Стихи про актеров, артистов

Стихи про актеров, артистовАктеры театра уходят бесследно,
Пусть голос звучит на пластинках победно
Не видим их глаз и не видим движений
к тому же пластинка не без искажений.
Актер умирает как все — очень просто,
Пусть гением был, пусть огромного роста
Он не оставляет станков и машин,
Но он оставляет частицу души,
Кто видел актера, его не забудет,
Но долго ли зритель во здравии будет?
С годами тускнеет актера портрет,
О нем забывают и вот его нет
Бывает что даже при жизни актера,
о нем забывают подчеркнуто скоро
Он стар надоедлив, давно не играл…
как можете вы он вам сердце отдал!
Как смеете вы он вам душу отдал!
Пусть те кто сегодня, выходит на сцену
достойно ушедших актеров оценят,
И помнят о том, что на этих подмостках
Их духом бессмертным пропитаны доски!

Симонов Рубен

*****

Актриса — радость тысяч глаз,
Фонтан эмоций, гений вариаций!
Сокровища души раскроет сотни раз
Изящным жестом, тембром интонаций
Заставит всех смеяться и рыдать,
Надеяться и плакать вместе с нею!
Ее призванье — чувства зажигать
Талантом, красотой и нежностью своею.

*****

Артист — я постепенно познаю,
Какую жизнь со мной сыграла шутку злую:
Чужую жизнь играю, как свою,
И, стало быть, свою играю, как чужую.

Валентин Гафт

*****

Актеры как дети,
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят
когда-нибудь люди.

На сцене, экране,
Пускай в эпизоде,
Мечтать о признаньи
В актерской природе

И в этой погоне
Так неутомимы,
А годы, как кони,
Проносятся мимо.

И слава обходит,
ничуть не жалея,
И кто-то уходит,
Не встретившись с нею.

Припев:
Подарите им аплодисменты,
Тем кто стал известным
И кто нет,
Они все достойны комплиментов,
Ну а это — лучший комплимент.

Актеры играют
И в счастьи и в бедах
Сердца разрывают,
забыв о победах.

Кочуют по свету
С гастролями вечно,
Их преданней нету,
И нет человечней.

Любая работа
Для них как спасенье
Им надо всего-то,
Немного везенья,

Припев:
Актеры зависимы от режиссера,
сценария, грима,
костюма, партнера,
От света и музыки,
И от погоды
От веса и возраста,
Вкусов и моды.

Но вновь возвращаясь
С тяжелых гастролей,
Актеры мечтают
о будущей роле.

Актеры, как дети
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят,
Когда-нибудь люди.

*****

Он работает, играя
(Есть профессия такая).
Он на сцене с давних пор.
Та профессия актёр.

*****

Любой из нас Актёр,
Актёр на сцене жизни.
Актёр, играющий богов,
Кумиров, королей,
Любимых девушек, врагов,
Ну и, конечно же, друзей.
Душою, сердцем и всем телом
Актёр играет, в роль входя.
Но есть ли хоть один Актёр,
Сыгравший… самого себя.

Андрей Янович

*****

Уходят актёры со сцены,
Уходят из жизни своей,
Оставив нам лишь мизансцены,
Отрывки бессмертных ролей.
Закрашены белым афиши,
Обведены чёрным портреты.
И рамки добавлены в титры,
На плёнки длиной в километры.
Уходят со сцены, сгорая,
Охвачены бурей страстей.
При этом с собой забирают
Частицу эпохи моей.

Овчинников Леонид

*****

Актёр остаётся актёром —
От настроенья не зависит игра.
Свидания, праздники, ссоры
По сравненью с игрой — ерунда.

Его чувства — не чувства героя,
Его жизнь — не геройская роль.
Даже лира не выйдет из строя,
В сотый раз повторяя «Ля — Соль».

Плачь, актёр! Плачь, актёр, ты в трагедии!
На тупые плевать анекдоты.
Смейся же… Смейся в комедии —
Не изменит и смерть твои ноты.

В театре жизнь не бывает простой.
И играешь порой дни и ночи.
На сцене, актёр, ты — герой,
А за кулисами будь ты кем хочешь.

Здесь есть только зритель и ты,
А остальное всё низко и мелко.
Тебе зритель подарит цветы —
Ты себя принеси на тарелке.

Калинин Алексей

*****

Арист нам обещал трагедию такую,
Что все от жалости в театре заревут,
Что слезы зрителей рекою потекут.
Мы ждали драму золотую.
И что же? дождались — и, нечего сказать,
Достоинству ее нельзя убавить весу,
Ну, право, удалось Аристу написать
Прежалкую пиесу.

Пушкин Александр

*****

Кто в театре был однажды
Не забудет никогда.
Сцена, занавес, актёры —
Начинается игра!

Мы покажем сказку мамам
Под названьем «Теремок».
Репетировали днями,
Роли знаем назубок.

Хоть волнуемся немножко,
Суетимся и дрожим,
Мы под гром аплодисментов
Свой талант раскрыть спешим.

Каждый выбежит на сцену:
Мышка, зайчик, волк, лиса…
Тишина летает в зале,
А на сцене — чудеса.

Настоящего актёра
Видно всем издалека.
Поклонились, разбежались.
Всё! Закончилась игра.

Разумова Лика

*****

Судьба красивых женщин непроста,
К тому же, если женщины — актрисы,
Они не любят власть и компромиссы,
У них свои, достойные места.

О, этим расточительницам чар,
Так часто не прощают превосходства
И ненавидят так за неуродство,
Что иногда лишь признают их дар.

Но все же есть актрисы — бриллианты,
Что отстояли право на любовь,
Они сердца нам покоряют вновь и вновь,
Красавицы, любимицы, таланты.

*****

Кто он: гений иль безумец,
Нищий, иль богат, как царь?
Правит лира иль трезубец,
Песнь в душе иль пепел, гарь?

Он — Актер. Талант от Бога
Дан ему, чтоб в жизнь идти,
Чтоб от самого порога
В бесконечность дар нести.

Дар добра, любви и счастья,
Щедрый дар души своей,
Дар заботы и участья,
Дар пленительных страстей.

Он на сцене, словно в жизни,
Не играет, а живет.
Он с рождения до тризны
Целый мир в себе несет.

*****

Играй, актер, твори на сцене жизнь,
Рыдай, и смейся, — в восхищенье зритель!
Играй, актер, твори на сцене жизнь,
Талант — твой дар, театр — твоя обитель.

Вновь зал затих, в лицо софитов свет,
И как во сне свинцом налиты ноги,
Но шаг вперед — и страха больше нет,
И ровен стих в изящном монологе.

Пусть роль твоя растянута в года,
И действия сменяются антрактом,
Играй, и роль твоя — судьба,
На сцене жизни вечного театра.

Играй актер, пусть сжала сердце боль,
Пляши — сегодня ты не в драме,
Играй, актер, и зал смеши собой,
Так надо, так написано в рекламе!

Играй, актер, и Бог тебе судья,
А жизнь распишется в финале,
Как автор, критик, главный режиссер,
Как зритель, что ликует в зале.

Сергеев Сергей

*****

Артист — я постепенно познаю,
Какую жизнь со мной сыграла шутку злую:
Чужую жизнь играю, как свою,
И, стало быть, свою играю, как чужую
Театр! Чем он так прельщает,
В нем умереть иной готов,
Как милосердно Бог прощает
Артистов, клоунов, шутов.
Зачем в святое мы играем,
На душу принимая грех,
Зачем мы сердце разрываем
За деньги, радость, за успех?
Зачем кричим, зачем мы плачем,
Устраивая карнавал,
Кому-то говорим — удача,
Кому-то говорим — провал.
Что за профессия такая?
Уйдя со сцены, бывший маг,
Домой едва приковыляя,
Живет совсем, совсем не так.
Не стыдно ль жизнь, судьбу чужую,
Нам представлять в своем лице!
Я мертв, но видно, что дышу я,
Убит и кланяюсь в конце.
Но вымысел нас погружает
Туда, где прячутся мечты,
Иллюзия опережает
Все то, во что не веришь ты.
Жизнь коротка, как пьесы читка,
Но если веришь, будешь жить,
Театр — сладкая попытка
Вернутья, что-то изменить.
Остановить на миг мгновенье,
Потом увянуть, как цветок,
И возродиться вдохновеньем.
Играем! Разрешает Бог!

*****

Тебя снимают, ты великий,
А не снимают, ты пигмей,
Актёр — игрушка режиссёра,
Индеец племени вождей.

Он хочет вырваться на сцену,
И получить любую роль,
Но оттесняют конкуренты,
И говорят ему, «Ты ноль!».

Он роль получил
За огромную цену,
Прошло много лет,
И он вышел на сцену.

Львовский Марк

*****

актёр актёрствует — на взгляд со стороны…
на взгляд циничный, в недоверчивом прищуре…
актёрствует на сцене и в натуре,
актёрствует де-факто и де-юре —
и в этом нет ни капельки вины…

таким рожден — и площадь рукоплещет,
и зал внимает жестам и словам…
пусть он фигляр, пусть он завзятый грешник…
натянута и — на разрыв! — трепещет
душа актёра, словно тетива…

актёр актёрствует — на взгляд со стороны…
на взгляд циничный, в недоверчивом прищуре…
а он — живет… на сцене и в натуре,
он так живет де-факто и де-юре —
и что ему суждение иных…

таким рожден…
и жесты, и слова…
актёр — фигляр…
актер — завзятый грешник…
натянута и — на разрыв! — трепещет
душа актёра, словно тетива…

Геворк

*****

Актеры театра уходят бесследно,
Пусть голос звучит на пластинках победно
Не видим их глаз и не видим движений
к тому же пластинка не без искажений.

Актер умирает как все — очень просто,
Пусть гением был, пусть огромного роста
Он не оставляет станков и машин,
Но он оставляет частицу души.

Кто видел актера, его не забудет,
Но долго ли зритель во здравии будет?
С годами тускнеет актера портрет,
О нем забывают и вот его нет.

Бывает что даже при жизни актера,
о нем забывают подчеркнуто скоро
Он стар надоедлив, давно не играл…
как можете вы он вам сердце отдал!
Как смеете вы он вам душу отдал!

Пусть те кто сегодня, выходит на сцену
достойно ушедших актеров оценят,
И помнят о том, что на этих подмостках
Их духом бессмертным пропитаны доски!

*****

Актёр в России больше, чем актёр:
Он плоть её и кровь, мечты и доля,
Морей глубины и полей простор,
Её судьба: и воля, и неволя.

Сверяем с ним своей судьбы разбег,
Взрослеем и стареем в чьей-то роли…
Актёр России проживает век
Героем удивительных гастролей:

С экрана ли, со сцены смотрит в зал,
Он попадает метко людям в души:
Воссоздаёт нетленный идеал,
И на глазах его нещадно рушит!

И вновь: полёт — паденье — высота,
Стремленье к бесконечным перепадам…
В актёрстве всё — талант и красота,
И чистота и помыслов, и взглядов.

Актёрский цвет с годами не пожух —
Он только ярче светит с каждым годом…
Не потому ль России вечен дух —
Загадка на века для всех народов?

Фетисова-Мюллерсон Ирина

*****

Актрисы плодятся и множатся.
Необратимо и беспредельно.
Под загримированной кожицей
Такое юное тело.

Такие бесспорные пальчики
Рискуют наивно попасться.
И их нерадивые мальчики
Спешат с ними спать — не встречаться.

Мечты разбиваются искренне
Об угли роскошного быта.
Глаза ищут света бессмысленно —
Навеки разбито корыто.

И ночи бессонные, страшные
Хотят не любви, но раздолья.
И очи желанно-вчерашние,
Как самое синее море.

Они глубоки, как бессмыслица,
Сует, что преследуют вечно.
Круг замкнут. И ставки повысятся.
И смерть будет к ним человечна.

Забвение, если не выживешь.
Признание дастся как схватка.
Из сердца ты это не выгонишь —
На славу ты искренне падка…

lyana

*****

Устал актёр,
Потухли свечи,
И опустилась тьма…
Всю жизнь читать чужие речи,
Наверное сойдёшь с ума.

И прячась от себя,
За сотни разных масок,
Реален только силуэт…
Смешав в палитре столько красок,
Что мир меняет цвет.

Игра — фальшивое искусство,
В зеркальном блеске отраженья,
Актёр воспроизводит чувство,
Посредством одного движенья.

Староверов Вадим

*****

Актеры как дети,
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят
когда-нибудь люди.

На сцене, экране,
Пускай в эпизоде,
Мечтать о признаньи
В актерской природе

И в этой погоне
Так неутомимы,
А годы, как кони,
Проносятся мимо.

И слава обходит,
ничуть не жалея,
И кто-то уходит,
Не встретившись с нею.

Припев:
Подарите им аплодисменты,
Тем кто стал известным
И кто нет,
Они все достойны комплиментов,
Ну а это — лучший комплимент.

Актеры играют
И в счастьи и в бедах
Сердца разрывают,
забыв о победах.

Кочуют по свету
С гастролями вечно,
Их преданней нету,
И нет человечней.

Любая работа
Для них как спасенье
Им надо всего-то,
Немного везенья,

Припев:
Актеры зависимы от режиссера,
сценария, грима,
костюма, партнера,
От света и музыки,
И от погоды
От веса и возраста,
Вкусов и моды.

Но вновь возвращаясь
С тяжелых гастролей,
Актеры мечтают
о будущей роле.

Актеры, как дети
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят,
Когда-нибудь люди.

*****

Старый артист, волшебник огня,
Раньше на сцене творил чудеса,
Зал восторгался, ревела толпа,
Ты покорял искусством сердца!

Сотни поклонниц, аншлаги, цветы,
Всё это было, всё это ты!

Но наступила иная пора,
Осень настала и юность ушла,
Мода в искусстве капризна, строга,
Ей нужны молодость и красота!

Старый артист головою поник,
Старой афиши он лист теребит,
В памяти Пушкин, Бальзак и Шекспир,
И роль последняя — король Лир.

Так же как Лир он покинут, забыт,
Бывший кумир на постели лежит,
Снится ему изумительный сон,
Будто он молод, красив и умён.
Но сны кончаются, кончилась жизнь,
Помните тех, кто был вами любим!

Львовский Марк

*****

Уже пустеет закулисье
И гаснет рампы яркий свет.
Не забывайте об артисте,
Когда закончится концерт.

Он вам дарил своё уменье,
Играл и в шутку, и всерьёз,
Чтоб лучше стало настроение,
Чтоб меньше было в мире слёз.

Я слышал, как сказал однажды кто-то,
Что у актёров лёгкая работа.
Всю жизнь свою играют без забот,
За это им и слава, и почёт…

Ещё шептали люди в кулуарах —
Какие, у актёров гонорары!
Что деньги, мол, лопатою гребут,
И всё для них доступно — там и тут.

Актёрский хлеб не так уж сладок.
Порою горький от него осадок.
Признанье и успех недолговечны,
А жизнь так коротка, так быстротечна…

Но каждый вечер, выходя на сцену,
Актёр играет снова свою роль.
Меняя образы капризной Мельпомены —
Сегодня шут, а завтра он король.

Весь мир театр, люди в нём актёры.
Давайте прекратим любые споры.
Ведь для артиста нет счастливее момента,
Когда в конце ему звучат аплодисменты.

Самойлов Геннадий

*****

Глицерином — на щёки покапать немножко…
Вместо крови сойдёт свежевыжатый сок…
Убивают меня, как всегда, понарошку,
Бутафорским эффектным бабахом — в висок.

Оставаться здесь более — я не намерен!
Жизнь моя — репетиция жизни а Аду!
Только как я уйду — ведь по-прежнему верит
В эти слёзы — та девочка в пятом ряду…

Донсков Ингвар

*****

Когда артиста не снимают,
Его тем самым убивают,
Ведь он актёр, ведь он герой,
На съёмки рвётся, словно в бой!

Но он унижен и забыт,
И заедает сразу быт,
И будут ли ещё снимать,
А деньги где, скажи, достать?

Забыты званья, ордена,
Другие в моде имена,
Но он не мелкий эгоист,
Его величество, артист!

Львовский Марк

*****

Судьба красивых женщин непроста,
К тому же, если женщины — актрисы,
Они не любят власть и компромиссы,
У них свои, достойные места.

О, этим расточительницам чар,
Так часто не прощают превосходства
И ненавидят так за неуродство,
Что иногда лишь признают их дар.

Но все же есть актрисы — бриллианты,
Что отстояли право на любовь,
Они сердца нам покоряют вновь и вновь,
Красавицы, любимицы, таланты.

*****

Когда умирает актёр,
Тогда похвалы дружный хор,
Ах, как он снимался, играл,
Как зрителей он восхищал!

Вот лучшие роли в кино,
В театре служил он давно,
А рядом коллеги, друзья,
Убитая горем семья.

А кто же актёру мешал,
И роли ему не давал,
Завидовал, сплетничал, лгал,
И гибель его приближал?

Они притаились, молчат,
Как стая голодных волчат,
Теперь не качают права,
Но память актёра жива!

Львовский Марк

*****

Стареют, уходят со сцены актрисы,
Весной по-домашнему в скверах сидят
А их Дездемоны, Джульетты, Ларисы,
На пенсию с ними идти не хотят…
Старушка от старости за день устала,
На тёплой скамейке невольно вздремёт,
Но где-то она не уехала с бала,
И в вальсе куржиться влюблённая пара,
Джульетта к Ромео беспомочно льнёт.
И там, среди музыки вечной и света,
За той золотой, беспощадной чертой,
Согласна ты снова погибнуть, Джульетта,
Что б только остаться опять молодой.

Доризо Н.

*****

Актёр не может не играть,
Поэт не может не писать,
И словно волн игривых гладь,
Ложились строчки на тетрадь.

Когда актёр ещё и бард,
Таланту нужен быстрый старт,
Он взял гитару и запел,
Что за ночь написать успел.

Высоцкий сразу виден тут,
Таганка — вот его приют,
Любимов — главный режиссёр,
И здесь для творчества простор.

В нём столько страсти и огня,
Что поражаются друзья,
И популярность тоже есть,
Но не нужна поэту лесть.

И слава тоже не нужна,
Гитара скажет всё одна,
Он умер с правдой на устах,
И боль кипит в его стихах!

Львовский Марк

*****

Все кончается, как по звонку,
На убогой театральной сцене
Дранкой вверх несут мою тоску —
Душные лиловые сирени.

Я стою хмелен и одинок,
Будто нищий над своею шапкой,
А моя любимая со щек
Маков цвет стирает сальной тряпкой.

Я искусство ваше презирал.
С чем еще мне жизнь сравнить, скажите,
Если кто-то роль мою сыграл
На вертушке роковых событий?

Где же ты, счастливый мой двойник?
Ты, видать, увел меня с собою,
Потому что здесь чужой старик
Ссорится у зеркала с судьбою.

Тарковский Арсений

*****

Актриса вышла замуж,
Нормальное явление,
Для фоторепортёров
Предмет для изучения.

Кто стал её избранником,
Им очень интересно,
Об этом джентльмене,
Им мало что известно.

Ещё одно событие,
Актриса родила,
Для женщины нормально,
Беременной была.

Вопросы появились,
А кто его отец?
Она рассталась с мужем,
Их браку был конец.

И все эти события,
Отражены в журнале,
Чтоб наши обыватели
Об этом прочитали!

Львовский Марк

*****

Потешьте правдой, милый лицедей,
Нам ложь претит и оставайтесь с миром.
Лечитесь правдой, коль душа слабеет,
Притворство — не лекарство для кумира…

Артист взошёл на сцену, как на плаху,
Он с правдой жил, судьбы не предрекая,
Нас заставлял смеяться или плакать,
Одним желаньям нашим потакая.

Кружился он в судьбы водоворотах,
Он забывал про собственные нужды,
Он жил не для себя, но для кого-то,
Он жил затем, чтоб зрителю быть нужным.

Он светом рампы освещал дорогу,
Кулисой прикрывал больную душу,
Ему ночами грезилась свобода,
Его никто не слышал, хоть и слушал…

Чужою смертью умирать на сцене, —
Не каждому дано такое право…
И эту роль Всевышний лишь оценит,
А верный зритель громко крикнет «Браво!»

Юдина Галина

*****

Приятно быть актрисой,
Клянусь святою девой.
Вчера была маркизой,
Сегодня — королевой,
А завтра целый вечер Венерой буду я,
Пройдусь в одной рубашке — и публика моя!

Мой уста пылают,
Ланиты пламенеют,
А там, налево в ложе
Седой вельможа млеет.
И он к финалу спятит —
Богач и сукин сын
И все на то потратит,
на что не хватит сил…

Я так жила на сцене,
Я так инрала в жизни,
Из-за меня ночами графини локти грызли.
О, темные кулисы!
О, Господи, прости!
Приятно быть актрисой…

Юрий Ким

*****

Взлетели ввысь тяжёлые портьеры,
И свет софитов душу оголил.
В театре драмы новая премьера,
А это значит, выбьюсь я из сил.

Я проживу всю жизнь за этот вечер,
Сгорю дотла, до самых угольков.
Раз Мельпоменой с юности отмечен,
Смерть на подмостках встретить я готов.

Вздувают от натуги вены шею,
И пот блестит росинками на лбу.
Играю так, что сам себе я верю,
А по другому я и не могу.

Упали вниз тяжёлые портьеры,
Я залу душу полностью раскрыл.
В театре драмы новая премьера,
А значит я за вечер жизнь прожил…

Белов Александр

*****

В кино актриса снималась,
И роль ее ей удавалась,
И имя имела свое,
И зрители шли на нее!

И были призы и награды,
И были продюсеры рады,
Давали ей главную роль,
Играла и радость, и боль!

Но вот режиссер престарелый,
В интригах затейник умелый,
Нашел молодую замену,
Красотку привел ей на смену!

И все от нее отвернулись,
А перед маэстро прогнулись,
И больше ее не снимали,
И роли в кино не давали!

Львовский Марк

*****

Его Величество Артист.
Вы кто? Откуда появились,
Из тьмы упали на помост
На землю грешную свалились.
Его Величество Артист.
То царь, то шут все в Вас открылось,
В чем извлекаете корысть,
Вы что хотите впасть в немилость.
Его Величество Артист.
Какие звуки Вас тревожат?
Иль сдавленный в бессильи крик
Вас разбудить уже не может?
Его Величество Артист.
Вы — раб Божественного дара,
Идти по лезвию ножа,
И суеверно ждать провала.
Его Величество Артист.
Бездомный, проклятый изгнанник,
По лабиринту душ чужих
В разочарованности странник.
Его Величество Артист.
Вы от игры не устаете,
Откройте тайну Ваших лиц,
И искренно ли Вы ревете?
Его Величество Артист.
Свою любовь отдали сцене,
И словно модный куплетист,
Пред ней упали на колени.
Его Величество Артист!
Вы истину как крест несете,
И пусть гордится этот свет,
Что Вы сейчас и в нем живете.

*****

Каприз ли это иль её вина?
Она пыталась быть актрисой,
День начиная с бенефиса,
Испить хотела весь его до дна!
Она густой накладывала грим,
И наводила ровный глянец,
Но щёк естественный румянец
Её всегда некстати подводил.

Она театром представляла жизнь,
Одной лишь сменой декораций,
Но вместо сцены и оваций
Мечта, летящая, как птица, ввысь.
Чужое счастье и чужую боль
Сквозь сердце часто пропуская,
Доверчивая и живая,
Душа жила, а не играла роль.

Пугач Светлана

*****

Растворились «брависсимо», «бис».
Свет погашен. Ряды опустели.
Ты доволен собой, артист?
Получили чего хотели
От тебя. Да и ты от них.
Отчего же так сердце давит?
Отчего же есенинский стих
Лишь твоё, персональное, травит?
Ты личины меняешь легко.
То Тартюф, то булгаковский Воланд.
Дарованье твоё велико,
Но аншлаг не причина, а повод.
Только повод забыться опять
И вживаться в чужие маски.
Масок много. Не жаль потерять
Не лицо. А поблёкшие краски
Смоют радуги новых премьер.
Ты ж артист! Лицедей! Скоморохам
Не грозит номер люкс в «Англетер»,
Да и, в общем-то, всё неплохо.
Есть поклонники, есть театр,
Бесконечные сериалы.
Пусть Таганка, а не Монмартр,
Но аншлаг гарантирован! Залы
Собираешь на раз-два-три,
Да и властью, пока что, обласкан.
А внутри… Ну, а что внутри?
Да, немного, как все, потаскан.
Да, бывало друзей предавал.
Да, подписывал. Жизнь такая.
Ты же сам на курок не жал.
Ты убитым желаешь Рая.
Отчего ж от есенинских строк
Так тоскливо и так погано?!
Отчего ни ногой за порог?
Отчего и в угаре шалмана
Пост-премьерного тяжесть в висках?
Отчего зеркала, как пытка?
Что намешано в этих стихах?
Что мерцает за ними? Зыбко
Всё, что есть, кроме этих строк.
Ты не знаешь, ты чувствуешь это!
Ты — Артист. Ты почти что Бог…
Без души. Без дождя. Без ветра.
Всё заёмное, всё напрокат.
Ты лица своего не вспомнишь!
И плевать. Если жизнь театр.
А стихи… Что стихи? Прогонишь.

Лебедев Алексей

*****

Мы клянемся Шекспиром
И порою клянем Мельпомену.
Постороннему миру
Море наших страстей по колено.

Короли и герои —
Мы по жизни — шуты, как известно.
Умираем по роли
Для того, чтоб к поклону воскреснуть.

Проживая на сцене
По великой судьбе каждый вечер,
Как мы, Господи, ценим
Твой спектакль под названием — вечность!

Наши главные роли —
Здесь, под занавесом небосклона.
Мы играем в героев —
Как и все, в ожиданьи поклона…

Григоров Игорь

*****

Красавица актриса,
Блистательные роли,
Прелестная, как киса,
По всей стране гастроли.

Но вот в неё влюбился,
Гвардейский офицер,
Чуть с жизнью не простился,
Блестящий кавалер!

Ведь умная актриса,
Искала режиссёра,
Как сцена и кулиса,
Ждут первого актёра.

Любовь или искусство?
Важнее перспектива,
И погибает чувство,
Раз нет альтернативы!

Львовский Марк

*****

Вот сняты маски,
убран грим
и занавес закрыт.
Артист сыграл чужую жизнь,
весь исчерпал лимит.
Наступит завтра новый день,
и ждёт другая роль —
готов он сердцем перенять
всегда людскую боль.

Он вновь для публики — кумир,
на сцене — полубог;
и в свете рамп — оваций всплеск,
восторга и тревог:
на сцене жизнь,
любовь и смерть,
неодолимый рок —
взволнован зал,
зовёт на «Бис» —
и на поклон фурор…

А за пространствами кулис —
интриги, зависть, лесть;
семья, гастроли, интервью,
и недругов не счесть;
кино и кастинги на роль —
не жизнь, а сплошь игра,
одевшись в платье Короля,
он сцене верный раб.

Амосова Елена

*****

Представление мерно идёт.
Смолкло всё в зачарованном зале.
Что ж актриса игры не ведёт? —
Слёзы жгуче уста ей связали.

Жадно смотрит она в темноту
И не видит там зрительских кресел.
Остро чувствуя жар, духоту,
Понимает: театр ей тесен.

Что театр? Вся жизнь ей тесна!
Вот неровно, прерывисто дышит
И кричит, от волненья красна:
«Люди добрые! Кто-нибудь слышит?!

Есть ли кто здесь?» В ответ — тишина.
Меж рядами царит ожиданье.
Во Вселенной актриса одна!
И со сцены — глухое рыданье.

Жизнь прошла, как никчёмная роль,
Вместе слитые судьбы чужие.
Безутешность, ненужность и боль
Стерегли на карьеры вершине.

Назарова Лариса

*****

Успешная роль

Мы в школе для праздника ставили пьесу, —
Мне этот спектакль вовек не забыть!
Все роли учили с большим интересом,
И каждый старался свой образ раскрыть.
А в пьесе участников было немало, —
Пастух и принцесса, волшебник, король,
Лисичка, лягушка, оса с длинным жалом
И даже премудрая книжная моль!

Мне выпала роль косолапого мишки,
Я мёд по сценарию ел полчаса,
Затем собирал с вдохновением шишки,
А после ко мне подлетела оса!
Она накануне усердно трудилась,
Свой грозный костюм создавая всю ночь,
И в лапу медведю коварно вонзилась
Иголка от кактуса! Жало точь-в-точь!

Ах! Как я свирепо орал и сердился!
Как топал ногами и громко рычал!
А зритель от ужаса вдруг притаился, —
Актёров таких он давно не встречал!
Послышались бурные аплодисменты, —
Друзья не поверили из-за кулис.
Бывают нечасто триумфа моменты, —
Меня десять раз вызывали на бис!

Я после такого большого успеха
Скорее пойти в драмкружок поспешил!
А маме и папе теперь не до смеха, —
Я стать театральным артистом решил!
Теперь я по восемь часов тренируюсь, —
Мяукаю, квакаю, вою, фырчу,
И часто у зеркала дома красуюсь, —
Я быть ЗНАМЕНИТЫМ артистом хочу…

Варламова Т.

*****

Актёр провинциального театра

Актёр провинциального театра —
Без возраста, без имени и отчества.
Слова репризы для него, как мантра —
Она всегда спасёт от одиночества.

Он каждый раз живёт всецело ролью
И путает сценарий и действительность,
Он делится и чувствами, и болью,
Отдав все силы на благотворительность.

И он на сцене, будто под обстрелом
Трёх сотен взглядов, что всегда внимательны.
И нужно быть решительным и смелым,
Чтоб справиться с задачей обязательно.

Спектакль окончен. Занавес. Поклоны.
Цветы, аплодисменты и овации.
Но у театра, тут свои законы,
И от актёра здесь не ждут сенсации.

Разбор полётов. Минусы и плюсы.
И снова роль. И снова потрясение.
Играть в театре невозможно трусу —
Театр для актёра, как спасение.

И он готов. Готов в огонь и в воду
Бросаться с криком: «Я смогу! Я сделаю!».
Он променял беспечную свободу
На жизнь в театре — яркую и смелую.

Сафиулин Максим

*****

Старая актриса

В позолоченной комнате стиля ампир,
Где шнурками затянуты кресла,
Театральной Москвы позабытый кумир
И владычица наша воскресла.
В затрапезе похожа она на щегла,
В три погибели скорчилось тело.
А ведь, Боже, какая актриса была
И какими умами владела!
Что-то было нездешнее в каждой черте
Этой женщины, юной и стройной,
И лежал на тревожной ее красоте
Отпечаток Италии знойной.
Ныне домик ее превратился в музей,
Где жива ее прежняя слава,
Где старуха подчас удивляет друзей
Своевольем капризного нрава.
Орденов ей и званий немало дано,
И она пребывает в надежде,
Что красе ее вечно сиять суждено
В этом доме, как некогда прежде.
Здесь картины, портреты, альбомы, венки,
Здесь дыхание южных растений,
И они ее образ, годам вопреки,
Сохранят для иных поколений.
И не важно, не важно, что в дальнем углу,
В полутемном и низком подвале,
Бесприютная девочка спит на полу,
На тряпичном своем одеяле!
Здесь у тетки-актрисы из милости ей
Предоставлена нынче квартира.
Здесь она выбивает ковры у дверей,
Пыль и плесень стирает с ампира.
И когда ее старая тетка бранит,
И считает и прячет монеты, —
О, с каким удивленьем ребенок глядит
На прекрасные эти портреты!
Разве девочка может понять до конца,
Почему, поражая нам чувства,
Поднимает над миром такие сердца
Неразумная сила искусства!

Николай Заболоцкий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *