Сонет 112. Ты утешением своим сотрёшь — Уильям Шекспир

Ты утешением своим сотрёшь
рубцы злословья с моего чела.
Кто б ни судачил, плох я иль хорош,
ты чтишь во мне добро, не видя зла.
Ты — весь мой мир, и больше никого
нет для меня, и я погиб для всех.
В сомненье я без мненья твоего,
в чём для меня бесчестье, в чём — успех.
Чужие речи в пропасть бросил я,
чтобы ни льстец, ни клеветник не смел
смущать меня, глухого, как змея.
Навек от них отречься — мой удел.
Так прочно ты царишь в мозгу моём,
что, кажется, всё умерло кругом.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Мой Друг, твоя любовь и доброта
Заполнили глубокий след проклятья,
Который выжгла злая клевета
На лбу моем каленою печатью.
Лишь похвала твоя и твой укор
Моей отрадой будут и печалью.
Для всех других я умер с этих пор
И чувства оковал незримой сталью.
В такую бездну страх я зашвырнул,
Что не боюсь гадюк, сплетенных вместе,
И до меня едва доходит гул
Лукавой клеветы и лживой лести.
Я слышу сердце друга моего,
А все кругом беззвучно и мертво.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Твоя любовь и доброта сотрут
С меня клеймо всеобщего злословья.
Что мне с того — бранят меня иль чтут, —
От всех я защищен твоей любовью.
Ты для меня — весь мир, и лишь из уст
Твоих приму хвалу иль одобренье.
Коль нет тебя, — мир холоден и пуст,
Лишь ты даешь моей душе движенье.
В немую бездну я забросил слух,
К хвале и клевете я равнодушен,
К их голосам, как уж, я буду глух
И только чувству стану я послушен.
Так помыслы мои полны тобой,
Что вымер для меня весь круг земной.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Твоя любовь и жалость совлекли
С меня клеймо суда толпы презренной.
Что мне ее хваленья и хулы?!
Ты мне один судья во всей вселенной!
Ты для меня на свете все и вся!
Лишь от тебя снесу я осужденья.
Никто другой, хваля иль понося,
Не может в жизнь внести мне измененье.
В такую бездну погрузил я мненья
О мне людей, что мой змеиный слух
И к лести, и к проклятиям стал глух.
И знай, причина этого презренья
Лишь ты. Ты так всегда, везде со мной,
Что словно мертв весь мир мне остальной.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Ты снял клеймо, с которым я живу,
оболганный вовсю клеветниками,
не чту никак расхожую молву,
твоими защищаемый руками.
Ты — весь мой мир, и жду я, как чудес,
похвал твоих и новых поучений,
для всех других я попросту исчез,
я только твой, и ты мой добрый гений.
К чужому мненью безнадёжно глух,
не слышу ни льстеца, ни критикана,
к ним равнодушен мой змеиный слух,
но погляди, как речь моя чеканна:
так прочно ты сидишь во мне, мой друг,
что всё как-будто вымерло вокруг.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Your love and pity doth th’impression fill
Which vulgar scandal stamped upon my brow,
For what care I who calls me well or ill,
So you o’er-green my bad, my good allow?
You are my all the world, and I must strive
To know my shames and praises from your tongue;
None else to me, nor I to none alive,
That my steeled sense or changes right or wrong.
In so profound abysm I throw all care
Of others’ voices, that my adder’s sense
To critic and to flatterer stoppd are.
Mark how with my neglect I do dispense:
You are so strongly in my purpose bred
That all the world besides methinks th’are dead.

William Shakespeare

Дзен Telegram Facebook Twitter Pinterest

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.