Сонет 133. Проклятье той душе, что, душу мне — Уильям Шекспир

Проклятье той душе, что, душу мне
измучив, раны другу нанесла!
Пускай тобой истерзан я вполне,
зачем же другу эта кабала?
Меня со мной развёл, забрав с собой
моё «другое я» твой грозный взгляд.
Забыт собою, другом и тобой,
я трижды по три раза был распят.
Душа моя в тюрьме груди твоей,
но душу друга дай мне под залог
моей души, чтоб от твоих плетей
конвой мой душу друга уберёг.
Но весь я твой в узилище твоём
и сам расстался со своим добром.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Будь проклята душа, что истерзала
Меня и друга прихотью измен.
Терзать меня тебе казалось мало, —
Мой лучший друг захвачен в тот же плен
Жестокая, меня недобрым глазом
Ты навсегда лишила трех сердец:
Теряя волю, я утратил разом
Тебя, себя и друга наконец.
Но друга ты избавь от рабской доли
И прикажи, чтоб я его стерег.
Я буду стражем, находясь в неволе,
И сердце за него отдам в залог.
Мольба напрасна. Ты — моя темница,
И все мое со мной должно томиться.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Будь проклята душа, что нанесла
Удар и мне, и другу моему!
Ей мало мне содеянного зла —
И друг мой брошен в эту же тюрьму.
Похитил у меня твой хищный взор
Меня, тебя, мое второе я.
Меня, тебя, его присвоил вор —
Мучительна втройне судьба моя.
Запри меня в груди своей стальной,
Но сердце друга мне отдай в залог.
Его оберегу, как часовой, —
И твой надзор не будет столь жесток.
Но что тебе желание мое?!
Я — пленник твой, и все во мне — твое!

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Будь проклята она, что так жестоко
Меня изранив, ранила и друга!
Ей мало, что страдал я одиноко:
Нет, привила другому яд недуга.
Сам от себя оторванный тобой,
Теперь себя другого я лишаюсь:
Покинутый тобою, им, собой,
Я трижды сирота, втройне терзаюсь.
Замкни меня в твоей стальной груди.
Пусть сердцу друга буду я порукой
И сторожем, где б ни был взаперти,
Тогда смягчишь мою, быть может, муку.
Нет, не смягчишь — раз роком решено
Тебе отдать, что Богом мне дано.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Будь проклята! Моих сердечных мук
для счастья твоего, как видно, мало,
тобою в рабство взят мой милый друг,
тебе ещё его недоставало.
Твои глаза присвоили меня,
и он — моё второе «я» — присвоен,
я потерял, во всём тебя виня,
себя, тебя, его — и вред утроен.
Упрячь меня в сердечную тюрьму,
мне сердце друга выдай на поруки,
я буду стражем вольному ему,
и ты тогда мои ослабишь муки.
Но всё равно пребудем мы втройне:
я — в сердце у тебя, а друг — во мне.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Beshrew that heart that makes my heart to groan
For that deep wound it gives my friend and me!
It’s not enough to torture me alone,
But slave to slavery my sweet’st friend must be?
Me from myself thy cruel eye hath taken,
And my next self thou harder hast engrossed:
Of him, myself, and thee, I am forsaken,
A torment thrice threefold thus to be crossed.
Prison my heart in thy steel bosom’s ward,
But then my friend’s heart let my poor heart bail;
Whoe’er keeps me, let my heart be his guard,
Thou canst not then use rigor in my jail.
And yet thou wilt; for I, being pent in thee,
Perforce am thine, and all that is in me.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *