Стихи о Бобруйске

Стихи о БобруйскеНа свете много городов красивых,
Но как глаза закрою, вижу я
Березины широкие разливы
В закатном отблеске исчезнувшего дня.
Я не родился здесь, да и не вырос,
Но все равно, ты крёстный мой отец.
Бобруйск — ты в сердце прочно поселился,
Для городов других в нём мало мест.
Люблю пройтись по улицам и скверам,
На «Социалке» миллион друзей,
И каждый вечер, здесь без перемены,
Увижу сотни лиц родных людей.
Зачем Бобруйск и почему ты спросишь?
Да просто милый сердцу уголок.
От разных бед, ненастий не уходишь
Лишь в этом городе, душой не одинок.
Лишь в этом городе все тайны открывая,
Покой и вечность с верой обретёшь.
Кому-то Минск, кому страна другая,
Ты приезжай в Бобруйск и всё поймёшь.
На свете много городов красивых,
На свете много всяких разных мест,
Но мой Бобруйск, в нём всё неоспоримо,
Лишь мой Бобруйск, как мой нательный крест…

Иванов Сергей

*****

Улицы ровные,
Люди влюблённые,
Яркие пятна цветов.
Фонтаны и площади,
Парки и рощицы,
Светлые окна домов.
А до рассвета
Укроется снегом
Сонный ночной Бобруйск.
Белый, пушистый
Празднично чистый
Город проснётся к утру.

Город родной спит в тишине
Снится ему весна.
Снегом укрыт, любовью согрет.
Он бережёт всех нас.
Помнит о тех, кто далеко,
Тихо зовёт в ночи.
Вот потому так нелегко
Быть от него вдали.

Летом зелёный
любимый мой город
Прячет нас от жары.
Большими каштанами,
Цветами украшены
Маленькие дворы.
Пузатый Бобрёнок,
Как милый ребёнок —
Наш золотой талисман.
А над головами
Пятью куполами
Сияет Никольский храм.

Город родной спит в тишине
Снится ему весна.
Снегом укрыт, любовью согрет.
Он бережёт всех нас.
Помнит о тех, кто далеко,
Тихо зовёт в ночи.
Вот потому так нелегко
Быть от него вдали.

*****

Я не забыл, я просто изменился,
Стал очень занятой, но ты со мной,
Я помню день, когда в тебя влюбился,
Бобруйск — любимый город мой родной.

Пусть я сейчас не часто приезжаю,
Но не проходит дня, ты мне поверь,
Корю себя, что год не навещаю,
В разлуке мы живём с тобой теперь.

Я не могу оставить убежденье,
Ведь не случайно я в тебя влюблён,
И разогнав ненужные сомненья,
Бобруйск — тобой без боя покорён.

Соскучился я без лихих просторов,
Без самобытности твоих людей.
Без таких милых сердцу разговоров,
Без тёплых ярких городских огней.

Ты сердцу мил в любую пору года,
Идёт ли дождь или метель кружит.
Над чувствами не властвует погода,
Бобруйск — зачем же голос мой дрожит?

Ты поселился искренне в сознанье,
Магнитом манишь, снишься в тишине.
И разогнав моё непониманье,
Опять приходишь в самом сладком сне.

Я не забыл, я просто изменился,
Стал очень занятой, но ты со мной,
Я помню день, когда в тебя влюбился,
Бобруйск — любимый город мой родной…

*****

Горят в ночи оги аэропорта,
проверь багаж,на взлете пристегнись
Блеснув крылом уносят самолеты
В иную неизведанную жизнь.

Где б вам ни жить Бобруйска не забыть
Как молодости нашей и весны.
И по ночам ночная Социалка
Являться будет часто в ваши сны.

*****

Эти просторы все с детства я знала,
Помню, как летом в сады убегала!
Помню те дни, когда в городе этом,
Цветы зацветали и пахли букеты!
Помню, как небо лучами играло!
Помню, как падала, снова вставала!
Знаю, всегда этот город со мною!
Уезжаю, скучаю по краю родному!
Я люблю Кисилевичи!!!
Я люблю свой Бобруйск!!!
Это мой город!!!
И я им горжусь!!!
Нигде не видела лучше рассветов,
Когда солнце всходило над городом этим!
Когда пение птиц чувство счастья рождало!
Весна приходила и всё оживало…
Город — родной дарил теплоту!
Я помню, как звёзды сияли сквозь тьму!
И здесь моя школа, здесь мои все друзья!
Я люблю этот город, и город любит меня!
И сколько б не ездила, где б была!
Любимое место — Бобруйск — навсегда!
Остановка Бобруйск, мой район — всё знакомо!
Сердцем чувствую близость, я вернулась!!! Я дома!!!

Зиневич Карина

*****

Песня о Бобруйске

Бобруйск — это город, где в вечности идиш поет.
Бобруйск — это город, в котором земля говорит.
Бобруйск — это город, где штеттеле-память живет.
Хотелось бы верить, но каждый прохожий молчит.

В Бобруйске забыли, что значит на идише петь.
В Бобруйске забыли о маген-довид и хупе,
В Бобруйске забыли, как лилась еврейская смерть
И как погибали невинные люди в толпе.

Все книжные лавки молчат об истории здесь.
И дети не знают, что было на этой земле.
Но рвут тишину бесконечные крики камней,
Что видели все и о чем замолчать не смогли.

Но сердце народа не будет пожизненно спать.
Но сердце народа узнает всю истину дней.
Но сердце народа однажды устанет молчать.
И цену заплатит земле за все горе на ней.

Бобруйск — это город, где цепи молчанья падут.
Бобруйск — это город, где мед с молоком потекут.
Бобруйск — это город, где будут шалом и уют
Любому еврею, кто даже не знает кашрут.

Бобруйск — это место для мира и для полноты.
Бобруйск — это место, где семечко Божье растет.
Бобруйск — это место, где будут сбываться мечты,
И я верю также, что дух исцеленья придет.

Давайте наш город по-детскому просто любить,
Давайте заботиться, будто он — наше дитя,
Давайте встречаться и что-то такое творить,
Что не разрушится даже у смерти в когтях.

Хоть песня не спета, я верю, что солнце взойдет,
И камушек каждый в Бобруйске согреет теплом.
И темные стены еврейских домов озарит,
И души людей в них раскроются перед добром.

Бобруйск — это город, где в вечности идиш поет.
Бобруйск — это город, в котором земля говорит.
Бобруйск — это город, где память евреев живет.
И я буду верить, ведь сердце мое не молчит.

Иванова-Мищенко Светлана

*****

Бобруйск — городок, где прошло моё детство,
где улица бы’ла и домом и раем,
где «стенкой на стенку » вопросы соседства
решались с упорством «крутых самураев»…

Росли сорванцами, на скудные сре’дства,
без ласки отцовской, отцовского глаза…
Спиртным увлекались, втайне’, не по-детски,
в процесс добавляя солёные фразы…

Под вечер в горсад… Танцы, драки и кражи…
И девушек юных манящие взгляды…
А днём — Березайки* уютные пляжи
и стройные женщины в пляжных нарядах,
что взгляды мужчин на себя призывая,
слонялись по берегу пляжного рая…
А нам, ещё юным и к женщинам робким,
глазеть оставалось… на ножки да попки!

В такой обстановке, жестоко реальной,
легко было сбиться с дороги нормальной…

Но многим из нас повезло, видят боги,
и что, вопреки этим фактам упрямым,
мы, всё ж, не свернули с нормальной дороги, —
нас, к счастью, спасли наши юные мамы…

Свидетель Всевышний, не сладко им было,
их юность и счастье война загубила
и горя сполна довелось им отведать, —
бессонных ночей и тяжёлой работы…
Любимых мужей не вернула Победа, —
вернула лишь слёзы, тоску да заботу
о нас, узнававших отцов лишь по фото…

Шаулов Ефим
___________________________________________

* Социалка — так коренные бобруйчане называли Социалистическую улицу, центральную улицу города (евреи же называли её — Хаим-штрассе).
* Ширпотреб — сокращённо «товары широкого потребления». В СССР это слово имело отрицательный оттенок и обозначало безликие и низкокачественные товары,
массово производимые для удовлетворения потребностей населения огромной страны.
* Березайка — так в разговоре, сокращённо, называлась река Березина.

*****

В Бобруйске и грязь, и туман, и дожди,
А вечером улицы вязнут во тьму.
Дома на улицах, как кобели,
В заборы прячутся, как в конуру.
Стемнеет — тяжёлые ставни на стёкла.
Ни звука шагов, ни души. Тишина.
И хоть ты трижды вот здесь подохни,
Никто не выглянет из окна.
Но местный базар — прямо яблочный рай:
Шафран и антоновка, груды ранета…
А запах такой, будто пьёшь крепкий чай
Вприкуску с бабьим медовым летом.

В ущельях улиц метель огней.
Вечер. В Нью-Йорке осень —
Мокрые скверы, мокрый хайвей,
Мокрые ветки сосен.
Мокрые отблески фонарей,
Автомобилей мокрые шины…
А я вдруг вспомнил, как вкус калины,
Тот город яблок и лошадей.

Бабич Павел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *