Стихи про Бородино

Стихи про БородиноБородино — ярчайшая страница
в истории страны.
Наполеона полчища разбиты
под стенами Москвы.

Он шёл нахраписто, как будто,
уж покорил Россию он,
от Немана к Смоленску,
взяв мирных жителей в полон.

Французы грабили крестьян.
А те, тем наглецам, в отместку,
взяв вилы, косы, топоры,
им мстили, ставя смерти метку.

Две армии России отступали.
В разрыве их французы шли.
Багратион, большой был тактик,
сумел к Смоленску раньше подойти.

Здесь дали первый бой французам.
И крепко их поколотив,
позиции свои сменили,
моральный дух свой укрепив.

Ведёт смоленская дорога
в престольный град, к Москве.
Ещё никто ничто не знает,
Россия, молча, отступает.
Пыль на дороге.
То по ней
навстречу едет сам Кутузов,
чтоб изменить порядок сей.

Его Россия-матушка позвала:
«Француза прогони!
Не быть ему на пьедестале.
Москву не взять. Мы не рабы».

И с этой общей русской мыслью
Кутузов армию принял,
наметил поле генеральной битвы
и сел на грузный барабан.

Бородино. Войска приняли
намеченный для боя вид.
Французы кучно наступали
на левый фланг. Там бой кипит.

Французы — храбрые солдаты.
Шли на шрапнель и на штыки.
Упавших новые сменяли.
Их было много. Но не смогли

подвинуть армию Багратиона
ни на версту, ни на вершок.
Она стояла, словно врыта
по горло в землю. Так глубок

был дух у воинов российских,
так полон мужества и сил
всё выдержать. В упор
огонь артиллерийский и
и сабли конницы напор.

Богатыри! Они не знали
ни страха смерти, ничего,
чтоб стойкость их поколебало
на поле битвы, где решалась
Судьба России. Жизнь её.

Атака отражалась контратакой.
Штыки, картечь и рукопашный бой.
Цунами, шторм не шли в сравненье
с той битвой воли, затяжной.

Виват сменялось на УРА.
Бой барабанов — громом пушек,
свист ядер — хрипом лошадей
и криком русским и французским.

В пороховом дыму шёл этот бой.
Лишь только солнце село,
затихло поле, смолкло всё.
Старуха-смерть взялась за дело.

Бой кончился, но не война.
Она ещё продлится в зиму.
Кутузов, совершив манёвр,
лишил французов права выжить.

Совет в Филях. Семеновские флеши.
Редут Раевского. Багратиона смерть.
Вошли в историю. О них стихи мы пишем.
Такой оставила та битва след.

Кочетков Борис

*****

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: «Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела!..
Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племен, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русский штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь —
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведет:
Через ее шагнете кости!…»
Сбылось — и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый —
И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжем Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы?.. Еще ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Еще ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана?
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Ее, беснуясь, потрясали —
Смотрите ж: всё стоит она!
А вкруг ее волненья пали —
И Польши участь решена…

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас!..
Но тише, тише раздавайся
Вокруг одра, где он лежит,
Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твое страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней летящего за Прагу
Младого внука своего.

Александр Пушкин

*****

Бородино… Здесь русские солдаты
Прославили Отчизну на века.
Здесь показал Кутузов Бонапарту
Всю мощь и силу русского штыка.

Здесь бой кипел. Такой жестокой сечи
Ещё в России не было у нас,
Когда дышать вдруг становилось нечем
И ясный день в дыму сраженья гас.

И пусть давно растаял в поднебесье
Той битвы дым, той битвы пушек гром –
Мы до сих пор о ней слагаем песни,
О наших предках память бережём.

Бородино… Родной земли частица,
Село, каких немало под Москвой,
Но как же сердце начинает биться
При виде церкви с маковкой златой.

Здесь свято всё. Здесь нет героям счёта,
Что были клятве до конца верны, –
Защитники России, патриоты,
Отечества любимые сыны.

И вновь трубы победный клич несётся,
В парадном строе движутся полки;
Над Полем Славы флаг российский вьётся,
Блестят на солнце грозные штыки.

Степанов В.

*****

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана? Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил снаряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!..
Земля тряслась-как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой…

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…
Вот затрещали барабаны —
И отступили басурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

Михаил Лермонтов

*****

Был бой суровый Бородинский,
И друг, и недруг ждал его.
Здесь дважды силой исполинской
Рождалось наше торжество.

Бородино, Бородино!
В сердцах людей не умирает
Твой славный день, Бородино,
Тебя народ наш воспевает.

Здесь что ни памятник, то слава
Полков российских и знамен.
Здесь, что ни холм — своя Полтава,
Места, где бит Наполеон.

Бородино, Бородино!
В сердцах людей не умирает
Твой славный день, Бородино,
Тебя народ наш воспевает.

Здесь горсть земли берут руками
И вслух клянутся: «Сохраним»!
Горжусь я этими полями,
И славу меряю по ним.

Бородино, Бородино!
В сердцах людей не умирает
Твой славный день, Бородино,
Тебя народ наш воспевает.

Победу в сердце ты носила,
И ныне носишь, не тая.
Здесь подвиг твой. Здесь ты, Россия,
Здесь слава гордая твоя.

Бородино, Бородино!
В сердцах людей не умирает
Твой славный день, Бородино,
Тебя народ наш воспевает.

Артанов В.

*****

Бородинское поле… Снова солнце восходит,
Освещая курганы и двуглавых орлов, –
Это память потомков, благодарность потомков
И поклон нашим предкам от грядущих веков.

Бородинское поле дымом пушек застлало,
Наших сил не хватало, а французы все шли.
И уже флеши пали, но мы насмерть стояли,
Потому что отсюда мы уйти не могли.

И когда в сорок первом снова пули свистали,
И мальчишки страну заслонили собой,
То плечами к плечам с ними предки стояли,
Прикрывая мальчишек, поднимая на бой.

Кто от пули упал, кто-то шпагой проколот,
Только доблесть отцов растворилась в сынах,
Погибали в боях, защищая наш город,
Чтобы был он прекрасным и остался в веках.

И любовь русских женщин восхищает нас снова,
Сколько бы над Землей ни промчалось веков,
Символ вечной любви – Маргарита Тучкова,
И очистит нам души свет златых куполов.

И Россия восстанет из развалин и крови,
Если будем мы тверды и душою чисты.
Вновь на подвиг зовут нас защитники поля,
Вновь бросает Ермолов в батарею кресты.

Бородинское поле – поле славы и горя,
Здесь погибли герои, защищая страну.
Бородинское поле! Дай же силы и воли,
Возродить нам Россию, сохранить нам Москву!

Смоленская-Шебан Н.

*****

На просторах Руси много ратных полей,
Где горела земля под ногами врагов.
Не забудет Россия своих сыновей,
Кто за Родину-мать умереть был готов.

Бородино –
В нём слышно эхо битв.
Бородино –
День чести и молитв.
Бородино –
Пощады не моля,
Священной стала русская земля.

На московском огне закалялся булат,
Ополченцы сменили соху на ружьё.
Враг в смятенье бежит из кремлевских палат,
И над ним черной стаей кружит вороньё.

Бородино –
В нём слышно эхо битв.
Бородино –
День чести и молитв.
Бородино –
Пощады не моля,
Священной стала русская земля.

Как прекрасен простор Елисейских полей,
Без ума парижанки от русских гусар.
Но в Россию зовет белый клин журавлей,
Где уже над страной не бушует пожар.

Бородино –
В нём слышно эхо битв.
Бородино –
День чести и молитв.
Бородино –
Пощады не моля,
Священной стала русская земля.

Коростышевский В.

*****

Умолкшие холмы, дол некогда кровавый!
Отдайте мне ваш день, день вековечной славы,
И шум оружия, и сечи, и борьбу!
Мой меч из рук моих упал. Мою судьбу
Попрали сильные. Счастливцы горделивы
Невольным пахарем влекут меня на нивы…
О, ринь меня на бой, ты, опытный в боях,
Ты, голосом своим рождающий в полках
Погибели врагов предчувственные клики,
Вождь гомерический, Багратион великий?
Простри мне длань свою, Раевский, мой герой!
Ермолов! я лечу — веди меня, я твой:
О, обреченный быть побед любимым сыном,
Покрой меня, покрой твоих перунов дымом!

Но где вы?.. Слушаю… Нет отзыва!
С полей Умчался брани дым, не слышен стук мечей,
И я, питомец ваш, склонясь главой у плуга,
Завидую костям соратника иль друга.

Денис Давыдов

*****

Под селом Бородино
Бой гремел давным-давно.
Генерал-герой Кутузов
Планы все сорвал французов.
Сломлен был Наполеон,
А потом и выгнан вон.

День 8 сентября –
Славный день календаря.
Бородинское сраженье –
Всем врагам на устрашенье,
Чтобы знали наперёд –
Враг в Россию не пройдёт.

Агеева И.

*****

Вот здесь,
На этом поле под Москвой,
В цветной красе, застенчивой и строгой,
У рощицы березовой сквозной,
Под старою смоленскою дорогой,
На этом русском поле,
В поле ржи,
Завязанной в снопы,
В покосных травах
Твои сыны воздвигли рубежи
Насупротив
Твоих врагов кровавых.

Европы сгоночь видела с холма,
Как ноздри императора раздуты,
И лезла на железные грома,
На огненные флеши и редуты.
На этом рубеже родной земли
Сыны отчизну плотно обступили
И, умирая, тесно облегли.
Как любим мы,
Так и они любили.
На этом поле у Бородина,
В слиянье речек Колочи и Войны,
Здесь слава поколений рождена.
Мы здесь стоим.
Мы славы той достойны.
Торжественно знамена склонены,
Сердца потомков славой овевая.
Молчат в земле
Великие сыны.
Молчит над ними молодость живая.

Луконин М.

*****

— 1 —

Всю ночь у пушек пролежали
Мы без палаток, без огней,
Штыки вострили да шептали
Молитву родины своей.
Шумела буря до рассвета;
Я, голову подняв с лафета,
Товарищу сказал:
«Брат, слушай песню непогоды:
Она дика как песнь свободы».
Но, вспоминая прежни годы,
Товарищ не слыхал.

— 2 —

Пробили зорю барабаны,
Восток туманный побелел,
И от врагов удар нежданый
На батарею прилетел.
И вождь сказал перед полками:
«Ребята, не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши братья умирали»
И мы погибнуть обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в бородинский бой.

— 3 —

Что Чесма, Римник и Полтава?
Я вспомня леденею весь,
Там души волновала слава,
Отчаяние было здесь.
Безмолвно мы ряды сомкнули,
Гром грянул, завизжали пули,
Перекрестился я.
Мои пал товарищ, кровь лилася,
Душа от мщения тряслася,
И пуля смерти понеслася
Из моего ружья.

— 4 —

Марш, марш! пошли вперед, и боле
Уж я не помню ничего.
Шесть раз мы уступали поле
Врагу и брали у него.
Носились знамена как тени,
Я спорил о могильной сени,
В дыму огонь блестел.
На пушки конница летала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

— 5 —

Живые с мертвыми сравнялись.
И ночь холодная пришла,
И тех, которые остались,
Густою тьмою развела.
И батареи замолчали,
И барабаны застучали,
Противник отступил:
Но день достался нам дороже! —
В душе сказав: помилуй боже!
На труп застывший, как на ложе,
Я голову склонил.

— 6 —

И крепко, крепко наши спали
Отчизны в роковую ночь.
Мои товарищи, вы пали!
Но этим не могли помочь. —
Однако же в преданьях славы
Все громче Римника, Полтавы
Гремит Бородино.
Скорей обманет глас порочный,
Скорей небес погаснут очи,
Чем в памяти сынов полночи
Изгладится оно.

Михаил Лермонтов

*****

Русский царь созвал дружины
Для великой годовщины
На полях Бородина.
Там земля окрещена:
Кровь на ней была святая;
Там, престол и Русь спасая,
Войско целое легло
И престол и Русь спасло.

Как ярилась, как кипела,
Как пылила, как гремела
Здесь народная война
В страшный день Бородина!
На полки полки бросались,
Холмы в громах загорались,
Бомбы падали дождем,
И земля тряслась кругом.

А теперь пора иная:
Благовонно-золотая
Жатва блещет по холмам;
Где упорней бились, там
Мирных инокинь обитель;
И один остался зритель
Сих кипевших бранью мест,
Всех решитель бранен-крест.

Василий Жуковский

*****

Медленно и бережно ступая,
мы идем под небом голубым,
в полевых ромашках утопая,
вежливо дорогу уступая синим
колокольчикам степным.
Любо здесь увидеть стаи птичьи
и не видеть дым пороховой.
Вот оно во всем своем величье,
поле нашей славы боевой.
Вот оно простерлось перед нами.
Встань к нему, родимому, лицом,
полюбуйся пышными цветами,
политыми кровью и свинцом.
Все, что было выжжено и смято,
заново оделось в зеленя.
Но хранит земля торжественно и свято
чутким ухом ближе припади
и услышишь звук трубы походной
Это здесь, под хмурым небом бранным,
шел туляк на смертный бой с врагом,
пробивая путь четырехгранным
кованым карающим штыком.
Это здесь, в неистовом разгоне
на роскошных седлах расписных
в бой несли каурой масти кони
забубённых всадников донских.
Это здесь, на голубом просторе,
на виду у меркнущей зари разливали
огненное море яростные паши пушкари.
Это здесь, на этом самом месте,
не ходивший к страху на поклон,
испытав всю жгучесть нашей мести,
содрогнулся сам Наполеон.
Поле брани! Поле русской славы!
Это здесь, черней горелых пней,
полегли фашистские оравы
под огнем советских батарей.
Русский воин!
Разве ты в неволе можешь быть,
пока ты сердцем жив?
Разве ты минуешь это поле,
гордой головы не обнажив?
Разве вдохновенно и сурово
слово клятвы вслух не повторишь?
Разве боевое это слово
в славные дела не воплотишь?
Где б ты ни был,
честный русский воин,
помни: о тебе гремит молва.
Будь всегда носить в крови достоин
гневный жар великого родства.
Бейся в схватках равных и неравных до конца!
Плати врагу сполна!
Помни, что ты правнук и праправнук
доблестных солдат Бородина.

Васильев Сергей

*****

Великой битвы памятную дату
Потоком времени уносит в глубь веков,
Но подвигам российского солдата
Забвенья нет.
Не только строй венков,
Не только громы пушечных салютов, —
Сегодня память сердца говорит,
И среди множества иных маршрутов
Она в Бородино сегодня путь торит.
Два века минуло…
Но каждый сын России
Той тяжкой битвы след в душе хранит,
Там стойкость натиск сокрушила,
сила — силу;
Глубок тот след…
Поныне он болит.
Болит… Десятки тысяч жизней —
В те годы беспримерная цена!
Их кровь святая отдана Отчизне,
Чтобы в веках жила она.
Не только кровью та оплачена победа,
живых солдат окаменели лица,
Когда, скрепя сердцами, командиры
им приказали покидать столицу.
Но нет, ключей столицы мы не сдали,
Хоть Бонапарт уже торжествовал,
Когда его войска в Москву вступали,
Но встретил огненный врага в столице вал.
Два века минуло… За эти времена
Россию вновь и вновь враги терзали,
Но им наперекор живёт она,
А чем и почему — поймут они едва ли…
Секретов нет у нас,
Когда приходит час, —
Пред тяжким выбором нас недруг ставит,
Солдат и командир
Не посрамит мундир, —
Он жизнь отдаст
иль отступить врага заставит.
Мы жизней не щадим,
не пощадим столиц,
Лишь только б пред врагом
не пасть рабами ниц.

Котов Л.

*****

Земля хранитель вечной славы,
Могил села Бородино,
Здесь две великие державы,
Прославить в битве суждено.

Игра судьбы по мановенью,
Одной магической руки,
Итог громадного сраженья,
В ничьей, чего ни изреки.

Французский штаб, играют нервы,
Спал Бонапарт недобрым сном:
«Сегодня брошу в бой резервы,
И сокрушу врага числом»….

Наш русский штаб, в войсках маневры,
«Ну, с Богом, к ротам господа,
И нашей славы беспримерной,
Мы не уроним никогда»….

Кутузов встал: «Раевский в центре,
На левый фланг Багратион,
Уваров с Платовым в резерве.
Барклаю правый отведён.

Наш враг — французский император,
С ним Ней, Даву, Жюно, Мюрат,
С ним «Старой гвардии солдаты»,
Какие всё и всех крушат».

Ней шёл в ручей и через балку,
Прямой наводкой, целя в строй,
Бьёт батарея, в поле свалка.
И закипел фронтальный бой:

В лес Шевардинский пробиваясь,
Летит в редут за рядом ряд,
Как снежным комом разрастаясь,
С «Железной гвардией» Мюрат.

За флеши бой ожесточенный, —
Сошлись на сабли и штыки,
И к нам фортуна благосклонна,
У берегов Москвы-реки.

В каре бил штык и залп заряда,
На поле корчатся враги,
Капрал кричит: «Равненье ряда»,
И их затопчут сапоги.

Волна бойцов редеет в драке,
Большим числом чужой мундир,
И направление атаки
Сменил французский командир.

Прошла стена, кругом затишье,
Разбит обоз, пробита грудь,
Убитый конь ломает дышло,
В руке тесак кривой чуть-чуть.

Фельдфебель сел, тихонько стонет,
Картечью вскрыта голова,
Раскрытым ртом он воздух ловит
И давит терпкие слова.

На бок завалена подвода,
Под ней навечно бы уснуть,
Но жизни требует природа,
И в этом, видно, наша суть.

Вновь ломим натиском француза
Успешно бьётся авангард,
Курганный холм, на нём Кутузов,
Фельдмаршал всем и всем — солдат.

Сюда на холм французы лезли,
Круша прикладом и штыком.
Наш центр, выстояв на месте,
Почти что выбит целиком.

На правом фланге всё спокойно,
Барклай уверенно стоит,
И в бой идут шеренги стройно,
Никто из битвы не бежит.

На левом фланге катастрофа,
Французы ринулись стеной,
«Упорству нашему Голгофа, —
Не помогает и Святой».

Сражён в бедро боец отважный,
«Здесь дьявол многолик с лица»,
Багратион, — обоз фуражный,
Свидетель твоего конца….

Даву с Мортье не до устава, —
Артиллерийский всюду гром:
«Знамён немеркнущую славу,
Здесь Бонапарту поднесём»….

Штыки ломались в час суровый,
Сбивались руки до костей,
Шрапнель рвалась шаром свинцовым,
Валя на землю егерей.

Луга пестрят огнём рубина,
Бурея в сохнущей крови,
Господь! – здесь павших половина, —
Одесский полк благослови!

У Колочи песок завьюжил,
На скулах ходят желваки,
Наш левый фланг атаку сдюжил,
Сомкнув шеренги у реки.

Дрожит земля, и час победы,
Колеблем «чашею весов»,
Босых, до пояса раздетых,
Раевский водит удальцов.

Четыре штурма батареи,
Отбито с нашей стороны,
Враг, выдыхаясь на пределе,
Такой никак не ждал войны.

Разбив гусар, затем казаков,
Своих оплакивал Мюрат,
Полки австрийцев и поляков,
Теперь уж точно знают ад.

Но прут из рога изобилья,
Солдаты армии чужой,
Редут захвачен, и стихийно,
Уже стихал фронтальный бой.

Закат принял свою окраску,
Усталость валит с ног бойца,
Испуга нет, лишь злая маска, —
Решимость драться до конца.

И знай француз, в них жив Суворов,
И вам не трудно угадать,
В бою тех самых гренадёров,
Кто Чёртов мост смог в Альпах взять.

Враг на исходную отходит,
Вечерний стелется туман.
Наш егерь штуцера не взводит
И не стреляет в басурман.

Команду высшему составу,
Фельдмаршал к ночи отдаёт:
«Окончить битву за державу», —
Пусть это армию спасёт.

Не мог прийти от изумленья,
В себя наутро Бонапарт,
К нему с тех пор как наважденье,
Шёл исторический закат…

Галкин Юрий

*****

Стой, Росс! Ты подошёл к полям Бородина!
Здесь грозные лежат полки надменна галла.
Они бросали гром — вселенна трепетала;
Но здесь их встретила гранитная стена.
Не ратников число, не ряд огромных башен,
Их встретила любовь к Отечеству, к царю.
О, Росс! В ней мощь твоя, ты ею силен, страшен,
Ты ею засветил спокойствия зарю.
Она пылала здесь, и глас её священный
Носился меж рядов: «О Росс! сам Бог твой щит!
Умри, умри иль будь спасителем вселенной!
Будь верен мне: тебя никто не победит!»
И русские сердца рвались с кровавой клятвой,
Иль сбить врага, иль всем костьми в полях сих лечь.
Здесь утомилась смерть столь новой, тучной жатвой!
Здесь бились Русские! Здесь их носился меч!
Ревели громы здесь — и дол, и холм стонали!
Затмился солнца свет, земля тряслась, и дым
Нагнал на Россов мрак, но в них сердца пылали!
Сквозь дым, сквозь мрак врага указывали им.
Но вера их светоч и верность, вождь надежный,
Вели бесстрашных в бой — и Росс врага сломил;
И враг, погибели страшася неизбежной,
Содрогся и с стыдом с полей сих отступил.
Здесь робко на поля иноплеменник взглянет
И мимо сих холмов со страхом поспешит;
Но Росс здесь мощь свою и славу воспомянет
И скажет с гордостью: «Кто русских покорит?»
Сюда придёт старик и внучат за собою
С благоговением, как к храму, приведёт.
«О дети! Слушайте». И повестью простою
В их юные сердца жар доблестный прольёт:
«Я помню, приходил враг с силой исполинской
И жёг, и грабил всё. Здесь русских встретил он.
Я помню славный день, день битвы Бородинской!
Здесь дрогнул в первый раз злодей Наполеон!
Здесь он почувствовал, что может горсть героев
Против несчётных орд, со всех скоплённых стран.

Сей беспримерный бой из всех известных боев
Явил, что может дух великих россиян!
Здесь бился Божий меч, князь русский Михаил.
Я помню, как он шёл украшен сединами,
Как он пред битвою с полками говорил.
Он страшен был, когда сражался со врагами.
Тогда на месте сем парил над ним орел;
В час сечи роковой над старцем опустился;
Вождь обнажил чело и духом ополчился.
Ура! воскликнул Росс, ударил, загремел!..
Тогда на месте сем и русских много пало.
О дети, кланяйтесь! Они легли за нас;
Паденьем славным их Отечество восстало.
Вовек священным их да будет прах для вас!
Российский Марафон! село Бородино!
Ты славою Славян в бессмертьи заблистаешь;
Твоим святым холмам отныне суждено
Вещать: о смертный, стой! бессмертных попираешь!»

Николай Иванчин-Писарев

*****

— 1 —

Милорадовича помню
В битве при Бородине:
Был он в шляпе без султана
На гнедом своем коне.

Бодро он и хладнокровно
Вел полки в кровавый бой,
Строй за строем густо, ровно
Выступал живой стеной.

Только подошли мы ближе
К средоточию огня,
Взвизгнуло ядро и пало
Перед ним, к ногам коня,

И, сердито землю роя
Адским огненным волчком,
Не затронуло героя,
Но осыпало песком.

«Бог мой! — он сказал с улыбкой,
Указав на вражью рать, —
Нас завидел неприятель
И спешит нам честь отдать».

— 2 —

И Кутузов предо мною,
Вспомню ль о Бородине,
Он и в белой был фуражке,
И на белом был коне.

Чрез плечо повязан шарфом,
Он стоит на высоте,
И под старцем блещет ярко
День в осенней красоте.

Старца бодрый вид воинствен,
Он сред полчищ одинок,
Он бесстрастен, он таинствен,
Он властителен, как рок.

На челе его маститом,
Пролетевшею насквозь
Смертью раз уже пробитом,
Пламя юное зажглось.

Пламя дум грозой созревших,
В битве закаленных дум,
Он их молча вопрошает
Сквозь пальбу, огонь и шум.

Мыслью он парит над битвой,
И его орлиный взгляд
Движет волею и силой
Человеческих громад.

И его молниеносцы
Ждут внимательно кругом,
Чтоб по слову полководца
Зарядить крылатый гром.

От вождя к вождю обратно
Мчатся быстрые гонцы,
Но иного безвозвратно
Смерть хватает на лету!

Против нас дружины, ужас
Завоеванных земель,
Записавшие победу
С давних лет в свою артель;

Славой блещущие лица
И в главе их — вождь побед,
Гордым солнцем Аустерлица
Загоревшее лицо.

Но бледнеет это солнце
И течет на запад свой,
А взойдет другое солнце
Над пылающей Москвой.

И впервые в грудь счастливца
Недоверья хлад проник:
Так с учителем заспорил
Седовласый ученик.

К острову Святой Елены
Здесь проложен первый шаг,
И Кремля святые стены
В казнь себе усвоит враг.

День настал! Мы ждали битвы,
Все возрадовались ей:
Шли давно о ней молитвы
Приунывших усачей.

И на пир веселый словно
Каждый радостно летит,
Будь у каждого три жизни,
Он всех трех не пощадит.

Никогда еще в подлунной
Не кипел столь страшный бой:
Из орудий ад чугунный,
Разразившись, поднял вой;

Целый день не умолкает,
Извергая смерть кругом;
Строй за строем исчезает
Под убийственным огнем.

Но пылают мщенья гневом
Снова свежие ряды,
Свежей кровью и посевом
Смерть плодит свои бразды.

Словно два бойца во злобе,
Набежала рать на рать;
Грудью в грудь вломились обе,
Чтоб противника попрать.

Но победа обоюдно
То дается нам, то им;
В этот день решить бы трудно,
Кто из двух непобедим.

Крепнет боевая вьюга,
Все сильней растет она,
И вцепившихся друг в друга
Разнимает ночь одна.

Грозный день сей Бородинский
Им и нам в почет равно.
Славься битвой исполинской,
Славься ввек, Бородино!..

Петр Вяземский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *