Сонет 86. Не тех ли славных виршей гордый флот — Уильям Шекспир

Не тех ли славных виршей гордый флот,
кому, как приз, любовь твоя нужна,
сразив мой мозг и размышлений плод,
в могилу превратил их ложесна?
Не тот ли гений, что, плетенью слов
обучен духами, сгубил меня?
Нет, не смутил ни он моих стихов,
ни в помощь ему данная родня.
Ни он, ни персональный дух его,
что гения морочит в час ночной,
не одолели дара моего —
не болен я пугливой немотой!
Но если веришь ты чужим стихам,
я всё теряю и теряюсь сам.

Уильям Шекспир
(Перевод Юрия Лифшица)

*****

Его ли стих — могучий шум ветрил,
Несущихся в погоню за тобою, —
Все замыслы во мне похоронил,
Утробу сделав урной гробовою?
Его ль рука, которую писать
Учил какой-то дух, лишенный тела,
На робкие уста кладет печать,
Достигнув в мастерстве своем предела?
О нет, ни он, ни дружественный дух —
Его ночной советчик бестелесный —
Так не могли ошеломить мой слух
И страхом поразить мой дар словесный.
Но если, ты с его не сходишь уст, —
Мой стих, как дом, стоит открыт и пуст.

Уильям Шекспир
(Перевод Самуила Маршака)

*****

Его ль стихи, красой тебя пленив
И гордо распустив свои ветрила,
Во мне замкнули мысли, превратив
Утробу, их зачавшую, в могилу?
Его ли дух, бессмертных слов творец,
Мой тихий голос предал вдруг проклятью?
Нет! То не он готовит мне конец
И не его коварные собратья.
Не сможет он, ни дух ему родной,
Чьи по ночам он слушал назиданья,
Похвастаться победой надо мной,
И не от них идет мое молчанье.
Но ты теперь живешь в его стихах,
И, обеднев, мой малый дар зачах.

Уильям Шекспир
(Перевод Александра Финкеля)

*****

Его стихов ли гордое ветрило,
Стремясь к тебе, награде всех наград,
В моем мозгу рой дум похоронило
И обратило в гроб цветущий сад?
Его ли дух, злым духом наученный
Писать стихи, стал палачом моих?
Нет, не злой дух, советник сокровенный,
Нет, и не сам он поразил мой стих.
Ни он, ни этот тайный вдохновитель,
Средь тишины желанный гость ночной,
Не может хвастаться как победитель.
Я не боюсь побед их надо мной!
Но чуть ты стал сочувствовать ему,
Я замолчал и погрузился в тьму.

Уильям Шекспир
(Перевод Модеста Чайковского)

*****

Неужто стих его, что прост и мил,
под парусом плывущий не к тебе ли,
в мозгу моём все мысли заточил,
гробницу сотворив из колыбели?
Его ли дух, справляя торжество,
лишил меня надолго дара речи?
Но нет, не он, не спутники его,
что высятся за ним, широкоплечи.
Ни духу всеблагому, ни ему
не похвалиться лаврами своими,
я нем, но я молчу не потому,
что обессилен страхом перед ними.
Когда твой лик его заполнил стих,
тогда исчез герой стихов моих.

Уильям Шекспир
(Перевод Наума Сагаловского)

*****

Was it the proud full sail of his great verse,
Bound for the prize of all-too-precious you,
That did my ripe thoughts in my brain inhearse,
Making their tomb the womb wherein they grew?
Was it his spirit, by spirits taught to write
Above a mortal pitch, that struck me dead?
No, neither he, nor his compeers by night
Giving him aid, my verse astonishd.
He, nor that affable familiar ghost
Which nightly gulls him with intelligence,
As victors, of my silence cannot boast;
I was not sick of any fear from thence;
But when your countenance filled up his line,
Then lacked I matter, that infeebled mine.

William Shakespeare

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *