Валери Жискар д’Эстен и Сильвия Кристель — история любви

Валери Жискар д’Эстен и Сильвия Кристель - история любвиВалери Жискар д’Эстен был самым молодым членом кабинета министров в годы правления генерала де Голля. Тогда он славился своей потрясающей способностью держать в голове все основные цифры французского государственного бюджета. Когда де Голлю, который терпеть не мог заниматься вопросами хозяйствования, задавали какой-нибудь вопрос, связанный с экономикой и финансами, то он неизменно отвечал: «Обратитесь к Жискару — у него хорошая голова». Родился этот «памятливый» человек в германском городе Кобленце в семье чиновника французской оккупационной администрации. В юности Валери Жискар д’Эстен участвовал в движении Сопротивления, а в 1950-х годах, по окончании Политехнической школы и Высшей школы управления, сделал быструю политическую карьеру. В двадцать девять лет он стал депутатом Национального собрания, а в тридцать шесть — самым молодым в истории Франции министром финансов. Уже тогда он ратовал за объединение европейской и мировой экономики (то, что принято называть экономической интеграцией). В 1974 году, после смерти президента Жоржа Помпиду, были назначены внеочередные выборы, и Жискар победил другого претендента — Франсуа Миттерана. Жискар был президентом Франции с 1974 по 1981 год, и его семилетнее правление было весьма неоднозначным.

С 1975 года, после предложенной Жискаром д’Эстеном встречи в Рамбуйе, переговоры глав индустриально развитых стран стали регулярными, и процесс объединения значительно ускорился. Однако в самой Франции популярность Жискара к концу 1970-х годов резко упала. Хоть д’Эстен и мог держать в голове несметное количество цифр, но, как говорил тот же де Голль, он не понимал народа. Народ же, в свою очередь, не понимал реформ, которые проводил президент.

Потому на выборах 1981 года Жискар д’Эстен проиграл своему бывшему противнику Франсуа Миттерану. А потеряв пост президента, он и вовсе перестал быть серьезной политической фигурой. О Жискаре д’Эстене вспомнили лишь в 2001 году, когда он возглавил Конвент Евросоюза, главной задачей которого стала подготовка Конституции объединенной Европы.

Но не только политическими успехами и провалами был знаменит бывший президент Франции. Его известности (пусть и несколько скандальной) весьма способствовал роман с Сильвией Кристель, актрисой, сыгравшей Эммануэль — секс-символ той эпохи. Эта весьма посредственная актриса и невероятно чувственная женщина в 70-е годы прошлого столетия волновала воображение миллионов мужчин во всем мире!

Этот роман начался еще до того, как д’Эстен стал президентом Франции. Однако и после своего избрания он не стал ничего менять в их отношениях. «Сильвия не жила в Елисейском дворце. В этом не было необходимости, — вспоминал один из старых друзей президента. — Валери не скрывал своих отношений с Сильвией, впрочем, как и с другими своими пассиями». В их отношениях изначально было установлено правило: никакой конспирации, все предельно открыто и прозрачно. Сильвия приглашалась на все официальные мероприятия. Она часто играла роль хозяйки на приемах, которые устраивал президент. Кристель хорошо знали и за границей, поскольку господин президент регулярно брал ее с собой в зарубежные поездки.

И ни одна газета не кричала по этому поводу, не печатала возмущенные статьи, а журналисты не подстерегали их на каждом углу, чтобы сделать скандальную фотографию. Зачем шуметь о том, что и так всем известно?

Даже знакомство Сильвии со многими другими важными персонами не будоражило бульварную прессу — и это ни для кого не было секретом.

В конце июня 1974 года весь Париж был обклеен рекламными плакатами нового фильма «Эммануэль». Плакаты эти больше походили на обложку «Плейбоя»: в плетеном кресле сидит молодая женщина с лицом порочной девочки, на ее обнаженной груди — жемчужные бусы. Сразу после премьеры разразился скандал «в благородном семействе» кинематографистов: пожалуй, впервые столь откровенная картина «про это» была показана на широком экране, а не в специальных кинозалах для проката порнофильмов. Пока критики возмущались и стыдили, публика валом валила в кинотеатры — всего за несколько недель показа фильм побил все рекорды кассовых сборов. А потом «Эммануэль» вошла и в Книгу рекордов Гиннесса, поскольку продержалась на парижских экранах одиннадцать лет!

Когда съемочная группа приступала к работе над фильмом, никто не мог и мечтать о таком бешеном успехе. Поскольку сюжет фильма по роману Эммануэль Арсан (это, конечно же, псевдоним) был слишком уж пикантным и двусмысленным, готовились скорее к скандалу. Сексуальные похождения молодой женщины не брался перенести на экран ни один известный режиссер. Рискнул поставить фильм далекий от кинематографа человек — фотограф Жаст Жекин. Собственно, ему это предложили сделать продюсеры.

«Я понимал, что главной приманкой фильма будет актриса, которая сыграет Эммануэль. Обращался с предложениями ко многим известным актрисам. Но они слишком дорожили своей репутацией и не пожелали сниматься обнаженными в картине с таким сценарием», — рассказывал позднее режиссер. В поисках актрисы он объехал всю Европу и лишь в Амстердаме встретил подходящую девушку. Она, на взгляд Жекина, вполне могла бы стать Эммануэль. Больше всего в облике Сильвии Кристель его поразило сочетание невинности и порока. У нее были все данные, чтобы соответствовать идеалу почти любого мужчины: длинные ноги, самый подходящий рост, красивая грудь, пухлая нижняя губа с продольной ложбинкой, большие глаза сине-серо-зеленого оттенка и глубокий вибрирующий голос, который называют виолончельным.

Когда Жекин предложил Сильвии сниматься, она с готовностью согласилась, задав только один вопрос: «Где будем снимать?» — «В Таиланде». — «Отлично!» — сказала она.

Еще бы ей было не согласиться. Сильвия всю жизнь мечтала о кино. Ей казалось, что это единственный способ вырваться из опостылевшего быта в другой, лучший, красивый мир.

Сильвия родилась 28 сентября 1952 года в провинциальном голландском городе Утрехте в семье владельцев гостиницы. С детства родители приучали Сильвию к мысли, что ее судьба — это помогать им содержать гостиницу. Только сначала требовалось немного поучиться, а потом можно было и приступить к заветной цели — работе горничной или официанткой.

Учиться ее отдали в закрытый религиозный пансион. Сильвия еще долго с ужасом вспоминала нравы, царившие в этом учебном заведении. Там не разрешалось практически ничего, а отдых или развлечения были строжайше запрещены. Даже смотреть на собственное тело считалось чуть ли не смертельным грехом. «Когда мне удалось оттуда вырваться, я постаралась как можно скорее все с себя скинуть, и одежду в том числе», — сказала в одном из интервью Сильвия.

В семнадцать лет, окончив пансион, она уехала из Утрехта и начала сама зарабатывать себе на жизнь. Работала официанткой (только бы не дома!), сиделкой, продавщицей, мойщицей автомашин на бензоколонке, секретаршей. Потом стала манекенщицей. А в 1972 году, после того как она заняла первое место на всеголландском конкурсе «Мисс телевидение-72», постепенно стала осуществляться ее мечта — Сильвию стали приглашать в кино. Но эпизодические роли, которые ей предлагали, не приносили ни славы, ни денег. В том же году она снялась в голландском фильме «Из-за кошек», в 1973 году — «За глухим забором». И вот тут произошла встреча с Жастом Жекином.

В 1973 году ему было уже тридцать три года. К этому времени он успел перепробовать множество профессий, но ни в одной особенно не преуспел. В девятнадцать лет он отправился фоторепортером на алжирскую войну. Вернувшись, стал работать художественным редактором журнала, дизайнером, скульптором, затем попробовал себя в качестве комментатора гонок Формулы-1, потом опять занялся фотографией. А в достопамятном 1973 году ему предложили попробовать себя в качестве режиссера… Жаста ничуть не устрашило, что другие режиссеры отказались от фильма. Он взялся за работу и — выиграл! Фильм принес Жасту Жекину мировую славу — он попал, что называется, в яблочко. Затем Жекин снял еще несколько картин: «История О.», «Мадам Клод», «Любовник леди Чаттерлей», «Последний романтический любовник», «Девушки», в которых уже не гнушались сниматься известные актеры и актрисы. Но ни один из этих фильмов не смог повторить успех «Эммануэль»…

Позже в разных интервью Сильвия Кристель по-разному объясняла свое согласие сняться в фильме «Эммануэль»: «Мне очень понравилась идея картины: показать женщину нового типа, свободную от предрассудков и ханжеских запретов»; «В 1973 году съемки в фильме «Эммануэль» были поступком. Мне показалось, что этот фильм сыграет большую роль в освобождении Человека»; «Я хотела показать красоту женского тела и искусство владеть им».

Она назвала и еще одну причину, по которой согласилась сыграть Эммануэль: «Одна из причин, по которой я согласилась играть в фильме, — это желание привлечь внимание моего отца».

Внимание отца она действительно привлекла. Он был вне себя от гнева, когда узнал, что дочь снялась в таком фильме, и пригрозил потребовать через суд, чтобы она сменила фамилию. Мать Сильвии отреагировала несколько мягче — она просто отказалась смотреть фильм.

«Сразу после выхода фильма меня третировали, как последнюю сучку», — признавалась в одном из интервью Сильвия Кристель. Однако скандал быстро сошел на нет. Фильм, как мы уже говорили, побил все рекорды кассовых сборов, а сама Сильвия стала фантастически популярной. Случилось то, о чем она мечтала с детства: фильм принес ей славу, богатство, открыл двери в богемные круги Европы и Голливуда. У нее было огромное количество поклонников и, как ни странно, поклонниц. Женщины присылали Сильвии письма с благодарностью за откровенность и эротическую смелость, присылали ей подарки, цветы и… делали довольно непристойные предложения.

Но вся эта шумиха и неожиданно свалившаяся популярность не сделали Сильвию счастливой в любви. Конечно, у нее было множество поклонников, но они видели в ней не Сильвию Кристель, а Эммануэль. И постепенно Сильвия полностью вжилась в роль. Правда, ей это было не очень-то сложно — она и в реальной жизни предпочитала всем прочим занятиям любовь. Сильвия выходила замуж, разводилась, а в промежутках между браками крутила интрижки с первым встречным.

Иногда она все же посвящала время работе. У Кристель было еще несколько неплохих ролей: Мата Хари в фильме 1985 года; она прилично сыграла в «Любовнике леди Чаттерлей»; прогремела в «Обнажающей бомбе». Но все это — лишь вариации на тему «Эммануэль». Ничего нового она больше в кино не сказала. И не показала.

Обновляла она только своих мужей и любовников. А сейчас вспоминает о них так, будто это безымянные, бесплотные тени, скользнувшие по ее жизни и не оставившие следа. В одном из недавних интервью Сильвия Кристель признавалась, что никогда не была счастлива в личной жизни. О своих мужчинах она говорит так: «Их было много. Был отец моего сына Хуго Клаус, мы с ним прожили пять лет. Потом был английский актер — очень красивый, но со сложным характером. Был американский муж, с которым мы зарегистрировались официально. Был француз — Филипп Блот, тоже официальный муж. И еще были… Всех не помню. Мой статус европейской звезды дал мне возможность заводить романы, приобретать богатый сексуальный опыт. У меня было не так уж много партнеров — не больше пятидесяти. Я спала с Роже Вадимом, Уорреном Битти, Аленом Делоном, со многими другими знаменитыми мужчинами. Во время особо скучных съемок закручивала романы с кем попало — с техниками, осветителями».

Интересно, что, перечисляя своих мужей и любовников, Сильвия Кристель не упомянула об одном человеке — президенте Франции Валери Жискаре д’Эстене. Но, похоже, этот роман окружал «заговор молчания»… При том, что о нем все знали.

Начался этот роман сразу после выхода фильма на экраны (как вы помните, д’Эстен тогда еще не был президентом). Избрание Валери главой государства ничего не изменило в их отношениях, только адрес встреч.

Во времена его правления Францией Сильвию называли официальной любовницей президента. Прежде, при всей свободе нравов французских президентов, никто из их любовниц не позволял себе открыто демонстрировать свои отношения с первым лицом государства. Она была первой. Однако через какое-то время сложившаяся, достаточно двусмысленная, ситуация стала тяготить Сильвию, и Жискар д’Эстен, не задумываясь, переключился на другую пассию, благо, у него всегда их было немало.

А Сильвия в 1975 году вышла замуж за писателя Хуго Клауса и через год родила ему сына Артура. Даже из рождения ребенка Сильвия умудрилась сделать шоу. Сначала она сфотографировалась голой на последнем месяце беременности и опубликовала снимки в одном из глянцевых журналов. А потом сняла рождение своего сына на видео и часто, к немалому смущению гостей, показывала этот фильм на домашних вечеринках.

В конце 70-х годов, поняв, что если она не снимется в очередном кассовом фильме, о ней очень скоро забудут, Сильвия Кристель решила отправиться в Голливуд. Она оставила сына Артура на попечение своей матери и отбыла в Новый Свет. Однако, к ее удивлению, голливудские режиссеры не выстроились в очередь с предложениями главных ролей в суперфильмах. За несколько лет она снялась всего в двух картинах, которые фурора не произвели. И тогда она вновь все свое время посвятила любимому занятию (все равно работы не было): она начала крутить романы, заводить интрижки с кем только можно, между делом посещать богемные вечеринки, иногда — выходить замуж. Однако и любовные похождения не доставляли ей прежней радости (в Европе все было как-то иначе…).

Воспоминания о жизни в Голливуде у Сильвии Кристель остались самые безрадостные: «Известность повлияла на меня отрицательно, хотя у славы были и преимущества: деньги, выгодные знакомства, дорогие отели, рестораны, яхты, виллы. Но я чуть было не превратилась в наркоманку. Принимала кокаин по грамму в день. Пережила тяжелый период банального запоя». Мало того, третий, американский, муж Сильвии промотал все ее состояние в 1,5 миллиона долларов — деньги, полученные от съемок в нескольких фильмах и от их проката. Она осталась без работы и без гроша в кармане. Ей пришлось вернуться в Голландию и помогать сестре, которая унаследовала семейный отель.

Правда, в конце 80 — начале 90-х годов она вновь оказалась востребованной как актриса, снялась в нескольких картинах, в том числе и у известных режиссеров — «Казанова», «Частные уроки» с успехом прошли по европейским экранам. Но уже конец 90-х годов стал для Сильвии временем полного забвения. Она время от времени появляется на кинофестивалях, дает интервью, с тоской вспоминая о том времени, когда главная роль в фильме никому не известного режиссера в один день превратила ее из ученицы религиозного пансиона в секс-символ и о ней мечтали мужчины всего мира.

Несколько лет назад Сильвия Кристель перенесла онкологическую операцию, прошла серьезный курс лечения, но ей удалось вылечиться. Сейчас она живет в скромной квартире в Брюсселе и зарабатывает на жизнь продажей своих картин — акварелей в жанре ню. «Женское тело — это единственное, что я умею рисовать, но за это неплохо платят», — признается Сильвия. Она считает, что идеально подошла на роль нимфоманки только потому, что «ничем, кроме любви, никогда в жизни не интересовалась»…

Из книги Каринэ Фолиянц «Разум и чувства. Как любили известные политики»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *