Стихи о гиацинте

Стихи о гиацинтеГиацинт своих кудрей
За колечком вил колечко,
Но шепнул ему зефир
О твоих кудрях словечко.

Афанасий Фет

*****

Ты, мой весенний Гиацинт,
твой аромат меня ласкает,
туманит взор мой и пленит,
и за собою увлекает.
И тонким запахом своим,
неуловимо лёгким, чистым,
ты проникаешь до глубин
и опьяняешь, как игристым
вином, но во сто крат сильней,
чем плод возделанных полей.
Неприручённый, как весна,
как ветер, ручеёк искристый,
как солнечный поток лучистый, —
ты пробуждаешь ото сна
желаньям сильным предаваться
и жизни миг ценить сполна,
и никогда не повторяться…

Орехов Сергей

*****

Я выйду в сад навстречу утру
И буду ждать приход весны.
Она нечаянно ворвётся,
Вся в изумрудах и шелках,
Лучами праздничного солнца
На лицах, в небе и в стихах.
А в глубине дорожек сада,
Вдруг гиацинты расцветут.
Лиловым, розовым и белым
Газон атласный разошьют.
Листочки копья вверх поднимут:
Парадный караул готов!
И гиацинты менуэтом
Откроют вешний бал цветов!

Абделазиз Галина

 

*****

Гиацинты голубые,
По овражкам тёмный снег,
В брызгах льдинки озорные,
Ручейков весёлый бег.

Вот Она! Опять Весна
Под прозрачностью небес,
И во всём её глаза,
И теряет время вес!

Сторонись не сторонись,
А в тебе её сиянье,
Берегись не берегись,
А во всём её дыханье.

Гиацинты голубые –
Неразгаданная прелесть:
В лепесточках неги свежесть,
В аромате… власть и нежность.

*****

Весной, как только начинают
Дожди лить тёплые с небес,
Свои он кудри распускает
И чудный запах льёт окрест.

Цветова Т.

*****

Вот гиацинты под блеском
Электрического фонаря,
Под блеском белым и резким
Зажглись и стоят, горя.

И вот душа пошатнулась,
Словно с ангелом говоря,
Пошатнулась и вдруг качнулась
В сине-бархатные моря.

И верит, что выше свода
Небесного Божий свет,
И знает, что, где свобода
Без Бога, там света нет.

Когда и вы захотите
Узнать, в какие сады
Её увёл повелитель,
Создатель каждой звезды,

И как светлы лабиринты
В садах за Млечным Путём —
Смотрите на гиацинты
Под электрическим фонарём.

Николай Гумилёв

*****

Застыл продрогший Гиацинт
В небесном доме,
Свои оставив лепестки,
Во белом поле.
Они раскрылись, расцвели
Для нас с тобою,
С теплом вобрав тепло души
С утраты болью!
Любимец Бога – Гиацинт
Из лилий соткан…
Теперь цветет в молчаньи льдин,
Им, как находка.
Спасибо, Белла за труды,
За яркость рифмы
К Вам восхищение на Вы
И в скорби грифель…
За легкость Вас благодарю,
За точность мысли.
За то, что будете в строю!
В стихах и в жизни!

Пыжова Ольга

*****

Словно кровь у свежей раны,
Красный камень гиацинт
Увлекает грезу в страны,
Где царит широкий Инд;
Где в засохших джунглях внемлют
Тигры поступи людей
И на мертвых ветках дремлют
Пасти жадных орхидей;
Где, окованная взглядом,
Птица стынет пред змеей
И, полны губящим ядом,
Корни пухнут под землей.
Сладко грезить об отчизне
Всех таинственных отрав!
Там найду я радость жизни —
Воплотивший смерть состав!
В лезвее багдадской стали
Каплю смерти я волью,
И навек в моем кинжале
Месть и волю затаю.
И когда любовь обманет,
И ласкавшая меня
Расточать другому станет
Речи нег на склоне дня, —
Я приду к ней с верным ядом,
Я ее меж ласк и чар,
Словно змей, затешу взглядом,
Разочту, как тигр, удар.
И, глядя на кровь у раны
(Словно камень гиацинт!),
Повлекусь я грезой в страны,
Где царит широкий Инд.

Валерий Брюсов

*****

Среди роз, и белых, и багровых,
Гордых лилий, пёстрых георгин
Незаметен маленький, лиловый,
Нежный и неяркий гиацинт.
Томный аромат его вдыхая,
Чувствую томление и зной
Нервными ноздрями ощущая
Вкус и запах бесподобный твой!
Ты, богиня моего стиха,
В чём-то с гиацинтом этим схожа
Терпкий запах сладкого греха
Источает мрамор белой кожи,
Тонкий стан как стебелёк цветка
Бережно держу в своих руках
Оскорбить, измять боюсь невольно…

*****

Капель и кипень гиацинтов
голубоглазых, полевых.
Звучащие цимбалы, цитра,
пора гонцов голосовых,

каприччио капризных кпель.
Прозрачная смола земли –
живица, что струит и катит
весной горошины свои.

Лазури свет. Ультрамарина
сплошная синь, гудящий звон.
Грядёт шмеля гавот старинный,
в соцветий шпили погружён.

Как многоярусные всходы,
как гребни бирюзовых волн,
восходят купола свободы,
шелка хоругвей и знамён –

дней гиацинтовая вьюга,
гжель и весна у самых врат!
Светло, восторженно, упруго
с нектаром башенки стоят.

Скорик Светлана

*****

Когда подснежники пробьются
Сквозь талый снег из-под земли,
Я выйду в сад навстречу утру
И буду ждать приход весны.
Она нечаянно ворвётся,
Вся в изумрудах и шелках,
Лучами праздничного солнца
На лицах, в небе и в стихах.
А в глубине дорожек сада,
Вдруг гиацинты расцветут.
Лиловым, розовым и белым
Газон атласный разошьют.
Листочки копья вверх поднимут:
Парадный караул готов!
И гиацинты менуэтом

*****

Запуталась весна
В весенних лабиринтах,
Не добавляет сна
Цветенье гиацинтов.
Их праздничный букет,
Как Моцарта кантата,
На солнечный рассвет
Тончайшим ароматом
Под мартовский парад
Изящен и уместен
И бесконечно рад
Я им, скажу по чести…

Нечаев Витя

*****

Мне не дарили гиацинтов…
Печалью раненой судьбы
Ждала сближения моментов
Твоей-моей руки…

Мне не дарили ароматных
Садов роскошных силуэт.
Ночного эпизода почерк –
Румянца блик… Букет…

Мне не дарили гиацинтов…
А шаль молитвенных услад
Ждала секвенций неуместных
Твоих-моих утрат…

Мне так хотелось терпких мантий
Уснувших в облаке чудес…
И белоснежных гиацинтов
Раскаянных небес…

Белоснежка Аля

*****

Из крови юноши погибшего рождённый
Хранит в себе ту юность вечно он.
Взрастает вновь, весною воскрешённый,
И лик пред ним склоняет Аполлон.
Царение его – недолговечность,
Как страсти миг, как искренний порыв,
И он спешит явить красу и нежность,
Про мимолётность жизни не забыв.
Качаясь от дыхания Зефира,
И чувствуя, что замкнут лабиринт,
С печалью смотрит на несовершенство мира
Прекрасный, совершенный гиацинт.

*****

Наполнило весь дом благоуханье:
Мне гиацинт на праздник подарили.
И лепестков его нежнейшее дыханье
И ароматы счастья голову вскружили.
Цветы его в кистях султана неразлучны,
Незримо источают запахи восточной сказки,
А листья сочные уселись ярко, кучно
И восхищенья требуют от нас и нежной ласки.
Из Малой Азии явился гость далёкий,
«Цветок дождя», цветок весны, веселья.
Слог льётся, глядя на него, восторженный, высокий,
Рождает гиацинт порывы вдохновенья…
Когда-то в давние века жил Гиацинт,
Он был царя Cпартанского и музы Клио сын.
Его любил бог солнца Аполлон,
Но диском бога юный воин был сражён.
Цветок из капель крови вырос дивный,
Наполнив ароматом всё вокруг,
Так воплотился юноша невинный
В растение. В слезах склонился друг.
О гиацинте несколько преданий есть:
Он приносил и грустную и радостную весть.
Подружками невесты в Греции он обожаем был
И свадьбы добрым символом и знаком слыл.
Давным-давно султан турецкий наслаждался ароматом сада,
Его душе был запах гиацинтов как услада.
Кружил он головы султанским юным жёнам,
Красивым, статным, радостным, влюблённым.
Из Турции цветок проделал в Вену путь,
Чтоб на Европу хоть одним глазком взглянуть.
И снова оказался гиацинт в фаворе,
В Голландии, стране тюльпанов, появился вскоре.
Здесь знатоками стал поистине любим,
Взлелеян, как дитя взращён, боготворим.
Ему давали имена прекрасных дам,
Особ из знати, королей, известных нам.
Вильгельм IV -из Германии король,
Берлинскую кофейню посещал, бывало, вновь и вновь:
Пять миллионов нежных стрел поблизости цвели,
Неспешно гости тихий разговор вели.
И восхищались чудным ароматом,
Красою, что была повсюду, рядом.
Прекрасный гиацинт, угодник дам прелестных,
Им молодость продлит, подарит мир чудесный.
О, милый, восхитительный цветок дождей,
По полной чаше счастья всем налей!

Подцветова Татьяна

*****

О Греция, страна легенд и мифов,
воспой ты Гиацинт, цветок дождей…

Давным давно, прекрасный юноша, носящий имя Гиацинт
И сын спартанского царя, любимцем Бога Аполлона был.
И покровительствовали Гиацинту, и Аполлон, и Бог Зефир,
Он южный ветер людям посылал и в прятки с северным играл.
Три друга часто собирались – охотились, соревновались,
Прекрасно разбиралися в искусстве, в спортивных играх состязались.
Однажды собрались они в метании диска упражняться
И позабавившись на воле, утехам сладостным предаться.
Но Гиацинт превосходил богов и в красоте, в ловкости, и в силе.
Так сильно Аполлону диск метнул, что содрогнулись стены в мире.
Зефир, боясь, что этот диск вдруг покалечит солнечного бога
Подул так сильно на него, за Аполлона чувствуя тревогу.
И полетел тот диск обратно, смертельно ранив Гиацинта,
О горе, горе! Есть ли выход из тёмной смерти лабиринта?
Как Гиацинта оживить… и жизнь вдохнуть в него опять?
Не получАлось у друзей, как это больно друга потерять!
Заплакал Аполлон тогда… О, Гиацинт! О, друг мой бедный!
И память пронести через века он дал ему обет посмертный
Склонили головы и Аполлон и бог Зефир, и затрубили в рог печали,
А капли крови Гиацинта цветком благоухающим вдруг стали…

О, Гиацинт! Весною укращаешь неба своды,
А в Греции ты символ возрождения природы!

Надя Ульбль

*****

Было это давно — в одном государстве,
Когда правили миром вельможи и цари,
На берегах Эврота обитало царство,
Там, люди с богами дружно жили, как могли.

Жил там юноша один — равный всем богам,
Сын царя — прекрасный милый Гиацинт,
Часто охотился он по горам и лесам,
А, зачастую метал тяжелый диск.

Время проводил всегда не один он,
Друг верный к нему приходил,
Славный бог стреловержец Аполлон,
Очень он Гиацинта любил.

Однажды, в жаркий летний день,
Друзья в метании диска соревновались,
Ведь, они не знали что такое лень,
Диски летели высоко, облаков касались.

Бросил Аполлон бронзовый диск изо всех сил,
К небесам взметнулся он, и начал падать, как звезда,
Юный Гиацинт поднять его поспешил,
Хотел показать свое мастерство — но произошла беда.

Упал на землю диск и от удара отскочил,
Настиг юношу и со страшной силою
В голову, подбежавшему Гиацинту угодил,
И, рана та была несовместима с жизнью.

Остановилось время, наступила тишина,
Лишь только Аполлон у тела друга причитал.
Большое горе было для него, большая мука,
Как искупить вину бог стреловержец не знал.

О боги! — помогите, Аполлон юношу обнял,
Слезы капали на окровавленные кудри,
На его коленях тихо лучший друг умирал.
И, он поневоле стал виновником его смерти.

Бледнеет Гиацинт, тускнеют ясные глаза,
И, голова склоняется к земле безвольно,
Словно цветок под палящим солнцем он погибал,
Как Аполлону в это время было больно.

Зачем бессмертен я — воскликнул Аполлон,
Зачем не могу последовать в царство Аида за тобой,
И, дал клятву над мертвым телом друга он.
Будешь в моем сердце и среди людей ты всегда живой.

Из капель крови, упавших на землю выросли цветы
Гиацинты — прелестные цветы печали и цветы дождей.
На лепестках запечатлен стон скорби бога Аполлона и тоски.
Так память о юном Гиацинте до сих пор живет среди людей.

Петрова Любовь

*****

Легенда о цветке Гиацинт

Классический любовный треугольник:
Бог Апполон, бог Зевс и Гиацинт.
Я не скажу, что я его поклонник:
Среди мужчин не уважаю флирт.

Но все же расскажу, как дело было,
Как в Древней Греции пролИлась кровь.
Чтоб молодежь приданье не забыла,
В котором проявилась так любовь.

Жил-был прекрасный юноша однажды.
Он сыном был спартанского царя.
Таким красавцем в Спарте был не каждый,
Спортивной выправкой к себе маня.

Был Гиацинт любимцем Апполона.
Ведь Апполон был Богом Солнца, муз;
К наукам относился благосклонно,
Но к Гиацинту испытал искус.

Не безразличен Гиацинт был так же
И богу Зевсу. В облачной одежде
Он Гиацинта домогался дважды,
Тот недоступен был ему, как прежде.

Три друга собирались очень часто,
Чтоб ловкость, силу проявить свою,
Подчас не понимая, что опасно
Соревноваться силой, как в бою.

И как-то на природе отдыхая,
Тренировались и метали диск
Друзья. За диском зорко наблюдая,
Чтоб исключить в его паденьи риск.

Вот очередь дошла до Апполона.
Бог Апполон так сильно диск метнул,
Что к солнцу он взлетел у небосклона,
И очень яркой звездочкой блеснул.

Судьба на землю падала звездою:
Бог Зевс был сильной ревностью томим.
Он дунул и подправил диск собою,
Все рассчитав, что дальше будет с ним,

По голове ударив Гиацинта,
Диск отлетел, и юноша был мертв.
Ведь голова была его пробита,
Был на земле к тому ж он распростерт.

Увидев Гиацинта без дыханья,
Примчался к телу бледный Апполон.
Взмахнув руками от отчаяния,
Уже навзрыд заплакал горько он.

И голову обняв у Гиацинта,
Смотрел, как кровь стекала меж волос,
Как эта же кровавая тропинка
Шла от виска, пересекая нос.

«Зачем я бросил диск себе на горе?
Ведь милый от руки погиб моей!
Как не учел в азарте и задоре
Возможность потерять своих друзей!» —

Так думал Апполон с тоской во взоре:
Как искупить ему вину свою?
Как пережить ему такое горе?
Как жить ему теперь в родном краю?»

На щедро пропитавшей зелень почвы,
Под слезы Апполона – на крови,
Расцвел цветок собой красивый очень,
Как память о загубленной любви.

Цветок с темно-лиловыми кудрями
И очень тонким запахом своим
Дожил до нас. Он часто рядом с нами.
В природе Гиацинт неповторим.

Ханин Борис

*****

Пленительный, зефирный, в гроздьях, воздушной нежностью томим,
Явился в март чудесным гостем. О, гиацинт! — как ты любим.

Цветок оранжереи душной горишь слезы голубизной,
Соперничая с морем южным, зарёй обласканным в прибой.

В зелёных стрелах, в юных листьях, окутан, ими окаймлён,
Ты — грёза солнца! — так изыскан, весь неземной, но ты пленён.

На вазе искорками брызги… В ней — гиацинта вечный сон…
На лепестках — есть боли признак… печаль написана на нём…

Кравцова Любовь

*****

Легенда о гиацинте

У берега Голландии штормило.
Большой корабль из Генуи тонул:
С такой о скалы бросило вдруг силой,
Что он, пошёл, рассыпавшись, ко дну.

Обломки море быстро подхватило,
Легко на берег выплеснув с волной.
Настала тишина, утих ветрило.
Над морем воцарил покой земной.

По берегу песчаному разбросан
Нехитрый груз большого корабля:
Немного странных луковиц, белёсых
Среди обломков мачты и руля…

Идут дожди, мелькают дни и ночи,
Неделя пролетела словно миг.
Вновь солнце светит в небе, явно хочет
Согреть скорей совсем продрогший мир.

Играют дети на песке и видят
Какой – то незнакомый им цветок.
На стебле море мелких красных лилий,
Дрожит, колышась, каждый лепесток.

Ему недолго выбирали имя,
Назвали «гиацинтом» потому,
Что вырос под дождями проливными.
«Цветок дождей» второй свой начал путь.

Родившись под сирийским знойным небом,
Он был дождями тёплыми омыт,
Был в Греции надёжным амулетом
И символом божественной любви.

По всей Европе быстро разлетелся,
Любимым став цветком для светских дам.
Пленя разнообразием оттенков,
На клумбах источал свой фимиам.

Тончайшим ароматом и изыском
Манил аристократов в Рай и Ад.
Использовали запах — с ядом — с риском,
Отравы идеальный вариант.

Никто не заподозрит в аромате
Прекрасного цветка исток угроз.
Букет из гиацинтов – жертве в вазе
Принёс – повержен враг без ссор и слёз.

Своей красой — цветок — и ароматом
И в наше время славен и хорош.
Лиловый, красный, белый – всяк приятен
Для бедных и богатых – всем пригож.

Мельникова Светлана

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *