Из книги «Стремления» — Исикава Такубоку

Я в детстве спросил свою мать:
«Когда хоронить тебя станут,
Смогу ль я хоть раз, хоть на час
Надеть хорошее платье?»
Родная, простишь ли меня?

Солнце зашло,
Облака изорваны в клочья,
И луны еще нет!
О вечернее небо,
Как похоже ты на меня!

Кто посмеет меня упрекнуть,
Если л поеду в Россию,
Чтобы вместе с восставшими биться
И умереть,
Сражаясь?

Товарищ мой, наверно,
Сегодня тоже, как всегда,
Старается усердно одолеть
Труд Карла Маркса «Капитал»,
Такой нелегкий для него!

Отчего-то вокруг меня,
Безо всякой заметной причины,
С тихим шелестом
Посыпались вдруг
Мелкие желтые лепестки,
Словно тайный знак подавая…

Я нарочно
Огонь погасил.
Проблесками перед собой
День революции
Вижу.

Запрещенная книга
В затрепанной
Красной обложке.
Читаю
Всю летнюю ночь напролет.

Семь раз
По имени я позову тебя,
И все колокола
По всей стране
Вдруг разом зазвонят…

Женщина, друг мой!
Сшей
Своими руками
Красное знамя восстанья…
И мне отдай.

Когда я взвел курок,
Когда я целюсь,
О, тогда
Нет для меня богов!
Нет для меня богов!

Исикава Такубоку
(Перевод с японского Веры Марковой)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *