Стихи о Великой китайской стене

Стихи о Великой китайской стенеВеликая Китайская стена ведь это чудо!
Кто не был здесь тот просто не поймет
Всю мощь и силу этого народа,
Который рядом с нами здесь живет.
Хочу не раз сюда еще вернуться.
Ведь сердце ранил ты, Пекин, мое.
Чтоб к энергетике твоей вновь прикоснуться
И ощутить душевное тепло…

Natalia

*****

Представить трудно, как в Китае
Ту стену клали много лет.
Рабы рождались, умирали,
Так не дожив преклонных лет.

Стена величественно вьётся,
По сопкам горным и хребтам,
Как хвост дракона изогнётся,
В ней всё загадка, всё туман.

Никто не будет равнодушен,
Узнав всю мощь былой красы,
Здесь восхищает наши души,
Простор открывшейся земли.

Тут орды страшного монгола,
Сражались насмерть в тишине,
Она ж стояла — страж атолла,
Удары в грудь, беря во мгле.

О, сколько тяжб стена сносила,
Никто не сможет рассказать,
И сколько крови поглотила,
Никто не сможет подсчитать.

Лишь можно только догадаться,
Да в книгах факты посмотреть,
Но мало кто будет копаться,
Чтоб правду истины узреть.

Королева Вера

*****

На случай,
Если вдруг война,
Стоит Китайская стена.
Ужасно длинная стена,
Но абсолютно не нужна!

Марк Шварц

*****

Средь гор и в ореоле славы
Опять передо мной она,
Горда и статью величава
Великая китайская стена

Ступаю очень осторожно
О, сколько тайн хранит она,
Народу от коварных гуннов
Защитой ты была, стена.

Смотрю – и дух мой замирает,
И нерв натянут, как струна –
Уходит в небо, исчезая.
Великая китайская стена.

*****

Я хожу по Китайской Стене,
Что в местечке легла Бодалин.
По Великой – как будто во сне,
Осторожно касаясь седин.

Поражает величье работ,
Небывалый вселенский размах,
Сотни лет неприятеля ждет,
Возлежа на горах и холмах,

Это чудо упорства и мук
Миллионов безвестных сердец,
Каждый шаг здесь – столетия звук,
Каждый камень упорства венец.

В Лету канула разная тать
По прошествии долгих веков,
И теперь лишь туристская рать
Здесь тревожит былинный покой.

Смех беспечный, улыбки детей,
Меж бойницами мордочек ряд –
Поколенье не знавших потерь
По стене приезжают гулять.

Вот и я, из далекой Москвы,
Приобщиться решил к старине –
Вожделенно, с восторгом, на Вы
К поднебесной Великой Стене.

От души нагулялся, устал,
Пред Историей никну челом,
И о том, что я древность топтал,
Продают мне заветный диплом.

Цепин Анатолий

 

*****

Китай отгорожен великой стеной.
Стоят в нём дворцы, красоты неземной?
Парит ли дракон над Китаем?
Он может быть необитаем?

Налево — стена,
И направо — стена…
А что за стеной?
Не видать ничего!

Когда бы не стало Великой стены,
Мы видеть могли бы китайские сны
И платья волшебного шелка…
Ну, где же окно или щелка?

Налево — стена.
И направо — стена.
А что за стеной?
Не видать ничего!

Живет за стеною китайский народ
И думает: кто за стеною живет?
И что им за стенкою снится?
И в небе парит ли Жар — птица?

Налево — стена,
И направо — стена…
А что за стеной?
Не видать ничего!

Лишь птицы летают туда и сюда
Да путь тут и там освещает звезда.
Да, видимо, Эхо, летая,
Доносит к нам песнь из Китая:

Налево — стена,
И направо — стена…
А что за стеной?
Не видать ничего!

*****

Те мудрецы, что список составляли
Семи чудес, какие в мире есть,
В него не занесли, да и не знали,
Что есть на свете чудо из чудес.

По протяженности и по размаху
Постройка эта всех ошеломит,
Не поддается разума охвату,
И грандиозней даже Пирамид.

Чтоб от вторжений и от лихолетья
Спасти страну, задумана она
И возводилась два тысячелетья
Великая Китайская стена.

Трудились люди, отдыха не зная,
Таская камни, глину и песок.
Китайцы – нация, бесспорно, трудовая,
Но этот подвиг очень уж высок.

И пусть Стена утратила значенье,
Былую силу, крепость, мощь свою.
Но в память тех строителей с волненьем
В поклоне низком голову склоню.

Штормовой Валерий

*****

И Китай, не Китай без Великой стены.
Её строили долго, десятки веков.
Император китайский Цинь Шихуанди
Для защиты страны от набегов врагов

Вдоль границ начал цепь обороны тянуть,
А продолжила стройку династия Мин.
На века преградили захватчикам путь
Восемь тыщ километров меж гор и равнин.

На костях эту стройку пришлось возводить,
Сколько тел закопали под грудой камней!
Если ухо к Великой стене приложить,
То послышатся стоны умерших людей.

Миролеевой Елены

*****

Единственная стройка человека,
Которая из космоса видна,
И мощью удивляет век от века –
Великая китайская стена.

Конечно, это всё защиты ради
Построили китайцы-мастера,
Боялись, что на них наедут сзади
Чумные кочевые фраера.

Их в тех краях болтались сотни тысяч,
Любимое занятие – грабёж,
А скот пасти, пахать да искру высечь –
Желающих на это хрен найдёшь!

Куда приятней воющим отрядом
На мирное селение напасть,
Детей пугая диким жадным взглядом,
Пограбить от души и в степи – шасть!

Вот так и жили, каждый был при деле:
Китайцы пашут, гунны грабят их,
Не часто, раз, примерно, в три недели,
Потом предоставляют передых…

Так вот, терпенья чаша наполнялась,
И как-то раз – такие уж дела –
Ещё одна в ней капля оказалась,
Она последней самою была!

Китайцы рвут рубашек ворот с треском –
Ну, всё, достали, гады, как мы злы!
Слова же подкрепляют чётким жестом,
Крутя из пальцев кукишей узлы.

Потом, с большим желанием и дружно,
На стройку века топают гурьбой
И пашут день и ночь, хрипя натужно,
Ведь нынче это их священный бой!..

Один, другой мильён китайцев, право,
Их численность убавят лишь на чуть,
Зато стена, воздыбясь величаво,
Подставила врагам твердыню-грудь!

Побились в эту стену лбом чугунным,
Зубами поскрипели, злость дробя,
И поняли тогда тупые гунны:
Китайцы ловко спрятали себя.

Объехать стену можно было б, только,
На это год уйдёт, а, может, два,
Но, как бы ни кормили ноги волка,
А всё же есть ещё и голова!

Она и подсказала выход гуннам:
Наплюйте, вы, пожалуй, на Китай,
Вам вряд ли совладать с народом умным,
А шпарьте-ка на запад, в дивный край.

Они, уроды, так и поступили.
Но, будь хотя бы чуточку смелей,
Я верю, стену б в дребезги разбили
Они толпою дикою своей!

А так, пришлось Европе отдуваться
За кем-то совершённые грехи
И варварскому роду отдаваться,
Но то – другой истории штрихи!

Серж Фил

*****

Великих строений, изучена тема…
Что мне рассказать? Это, вроде дилеммы…
О гладкости камня, подошвой шлифуя,
О том, как рукой по теплу я смакуя,
Касалась шершавой поверхности в стенах…
И мысли бежали репринтом на белом,
Скакали, меняясь, с рисунка чертами,
Иероглиф чертя, по зауженным граням…
Такой символизм, надежный и вечный,
Трагедией жизней очеловечен…

Величие… что это? Время и место?
Когда зарождается мне интересно?
В душе императора или ребенка,
По саду дворца пробегавшего звонко,
Стуча башмаками, грозя кулаками
И нянек, одаривая тумаками…

Нет, я не настолько наивна,
Поверьте, чтоб этим вопросом
Задаться от скуки, уложены судьбы,
Как будто на верфи и кажется,
В камне я чувствую муки…

Следы поколений, сухие остатки,
Накоплинность судеб и фактов нехватка,
Как тело дракона бегущего к морю,
Как лента пути, по горам и раздолью,
Как червь самосуда, чванства и рабства
Оплот, горделивый, китайского царства…

Величие… как ты рождаешь идеи?
Ведь сам пейзаж, так красив и затейлив
И горы, чем дальше, тем выше в упоре,
И цвет голубой, и как будто бы море,
И всплески, и скалы, как зубы дракона
И тема встает о чужих миллионах…

О тех миллионах, что армией шаткой,
В поддержку страны, отдают без остатка,
Сквозь время, все тянется волей усилий:
«Мы сильный, народ! Мы великий и сильный…
Народ, как единый, совсем монолитный…»
Народ… как народ, плутоватый и хитрый,
И шустрый, и ушлый и странный немного,
Народ — обернешься, а он у порога,
Порога страны, магазина и дома…
Народ и знакомый и незнакомый
По разному сложен, традиций нарушить,
Не смеет, но честно, упорно и дружно

Он строил вчера и сегодня и завтра…
И все же вернемся опять к артефактам

Стена волнорезом сквозь море лесное,
Сквозь горные волны зовет за собой
Манит неизвестностью, тайнами, сказкой
Легенды шепча и тихо, и страстно,
Воинственность песен в себе отражая…
Стена — ты прекрасна от края до края,
Всё мужество войнов собрав от истоков,
Ты — чаша истории горьких уроков,
Как символ незыблемости и упадка,
Ты сердца коснулась шершаво и мягко…

*****

На китайских землях вдоль меридиана
Грозным исполином тянется стена.
Сделана умело, чётко, без изъяна,
Даже космонавтам с космоса видна!
Каждый день туристы стену посещают,
Рты от удивленья широко раскрыв,
Ведь размах строенья просто поражает!
Несомненно мощный зодческий прорыв!
Древность излучая, каменные башни
Спят невозмутимо непробудным сном.
Снятся им фантомы душ невинно павших,
Что на стройке гибли, в грязь упав лицом…
Выдержав программу долгих реставраций,
Новым внешним видом радует людей!
И достойны бури длительных оваций
Те, кто свежий облик подарили ей…
Только восхищенье, в воздухе витая,
Дымкою укрыло явный тот момент,
Что глядят бойницы в сторону Китая…
Кто же, значит, строил данный монумент?..

Балашов Илья

*****

В раздумьи взбиралась я вверх по стене
И прошлого тени пригрезились мне.
Ступени крутые… Не легок подъем…
По горю, слезам, по крови мы идем…

Из каждой ступеньки взывает душа:
— Мне холодно… плохо… а жизнь хороша…
Из каждой ступеньки мне чудится стон:
— За что молодым я в стене погребен?

За что мне досталась такая судьба:
Родившись свободным стать хуже раба?
И в шелесте листьев я слышу слова:
— Зачем я на горе тебя родила?

А в шорохах ветра мне слышится плач:
— За что разлучил нас проклятый палач?
То горькие слезы роняет Цзян нюй.
И сердце кричит ей: не плачь! не горюй!

Но чем ей помогут пустые слова?
Лишь счастье вкусила… и вот ты вдова.
Забрали любимого строить стену.
Цзян нюй тихо плачет, грустит по нему.

Весна пролетела. И лето прошло.
Зима-лиходейка уж смотрит в окно.
Но нет от Фань Си ни вестей, ни гонца.
Цзян нюй пред дорогой целует отца.

— Без мужа не ждите. Домой не вернусь.
Его не найду, так в реке утоплюсь.
Собрала одежду и в дальний поход
Цзян нюй за любимым чрез горы идет.

Но вот и великое чудо — стена.
Как змейка пред нею струится она.
Присела. Задумчиво смотрит вокруг.
Ну где ты, любимый? Ну где ты, мой друг?

Заждался, наверно? Глаза проглядел?
А может, забыл обо мне между дел?
Но молча на девушку смотрит стена.
Ей тайны свои не раскроет она.

И слезы бессилья из глаз полились.
И руки взметнулись в бескрайнюю высь.
И плачет, и просит, и молит она…
И дрогнула, рухнула чудо-стена.

Но кто там лежит под упавшей стеной?
Фань Си. Изможденный. Убитый. Седой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *