глава.
Не должна жизнь быть халвою,
Марш на кухню чистить печь,
Трудно рядом мне с тобою
Нужно отдохнуть прилечь.
Что глаза таращить стала?
Урожай сними в саду,
С глаз долой тебе сказала…»

Василиса: «Я пойду?»

С куклой спрячется в чуланчик,
Лакомства ей принесёт,
Молока нальёт в стаканчик,
И беседу заведёт:
«На, голубушка, покушай,
Вот котлетки принесла,
Мачеха не хочет слушать
Мне желает только зла.
Жизнь без матушки постыла,
Я не знаю, как мне быть,
Мачехою не любима,
Хочет со свету изжить».

Кукле горе изливала,
Лучшую неся еду,
Та советом помогала,
Отводила всю беду.

За дитя ткала и пряла,
Пол мела, топила печь,
Песней, сказкой забавляла,
Чтоб красу её сберечь.

Дочки мачехи вздыхают:
«Василиса красивей!»
«Женихи по ней страдают.
Нас сестёр она стройней».

«Успокойтесь, дорогие
Выдам замуж первых вас,
Предстоят ей дни лихие
Похудеет здесь у нас».

«Мамочка, мы ждать устали…»
«Надо просто отдохнуть,
Позабыть про все печали,
На кровать прилечь, вздремнуть».

Мачеха все дни старалась
Василису извести,
С куклой та уединялась,
Чтоб несчастья обойти.

С каждым годом хорошела
Мачехе своей назло,
Сладкой ягодкою зрела,
С женихами ей везло.

А сестрицы почернели,
И от злобы извелись,
Подурнели и худели,
Уж топиться собрались.

Женихи, лишь к Василисе,
Засылают в дом сватов,
Мачеха всем с укоризной:
«Нужно чтить закон отцов.
Старшим свадьбы отыграем,
Вот тогда поговорим,
Младшей лишь добра желаем,
Красоту её мы чтим».

Злоба мачеху сжигает
Дочек замуж не берут
Сиротинку обижает
За провинность — сразу кнут.

И под страшною угрозой
Требует признанья дать:
«Отчего в цвету, как роза?
Сёстрам как такими стать?
Коль не скажешь, так до гроба
В девках будешь, так и знай,
Тоже мне нашлась зазноба, —
Бьёт, — мерзавка, получай».

Василиса тихо плачет,
И не знает, что сказать,
От ударов лицо прячет,
На неё сердита мать.

Вдруг купец в дверях…
Встречает:
«Здравствуй, солнышко моё,
Дочь твою так обожаю,
Как своих, люблю её».

И отец детей целует,
Благодарствует жену,
Заменила мать родную,
Он подходит с ней к окну.

«Вот привёз подарки детям
Из далёкой стороны,
Разберите короб вместе,
Здесь вещам тем нет цены.
Чтоб жила семья с комфортом,
Нужно снова уезжать,
Сделку заключил я оптом,
Весь товар спешу отдать.
Видеть милая мне лестно,
Дом в порядке, есть жена,
Дочки взрослые прелестны,
Собирай вновь в путь меня».

Мачехины дочки: «Батя,
Замуж нам давно пора,
Много нужно новых платьев,
Больше привези добра».

«Женихи для всех найдутся,
Здесь торговля не нужна,
Хватит доченьки вам дуться —
Навезу вам полотна.
Ярких платьев вы нашьёте,
Напечёте пироги,
Словно розы зацветёте,
К вам сбегутся женихи».

В спальню спать купец уходит,
До зари ему вставать…
Василису мать изводит:
«И не думай ночью спать.
Собери еды в дорогу,
И отцу про всё молчи,
А не то, я буду строгой,
Привяжу тебя к печи».

Вечером, когда всем спится,
Василиса есть возьмёт,
Куклу накормить стремится,
Ей всё лучшее несёт.

«На, родимая, покушай,
Гонит мачеха с крыльца,
Сиротинушку послушай.
Обижает без отца.
В доме батюшки родного
Меня сёстры часто бьют,
Нет ни матушки, ни крова,
Жить спокойно не дают.
Со свету меня сживают,
Что мне делать подскажи».
Кукла детку утешает:
«Не волнуйся, полежи…»

За неё дела исполнит,
Всё в порядок приведёт,
И про матушку напомнит,
Что она ей помощь шлёт.

От сестёр вслед Василисе
Шёпот слышится везде…
При отце же, как подлизы,
Говорят о ерунде.

Шепчут: «Чтоб ты удавилась,
И болезнь тебя взяла,
Чтоб красою подавилась,
Почернела вся как мгла».

«Отчего такие злые?
Я и так весь день в золе
Вы же сами молодые»

«Ты летаешь на метле,
Потому и успеваешь
Переделать все дела,
Женихов всех отбиваешь…
Вот и нет к тебе тепла».

«Зависть льют уста, всё ясно,
Злоба пышет изнутри,
Обижаете напрасно…»
«Вон, проклятая, умри!»

Долго был купец в отъезде,
Стран он много повидал,
Дочерям своим невестам
Приданное собирал.

Не гадал он и не ведал,
Дочь его не берегут,
Оставляют без обеда,
И вослед проклятья шлют.

Куколка лишь помогает
Василисушке во всём —
Урожай в саду снимает,
И к зиме готовит дом.

Сёстры: «Мам, давай отравим, —
Матери дают совет, —
Волчьи ягоды заварим,
Коль управы с нею нет».

«Думать даже мне не смейте,
Люди сразу донесут,
С ней случится что, поверьте,
Отдадут нас всех под суд.
В лес её отправлю дети,
Чтоб с Ягой её свести,
Та без всякой прочей лести
Сможет девку извести».

Дочери согласны, к ведьме
Василису нужно слать,
Это шанс для них последний,
Лишь предлог бы подыскать.

Дочерям мать прошептала
План, придуманный в мозгу,
В тайне всё держать сказала,
Про избушку и Ягу.

Марфа говорит: «Умора».
Я её в дом приведу.
«С нею не устрой раздора,
Предложи поесть еду».

Василиса и Марфуша
В комнату вдвоём вошли,
Мать им грозно: «Быстро кушать,
После пол чтоб подмели.
Я устала быть у печи,
Спать прилягу, отдохну,
А потом мы целый вечер
Погадаем на луну».

Василиса напевает
Песнь про этот вечерок,
Что ей месяц нагадает,
Кто он миленький дружок?

Станет другом кто навечно?
И во двор за ней придёт,
Кто подарит ей колечко,
И с собою уведёт.

Песнь звучит, что он уж близко,
Может даже у крыльца,
Сёстры встали к окну быстро:
«Нет здесь сроду молодца».

Марфа злится: «Ждёшь колечко…»
Приоткрыла чуть окно,
Вдруг огонь погас от свечки,
Та упала и темно.

«Ты виновна! В лес дремучий
За огнём теперь беги,
Подвернулся тебе случай
Встретить счастье у Яги.
И одна не возвращайся,
Так получишь у меня…
С жизнью лучше попрощайся,
Но добудь для нас огня».

Василиса в глушь лесную
Среди ночи побрела,
А сестрицы торжествуют —
Ночь чернее, чем зола.

В темноте глаза сверкают,
Волки воют от тоски,
И голодные блуждают
Вдоль у берега реки.

Василиса кукле плачет:
«Где ты мамочка моя,
Ночь темна от взора прячет,
Помощь мне твоя нужна».

Кукла деву утешает:
«Рядом в горе я с тобой, —
Матушку припоминает, —
Всё начертано судьбой.
Посиди на пне немного,
И в сиянии зари
Ты легко найдёшь дорогу,
Слёзки все свои утри».

Вот прошло совсем немножко,
Наступает новый день,
Брызжет лучик по дорожке,
От ветвей ложится тень.

Солнце яркое всё выше
Освещает путь к избе,
Василиса голос слышит
«Это кто идёт ко мне?
Русским духом близко пахнет,
Кто ты? Быстро отвечай…»
Громом с молнией бабахнет.

«Бабушка, ты не серчай.
Василиса, дочь купца я,
Матушки уж нет давно,
Я не знала, что ты злая,
Мне задание дано.
За огнём сестра прислала,
Не сказала, кто ты есть,
Ночь и день я путь держала,
Дай огня, иль можешь съесть».

«Мачеху твою я знаю,
Поживи сначала тут,
Сделай всё что пожелаю,
А сестрицы подождут».

Хлопнула она в ладоши,
Приказала вмиг избе:
«Повернись вся без дебоша,
И впусти меня к себе».

Тут избушка, как учили,
Развернулась, вся скрипя,
На крыльцо баба вскочила
Следом девку, торопя:

«Встала что, как неживая,
Коль вошла, так хлопочи,
Наливай покрепче чая,
Подавай, что есть в печи.
Я к Кощею в ночь уеду,
Встань пораньше до зари,
Наготовь еды к обеду,
Перемой всё, прибери,
Если хочешь чтоб не съела,
Так не плачь, зря не сиди,
Переделай много дела.
И меня к обеду жди».

Баба ночью захрапела,
Куклу девушка взяла,
Обратилась к ней несмело:
«Как вести мне здесь дела?
На, голубушка, покушай,
Вот котлеты, каша есть,
Горюшко моё послушай,
Что мне ждать какую весть?
Много вижу я работы
И расправа так близка,
Коль не выполню чего-то,
За обедом съест Яга.
Помоги мне, ради бога,
Мне не справиться одной».

Кукла ей: «Поспи немного,
Ты не пропадёшь со мной.
Вместе сделаем работу,
Утро ночи мудреней.
Лучик солнца над болотом,
Пробудил рассвет в окне.

Баба в ступу и в дорогу,
Василисе: «Ну, смотри,
В доме здесь работы много,
Вкусный мне обед свари!»

Василиса не присела
С куклой делала дела,
Ночью баба прилетела
Ахнув: «Как успеть смогла?»

«Это в знак благодаренья,
Чтоб дала мне огонёк,
С матушки благословенья,
Сделать всё успела в срок».

«Не терплю благословенных,
Уходи отсюда прочь,
Череп вот тебе нетленный», —
И толкнула её в ночь.

Василиса в чаще леса.
Страшно! Господи, прости!
Свет от черепа завесой
Освещает всё в пути.

По дороге к дому справа
Знать снуёт — дворец царя.
Слева — к дому переправа
Яблони в цветах стоят.

Батюшки пред нею терем,
Мачеха там с дочерьми:
«Мы глазам своим не верим,
Горевали пред людьми.
Без тебя нечиста сила
Гасит наш огонь весь в раз
От соседей приносили,
Он всё время только гас.
Утром рано мы проснулись,
Но не можем печь разжечь,
Наконец-то ты вернулась,
Можно отдохнуть прилечь.
Уж не чаяли из чащи
Повидать тебя живой,
Думали, что волк утащит
Иль утопит водяной».

Сёстры череп увидали:
«Ой, глазищи — так и жгут».
К матери бегут, прижались,
На огонь смотреть им жуть.

Перед домом заметались,
Череп вырвался из рук,
Все к дворцу они умчались,
Каблуков лишь слышен стук.

Долго их потом искали.
Люди мёртвыми нашли,
Уложив под образами,
Схоронили, как смогли.

Время речкою струится,
Из далёких стран купец,
В терем снова возвратился,
Не гадал, что вновь вдовец.

Василиса песнь спивает,
Нитку тонкую прядет.
И в отце души не чает,
Жизнь их мирная идёт.

Раз старушка появилась
И стучится в дом клюкой.
Василиса к ней спустилась:
«Что случилось, что с тобой?
Кто ты бабушка такая?»

«Да спасёт тебя Христос,
Хлеба дай мне пропадаю,
Помощь жду, вот в чём вопрос.
Плохо мне, повсюду гонят,
Хоть ложись и помирай».

«Здесь тебя никто не тронет,
К нам входи и отдыхай.
Много места в нашем доме,
Оставайся с нами жить».
И ведёт в свои хоромы…
«Бог тебя благословит!»

С пряжей вечер коротая,
Полотно на диво ткёт,
О любви большой мечтая
Песни девушка поет,

Баба в доме проживала,
Девушка весь день ткала,
Полотном всех удивляла —
Вдвое тоньше, чем игла.

Ткань старушке протянула:
«Я могу одежды шить».
Та взглянула, улыбнулась:
«Лишь царю её носить.
Не спеши кроить из ткани,
Отнесу её царю».

«Можете продать всё сами».

«Не продам, а подарю!
Денег брать с него не буду,
Хочет златом обладать…
Дам порадоваться чуду.
Здесь такого не сыскать.
Сам поймёт, что с добротою
Не сравнить бесценный клад,
В жизни сердце золотое
Всем дороже во сто крат».

Подошла к дворцу старушка
И стучится в ворота.
«Что стучишь своею клюшкой?»
«Принесла вам полотна».

Вышел царь и восхищённо:
«Прелесть эту, где взяла, —
И сказал он удивлённо, —
Так царевна б ткать могла.
Проходи в мои палаты,
Что ты хочешь за него,
Серебра взять или злата?»

«В дар дарю тебе его».

«С этой ткани мне б сорочку,
Но боюсь, швея порвёт».

«Попрошу купца я дочку —
Кто соткал, тот и пошьёт».

Царь с тех мест был одинокий,
Думал: «Баба вот одна
Появилась на пороге,
Принесла мне полотна.
Денег ей совсем не надо…»

А старушка в дом пришла:
«Полотно несу обратно,
Сшить рубахи ты должна.
Царь просил меня об этом
Значит, так тому и быть
Десять дней дал для ответа
Надо бы успеть пошить».

Ночь спустилась за окошком,
Девица сорочки шьёт,
Утром свет лёг на дорожку,
Всё дошила, песнь поёт:
«Ой, ты вечер-вечерочек,
Ты кого мне напророчил».

Светлым днём старуха встала —
Не работа — мастер-класс
Василису целовала,
Отнесу царю заказ.

Принесла сорочек новых:
«Долго длится жизнь моя,
Лучше в свете нет обновы
И подобного шитья!»

Царь работе подивился:
«Что за чудо-мастерица?»

Перемерил все рубахи,
Лучше их не отыскать…
Слышит бабка вздохи, ахи,
Созывает царь всю знать.

На неделю уезжаю,
Без меня не воевать,
Воеводу оставляю,
Перемирье соблюдать.

Вышел царь в рубахе новой:
«Угадала, как размер?
Я доволен всей обновой
Мой заполнен шифоньер.

Я поеду к ней в карете!
Лишь рубашечку надел,
Стал счастливей всех на свете,
Вмиг душой помолодел».

На карете выезжают
Терем видится вдали,
Ближе-ближе подъезжают,
Стены терема белы.

Василису примечает,
Восхищён её красой.
О такой, цари мечтают!
Просит стать его женой.

Дочь купца, как ландыш в мае,
Ароматна и свежа.
К ним отец: «Благословляю,
Дочка, как ты хороша!»

И старушка прославляет
Брак в любви на целый век,
Молодым детей желает,
С ними счастлив человек.

Свадьбу шумную сыграли
Долго праздновал народ
И с тех пор не знал печалей,
Жил без войн и без невзгод.

Ясиневская Любовь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *