Стихи о фильме «Аватар»

Стихи о фильме "Аватар"Где то там, за галактикой, сферой небесной
Во Вселенной есть лик планеты прелестной.
И имя Богини — название террора.
Но имя красивое. Имя — Пандора…
Закат там прекрасней цветущих аллей,
Что красит наш берег с российских морей…
Там сеть неземная, там каждый с тобой,
Будь трус ты, будь бог ты. Обычный герой…
Пандора поймет и просит все грехи,
Прочтет, сохранит, и напомнит стихи,
Всей нации светлой, планеты судьбы,
Под именем нежным и плавным — На`Ви..
Они не хранители дружбы в лесах,
Не слуги войны в Господних Горах,
Они лишь дети всей сети живой,
На целой планете, разумной такой…
И были проблемы, и были красны,
Глаза у прекрасных, нежадных НаВи.
С планеты Земля, как вирус. Болезнь.
Нашли здесь добычу. И начали есть.

Их земли. Их соки. Из жизнь и любовь.
Окутала НаВи великая скорбь.
По миру в котором нельзя воевать.
А только любить, охотиться, спать.
Но горды сердца, не даром отцы,
Вложили немногим ростки — храбрецы.
И понял один, что уже человек,
В нем не проснется ни разу вовек.
Он поднял считаемую, сметную рать,
И против людей решил бунт он поднять.
И был он победы лучом озарен,
Всего лишь герой. Человек — Легион.
Забудут Земляне горячую спесь —
Сквозь годы светов летить одна весть!
Что будет там мир. И во веки ни кто,
Не преступит Шестого Турука- Макто!

*****

Джейк Салли, где же твой предел?
Уж сколько жизнь тебя кидала.
Но все ж тебе судьба немало,
Дала возможностей для дел…
Для справедливых, судных дел!
Где не жалея сил и криков,
Среди воинственных бандитов,
Ты на доске как белый мел…
И он перечеркнет машины,
И перекроет кислород,
Всем, кто и года в год,
Создал из жизни мешанину…
Ты там нашел свою любовь,
Пускай она тебя согреет!
И пусть банши бестрашно реют,
На музыке стальных ветров…
Твой взгляд теперь подобен пули,
Твоя рука не дронет вдруг,
Когда натянется твой лук,
Теперь ты свой нави, Джек Сули…

*****

Обычный военный, что горечь познал,
В тот день, когда бой его тело сковал.
Он в мир прилетел, что прекрасен и стар.
Погибшего брата принять аватар.

Вкус жизни познавший «восставший» морпех,
Единственным воином был среди тех
Ученых стремившихся тайны узнать,
Лесного народа культуру познать.

Красоты природы, когда он узрел,
Уже был пленен, но тогда лишь хотел
Он цели добиться, и в теле На’Ви
В общину их влиться и с жил увести.

Но словно свою, волю Эйва явила,
Танатором хищным им путь преградила.
Лишь бегством Джейк спасся, был неутомим,
Но в ночь на Пандоре остался один.

Во мраке природы его поджидали,
Десятки нантангов из тени напали.
Гадючие волки его бы убили,
Но тут во спасенье явилась Нейтири.

Принцесса его звать в деревню не стала,
«Небесных людей» там не ждут, она знала.
Но Матери дети ей знаки явили:
«Чистейшие души» его окружили.

Мудрейшая Моат его оценила:
В «ходящем во сне» потаённая сила.
«Стань воином На’Ви» — решил Эйтукан.
И шанс доказать это Джейку был дан.

В тот миг его суть навсегда изменилась.
Жизнь На’Ви в реальность его превратилась.
В душе его жаркий пылает пожар,
Он счастлив с Нейтири, а там аватар.

Он заповедь Эйвы навечно признал,
Энергию леса Пандоры впитал.
И в день посвященья один на один,
В бою был им избран икрин.

Но вскоре их земли настигла беда,
Ведь их поразила людская война.
Затмила Навийского сердца любовь,
Пролитая «грязными» пулями кровь.

Нашли новый дом возле Дерева Душ
Под кронами Эйвы, под летающей сушей.
В час скорби великой, не думал никто,
Что явится Турук Макто

Все кланы, собрав, Джейк повел их на бой.
Военных прогнав, возвратил он покой.
Клан Оматикайя ему стал родной,
И в теле На’Ви, он вернулся домой…

*****

Из строя выбыв, вновь в строю
Ты на Пандоре, и прощай, Земля!
Там обезножил ты в бою,
А здесь есть дело для тебя.

Твой брат — ученый, ты — солдат,
Но он погиб, и ты теперь войдешь
В мир, где столкнулись рай и ад,
Но кому пользу принесешь?..

За анобтаниум война
Идет до смерти, как у нас за нефть,
И местных жителей вина
В том, что они мешают здесь.

Закон на нашей стороне! —
Тебе твердили, умывая кровь,
Но, воспротивившись войне,
Свой мир обрел ты и любовь.

Кровопролитные бои
И разрушенья, взрывы и пожар,
Лавиной бешеной прошли,
Но ты победу одержал!

Был должен правый победить,
А не бездушный злобный солдафон!..
Теперь спокойно можно жить,
Врагов остатки выгнав вон.

Прикащев Игорь

*****

Историй нам поведано не мало,
О звонких прозвищах побед.
Перековали на орала
Мечи смертей, огня и бед…

Но где-то, за небесной сферой,
Родилось цельное зерно.
И люди, позабыв про меры
Лелеяли добыть Руно…

Проселки, переулки лет,
Летели корабли к Пандоре.
Никто там не сказал им «Нет»,
И началось пажарище и горе…

Недолго алчная душа,
Держалась за рисунки чести.
И вот, тамтамами звуча,
Айва возвала Нави к мести…

Один собрал дестяки кланов,
И вновь востановил кулак!
Под радужными крылами экранов,
Надел Турука страшный знак!

И был там бой, на той планете.
И гибли души, в небе, там.
И не боялись люди смерти,
И Нави небоялись ран.

И вот победа над чужими,
И прогнаны они с земли!
Из злость осталась ныне с ними.
И жили счастливо Нави!

*****

Лети, мой икран.
Давай небо разделим пополам.
Лети, мой товарищ, мой Брат.
Ведь так сложилась судьба,
Что отныне и вечно,
Связаны мы нитями Эйвы.
Под одним небом,
Возрожденные ветром.
Давай вокруг звезд потанцуем,
Нырнем в облака.
Вместе с солнцем проснемся,
Растворимся в ночи.
Я Вижу тебя.
Летим…

*****

Улыбка, слезы — прослезился.
Упал. Отжался. Встал опять.
И вот до вечера возился.
И скоро снова мне вставать.

Мой блок уже пропитан духом,
Что оставляю я во сне.
Пропитан травами и луком.
Пропитан мыслями в тебе.

И снова я прошу прощения,
Тебе страдать. Еще. Опять.
Прости меня, мое видение.
Я постараюсь раньше встать.

Что б потревожить твои руки,
Что б целовать твой синий лоб,
Не отмахнуть часы разлуки.
Стираю нервно едкий пот.

Сюда пришел я не случайно.
Тебя я встетил не невдруг.
Теперь к тебе стремлюсь отчаяно,
Сквозь сотни кровожадных рук.

Они хотят меня отрезать,
Тебя убить. Стереть. Убрать.
И вновь я от тебя нетрезвый.
И снова от тебя бежать.

И явь на сон я променял,
На тот, в котором мое сердце.
И в нем тебя опять обнял.
И из него, за блока, дверцу.

И сон мне явь давно. Я знаю.
И многих потерял тогда.
Но вот к тебе я прилетаю.
Теперь, наверно, навсегда.

(Джейк Салли очнулся в аватаре.
Нейтири нежно приобнял:
— Все то, что клавиши сказали,
Тебе я сердцем передал.)

*****

Последний разговор Цу’Тея и Джейка

— Oel ngati kamee… — Oel ngati kamee.*
— Прости меня, ma tsmukan…**
Твоего воина дух, о Эйва, прими —
Не залечить уж тебе моих ран.

Что небесные люди? Ушли?
Возвратятся ль в свой гибнущий мир?
— В безопасности полной На’ Ви.
— Был ты враг мой, теперь мой кумир.

Так веди их, мой брат, мой вождь,
Защищают пусть мир до конца!
Да не тронет пришельцев дождь
Ясного планеты лица!

А теперь… я слабею, брат…
Перед взором моим меркнет день.
Так исполни же древний обряд —
Будь моя последняя тень.

— Я не стану тебя убивать!
— Я сражался с Турук-Макто,
Не жалей, просто помни, брат,
Пусть же помнят о чести той.

— Обещаю, мой друг и брат,
Постоим за мир до конца.
Не осквернит же пришельцев яд
Ясного планеты лица!

Пусть чредой прошествуют дни —
В благоденствии будет клан.
Сына мужества дух, о Эйва, прими.
Mawey, mawey, tsmukan…***

Eitral
____________________________

* Я вижу тебя.
** Брат.
*** Покойся c миром, брат.

*****

Во снах живущий — демон
Ворвался к нам, у нас чтоб жить
С другой душой, и нашим телом
Пришел доверие он заслужить.
Слепой, и глупый, как младенец
Он портит мир наш. Он чужой.
Но как прекрасен чужеземец!
Не наш, а с чистою душой.
Великая сила Эйвы разрешила
Обрядам нашим его научить.
Но только я поспешила,
Пришло мое время любить.
Его собратья — наши враги
Изгнали нас из дома отчего.
Его они безжалостно сожгли.
Не нужно жалости, и прочего.
Моим народом месть руководит,
Мы Эйву защитим, себя спасем.
Наш чужеземец с грустью так глядит…
Его изгнали мы. С собой не позовем!
А сердце ноет и болит от предательства,
Народ важнее, надо бы забыть его.
Такие уж сложились обстоятельства…
Мое сердце и душу — народу, ему — ничего.
Но, кажется, Эйва обручила нас не спроста.
Чужеземец пошел против своих, ради нас.
Мы победили, а все ж душу теребит тоска…
Наш демон нас на Туруке -птице спас.
Жейк покинул человеческое тело,
Остался со мной, теперь он навИ.
Пандора вновь стала единым целом.
А для нас пришло время любви.

Кожина Валентина

*****

Песнь ветра
(Посвящение Пандоре)

Я пролетал над бескрайним безбрежием вечного моря,
Я пролетал, узнавая вестей радость и горе,
Я ведал более всех о воде и о суше,
Я с этим миром прощался, ведь все изменится вскоре.

Мне были видны с высоты зеленой земли чертоги,
Мне ведомы были сиих волшебных лесов тревоги,
Я слушал журчанье ручьев и зверей разговоры,
Я вместе с лесными баньши скользил сквозь листвы пороги,

Я был фюзеляжем и килем зубастой Последней Тени,
Я вызывал прозрачной блескучей воды волненье,
С Матерью я говорил языком шелестящих листьев,
А ночью средь буйства света даже я замирал в изумленье.

Я играл волосами прекрасной младшей сестренки,
Я бросался в лица охотникам, зноем спаленным,
Я восхвалял Праматерь голосом флейты,
Метался меж ткацких станков из веток зеленых.

Но увлекали меня мои крылья все дальше к рассвету,
Туда, где я братьев встречал с четырех сторон света,
К серых степей простой и суровой мощи,
К земле, дождем орошенной и солнцем согретой.

Я проносился над степью стремительно, дерзко и прямо,
Прижимался к самой земле, чтобы слушать, что шепчут травы,
Я ночевал у нее на груди и слышал ее дыханье,
Я — дух бесконечной саванны, что с серой земли воспрянул.

Я раздувал костер смелых всадников ночью безлунной,
Я был для них старшим братом, ретивым и шумным,
Я им приносил их Матери прикосновенье,
Но все это быстро промчалось одним мгновеньем безумным.

…Сквозь скалы и ветки я вырвался к моря сини,
Мой путь лежал по волнам, манящим и необозримым,
Мы неразделимы были, как брат и его сестрица,
Я узнал Матери нашей дух в прибоя вечной картине.

Я рвался узнать, что же там, под воды шелками,
Но мне недоступен мир за блестящими соли мазками…
И хоть я заливист и весел, с волною танцуя,
Но я бы дыханье отдал, чтоб постичь синей бездны тайны.

Охотница гордая, лик твой — глубина океана,
Я для тебя разгоню всех рассветов сырые туманы.
В твоих песнях — моя тоска, тот же шум прибоя,
Та же детская вера в горизонта и неба обманы.

Но сколько бы я не бродил, мне пора возвращаться
Туда, где земля светом Матери освящалась,
Где между землей и небом парят безмолвные горы…
Мой путь закончится там же, откуда начался.

Пандора, какие же раны на твоем теле!
Живую зелень сменяют песка и щебня метели,
Так быть не должно! Отчего земля умирает?
Или мы свою Мать чем-нибудь прогневить посмели?..

*****

Фантазией, рожденная мечта,
Ведущая в волшебный синий лес,
И вдаль умчалась жизни суета,
Вокруг Пандора — странный мир чудес,

Летящие по небу острова,
Деревья небывалой высоты,
И не опишут все мои слова,
Их джунглей первозданной красоты!

Но люди по обычаям земли,
Хотят планету эту покорить,
И мчаться меж галактик корабли,
Чтобы ее богатства захватить,

Им наплевать, что этот мир живет,
В единстве и гармонии своей,
А древо жизни в памяти несет,
Связь душ ушедших и живущих в ней,

И может было все бы как всегда, —
Коль сила есть, то победит прогресс,
Но, вроде малость, просто ерунда,
Наш Аватар попал в тот дикий лес…,

Да в новом теле лучше, чем без ног,
И волей судеб встретив дочь вождя,
Джек устоять пред ней уже не смог,
Без ног найти жену почти нельзя…,

А здесь он снова будто бы здоров,
Он по деревьям, по лесу бежит,
И от ее порой обидных слов,
Все больше может — скачет и летит,

Освоив все, что должен воин знать,
И полюбив безумно этот мир,
Не хочется назад уж попадать,
На землю, превращенную в сортир,

Где человек природу всю убил,
Ведомый только жадностью своей,
И «ради дела» душу погубил,
Не замечая боль других людей!

И жадность вновь вперед людей ведет,
Им не впервой за «злато» убивать,
Удар ракет то дерево снесет,
Где сотни лет, род мог бы проживать!

Что для людей «аборигенов род»,
Подумаешь всего лишь дикари,
Мешающий добыть «кристалл» народ,
Но Джек все это видел изнутри!

И там была та, что он полюбил,
А под обстрелом пал ее отец,
И Джек тогда дракона изловил,
И принял на себя вождя венец!

И все народы на борьбу подняв,
Пандору от врагов освободил,
Они его, в свою семью приняв,
Спасли, чтоб он любил и дальше жил!

Как велика прекрасная любовь,
Она способна чудеса творить,
И поднимать на жертву вновь и вновь,
И дай нам Бог, такой любовью жить!

Филатов Олег

*****

Слишком много, полковников Куоричей,
На старушке земле ещё водиться.
Слишком много и всяких там Селфриджей,
Что за златом наживой всё гонятся.

И различного рода солдатиков,
Что за долг принимают бесчестие.
И клеймят оккупанты, предателем,
Тех что сторону правды приметили.

Тех людей, что за жизнь свою сложную,
Научились любить землю матушку.
Научились любить всё хорошее,
Что судьба преподносит им праздная.

И любовь, непорочная, чистая,
В их сердцах навсегда запечатана.
В душу врезана словом вечности,
И в глубинах и глаз показана.

Ой, ну что вы как дети малые,
Про любовь нам тут всё, про сочувствие.
Отвечают нам Слефриджи правые,
Да полковники Куоричи шустрые.

Фильм же снят, про банальщину явную,
Да по сопли же всё, вместе с сахаром.
В спецэффектах кино основательно,
Да еще и сюжет про предателя.

Там герои всё люди «небесные»,
Что пришли добывать Анабтаниум.
И спасти свою землю любезную,
От полнейшего вымирания.

А что кровью при этом все залито,
Из под масок виднеется свастика.
Так все это безосновательно,
Доказательств требует практика.

А предатель, он сволочь бесправная,
Как его полюбить могут зрители.
Раз он расой избрал своей главною,
Синемордых котов без развития.

Он ведь наш сын, земной, человеческий,
Он обязан спасать свою родину.
А не прыгать в лианах, за бабами,
Да к тому же еще инородными.

А что Селфриджи, Куоричи разные,
Землю мать, свою сами изгадили.
Добывая себе состояние,
Не считается как то за правило.

То есть, что же у нас получается,
Осуждают сей фильм основательно.
Кто свое там увидел мелькание,
И пытается скрыть это тщательно?

Испугало их безразличие,
Отношение к природе матери.
И наличие совести зрителя,
Что проникся картиной, внимательный.

Что герои, своими спинами,
Живота своего не жалеючи.
Закрывали планету красивую,
От тотального искалечения.

И вот этих предателей родины,
«Как у этих деляг все гладенько».
Называют в кино героями,
И находят им оправдания.

А вот что я скажу вам соколики,
Что над фильмом тем потешаются.
Этот фильм, про героев совести,
И про преданность дружбе товарищей.

Про любовь и про силу вечную,
Что зовется не злато и серебро.
Что зовется всегда человечностью,
И не слово, а суть тут вечная!

Так что помните Куоричи, Селфриджи,
Ну а так, же за вами идущий.
Тот герой, что живет по совести.
Не предатель, а правду имущий!

*****

Он в Ад попал, по воле судеб,
Там где была его природа…
Никто его уж не забудет —
Ведь он — война. И воин он от Бога.

И высечено тело из алмаза —
Сильней себя он не видал.
Ни что не скроется от глаза,
От глаза черных, крепких скал.

Он — промысел. Добычу видя,
Без страха гнался он за ней…
И всей душой возненавидя,
Он растерзать хотел скорей.

Не тело — плоть и кровь. А пленку,
Что душу в нас деражала в раз.
И после каждого убиства,
Он принимал другой приказ.

Три шрама — память о Пандоре,
Он их оставить обещал.
И он оставил шрамы вскоре —
Не там, где тело завещал.

Герой ли? Погань? Грязь иль мыло?
Не будем с вами мы судить —
И ведь может то оно и было,
Что бы нас с тобой остановить…

В своем суждении без правды —
Ведь он лишь только человек.
И были б мы безмерно рады,
Что бы прожил он жизнь без бед.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *