М. М. Замятниковой — Вера Меркурьева

Можно мне, Марья Михайловна, в Вашей порыться корзиночке?
Я ничего не перепутаю, роясь привычными пальцами.
Как на мою она похожа — разве уложена и наче —
Так же в ней книги и травы перемешаны с мукою и яйцами.

Нет, непохожи: певцами лесными любимы — узорные
Травки те Ваши целительные, за луговыми покосами.
Травы мои — ядовитые, зелья мои — наговорные,
По-над болотами, знаемы одними сердитыми осами.

Ваши прошивки — мережками, Ваши дорожки-то строчены,
Ваши убрусы-то вышиты искусницею Вероникою.
А у меня-то — присухами болиголов изуроченный
Горько любуется издали полевой медвяной гвоздикою.

И всё же нам одна и та же
Упала участь на плеча:
Обеим нам — стоять на страже
У заповедного ключа.
Беречь от копоти и сажи
Свет уловимого луча.
Дороги жизни делать глаже,
Вам — терпеливо, мне — ворча.
Но риза Вам видна, ея же —
Что день — свивается парча,
Когда горит в бессрочном стаже —
Что ночь — заутрени свеча.
А мне — в тоске, игре и блажи,
Чужие цепи зря влача,
Служить, хранить — не зная даже,
Чья вручена мне епанча.
И Вам — пребыть в святом мираже,
Не спрохвала, но сгоряча.
А мне — на миг, в чужом плюмаже
Мелькнуть — и сгинуть, отзвучав.

Вера Александровна Меркурьева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *